Курсы валют

Доллар США
2.5658
Евро
Российский рубль

Погода

6..8 °C

История

«Женщины руин»: правда и мифы

Image 8087

Женщины, расчищающие развалины немецких городов после Второй мировой войны, поднимающие тяжелые булыжники, разбирающие груды камней голыми руками, работающие самоотверженно и с оптимизмом, — такая картина прочно укрепилась в коллективной памяти нескольких послевоенных поколений в Германии.

Такими немки предстают в рассказах очевидцев и на оригинальных фотографиях, распространяемых в СМИ, такими они запечатлены на памятниках, установленных во многих немецких городах. В понятии Trьmmerfrauen — «женщины руин», как принято в Германии называть женщин послевоенных лет, содержится отсылка и к тяжелому труду, и к послевоенной разрухе, и к восстановлению страны. Одним словом, это поколение героинь, расчистившее путь к немецкому «экономическому чуду».

Image 8090

Однако что в этой картине правда, а что — преувеличение? Этим вопросом занимается историк Леони Требер. В 2014 году была опубликована ее книга «Миф: женщины руин», в основу которой легла ее кандидатская диссертация. «При расчистке развалин в немецких городах женщины играли лишь второстепенную роль» — так сформулировала Леони Требер свой главный вывод в интервью новостному агентству epd.

Историк приводит следующие факты: даже в Берлине, где на расчистке разрушенных во время войны домов было задействовано сравнительно много — 60 тысяч работающих до изнеможения женщин, их численность составляла всего пять процентов горожанок. То есть о массовом феномене говорить тут не приходится. В британской оккупационной зоне, по данным Леони Требер, на разборе развалин трудилось всего 0,3 процента женского населения города.

Результаты исследования оказались неожиданными даже для нее: «Я тоже поначалу верила, что существуют свидетельства о многочисленных «женщинах руин« в Германии. До тех пор, пока мне не бросилось в глаза, как мало известно о самом процессе расчистки городов в послевоенные годы». Темой, которая до сих пор оставалась белым пятном в истории, Леони Требер занимается с 2005 года.

За расчистку руин отвечали, прежде всего, строительные фирмы, у которых было необходимое для этого оборудование. «Если бы эту работу делали женщины с ведрами в руках, у нас до сих пор повсюду были бы развалины», — считает Требер.

Правда, строителям-профессионалам на самом деле требовалась помощь, чтобы ликвидировать горы мусора общим объемом в 400 миллионов кубометров. После 1945 года на эту работу отправляли военнопленных и бывших членов гитлеровской партии НСДАП. Но их усилий было недостаточно, поэтому с призывом о помощи обратились к местному населению. На западе Германии люди оказывали помощь добровольно, в советской оккупационной зоне это зачастую вменялось в обязанность.

Участвовать в расчистке развалин немцы не спешили. Работа эта была тяжелой, опасной, да и воспринимали ее как наказание, говорит историк. В Нюрнберге, например, призыву городских властей выйти на уборку улиц последовали всего 610 мужчин. Тогдашний руководитель строительного ведомства назвал этот результат «постыдным» и посетовал на «безразличие горожан».

В Берлине к работе по очистке города женщин привлекли, включив их при распределении продуктов питания во вторую по величине льгот категорию. А для того, чтобы добровольных помощниц было как можно больше, СМИ намеренно распространяли картину веселых, улыбающихся и бодро работающих девушек, подчеркивает Леони Требер.

В ГДР образ «женщины руин» служил стимулом для представительниц слабого пола к тому, чтобы получить традиционно мужскую специальность. А в Западной Германии о нем очень скоро забыли. «Тяжело работающая, уверенная в себе и эмансипированная женщина не соответствовала консервативному образу женщины 1950-х годов», — говорит историк.

В 1980-х, когда ученые обратилась к роли женщин в истории, заговорили о «героинях восстановления страны». «Женщины руин» вновь стали популярной темой. Свою лепту в укрепление этого образа в сознании немцев внесла и дискуссия об учете времени ухода за детьми при начислении пенсии представительницам старшего поколения.

«После воссоединения Германии никто не ставил под вопрос образ самоотверженной «женщины руин», — отмечает Леони Требер. — Дело в том, что он является общим в культуре памяти как в восточной, так и в западной части страны». Результаты исследовательской работы историка не у всех находят понимание, потому что они заставляют пересмотреть укоренившийся в сознании миф. «Конечно, в Германии были сильные женщины, которые активно трудились на расчистке развалин после войны, — говорит Леони Требер. — Но они были явно в меньшинстве, и далеко не всегда они разбирали руины охотно и по собственному желанию».

Deutsche Welle

Добавить комментарий