Курсы валют

Доллар США
2.4214
Евро
Российский рубль

Погода

15..17 °C

История

Охота на волков

Image 4410

…Ранним утром 22 февраля 1942 года по тихим московским улочкам ехали три грузовые машины, в которых находились 44 человека. Это был разведывательно-диверсионный отряд «Боевой», направлявшийся в тыл врага. Автомашины доставили людей к фронту и вернулись в Москву, а бойцы отправились к передовой на лыжах и перешли линию фронта. 

Через несколько дней пути отряд разместился в лесу у деревни Шаперня Россонского района. Перед отрядом стояла задача максимально перекрыть движение на железнодорожных линиях Двинск (Даугавпилс) — Полоцк и Полоцк — Невель. Вскоре один за другим полетели под откос вражеские эшелоны, срывая планы по доставке на фронт боевой силы и вооружения…

Понятно, что главная цель «Боевого» на оккупированной территории — разведывательная и агентурно-оперативная работа. В Минске, Борисове и Орше дислоцировались абверкоманды, входившие в систему военной разведки. «Сатурн» — это позывной абверкоманды 103, разведшкола которой размещалась в Печах (район Борисова). Свой кровавый след оставили у нас айнзатцгруппы полиции и службы безопасности, которыми руководил оберштурмбанфюрер СС Штраух. Его штаб и штаб полиции «Россия-Центр» с начала войны находился в Могилеве, а с 1943 года — в Минске. Органами полиции безопасности СД руководил штандартенфюрер СС Пифрадер. Ее подразделения дислоцировались во всех белорусских городах и райцентрах. Кстати, по состоянию на май 1943 года в СД работало 1100 местных жителей. Тайная полевая полиция имела свои группы в Минске, Витебске, Орше и Могилеве. В 1942 году их число на территории республики увеличилось до восьми. Боролись против партизан и подполья жандармерия, гестапо, криминальная полиция, служба порядка и вспомогательная полиция.

Командир отряда «Боевой» Василий Хартулари еще при формировании ОМСБОН выделялся среди спортсменов-добровольцев не только удивительной легкой и уверенной походкой, пристальным взглядом и мгновенной реакцией на любой звук, но и наградой: на гимнастерке блестела серебряная медаль Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. По ней его новые товарищи старались определить профессию известного лыжника, но в своих предположениях все были далеки от истины. Василий Михайлович родился в семье офицера русской армии. Его отец — генерал-майор, участвовал в русско-японской и русско-германской войнах. До гражданской не дожил: умер от последствий тяжелых ранений. Он хотел видеть сына военным. Мать — Зинаида Михайловна — была против этого. Являясь племянницей Веры Засулич, она разделяла ее революционные убеждения и была против всяких войн.

Когда свершилась Октябрьская революция, ему было пятнадцать лет, но он добровольно ушел на фронт с Первой конной. В 1924 году демобилизовался из Красной Армии, занялся охотой и стал лучшим в Советском Союзе специалистом по истреблению волков. Нет никакого сомнения в том, что талант охотника помогал командиру Хартулари и в охоте на немецких диверсантов, и во многих других делах. Подтверждение тому — документальная архивная статистика боевых операций:

«…Всего за время активных действий в тылу противника спецотряд «Боевой» пустил под откос 125 эшелонов противника, уничтожил и повредил 102 паровоза, 1.058 вагонов и платформ, три бронепоезда, 113 автомашин и мотоциклов, четыре бронемашины, восемь танков, один самолет. Взорвал и сжег 78 мостов и 16 воинских складов с боеприпасами, разрушил свыше девяти километров железнодорожных путей. Был проведен 31 бой с оккупантами. При непосредственном участии тов. Хартулари созданы шесть партизанских отрядов, насчитывавших в своих рядах более 450 человек…».

Image 4411

Никакими критериями нельзя измерить ценность и объем разведывательной работы и проведения оперативных операций по выявлению вражеских агентов и диверсантов. Статистика этого «участка работы» «Боевого» до сих пор находится под грифом секретности. Однако в мемуарных изданиях ветеранов-разведчиков «Боевого» и в некоторых документальных источниках приводятся факты «провалов по женской линии».

«Стася» — одна из довольно хитроумных многоходовых операций абвера, заключавшаяся в попытке внедрения в «Боевой» своей опытной агентуры. Партизанский агент «Стася» находилась на связи у оберфельдфебеля Штаха из абвера. Потому-то и не взрывались на железной дороге магнитные мины, которые она приносила подпольщикам от партизан «Боевого».

В середине мая 1943 года успех, казалось, сопутствовал абверу, в чем мог убедиться Штах, читая сообщение своего лучшего агента «Стаси»:

«…Группа, в которой нахожусь, является составной частью отряда «Боевой». Состоит из 60 человек. Задача группы — разведывательно-диверсионная. Вооружение: 6-7 пулеметов ручных, столько же автоматов, остальные — винтовки. База отряда находится между хуторами Выспа и Весенча. Днем выставлен один пост, ночью — два. Землянок — пять. Группой командует старший лейтенант Сева, командиры разведки — Кустов, Плотников, Заботин. Командирами взводов являются Лопоухов и Вогульский. Имеется рация, работает с 13.30 до 16 часов ежедневно. Наиболее удобный подход к группе — через хутор Выспа или по большаку из гарнизона Рудники. Штаб отряда находится в Бегомльском районе…»

Надо отдать должное «Стасе»: ее разоблачили и арестовали только в 1944 году.

...Долго не могли раскрыть агента-связника абвера — повариху из «Боевого» Марию Семенову. Эта милая женщина, пережившая ужас ареста гестапо в Минске (по легенде внедрения), вызывала у окружающих уважение и сочувствие (в тюрьме погибли ее родители и брат). Василий Хартулари заметил ее странный интерес к радиостанции и оперативным картам… На первом же допросе она во всем созналась и выдала еще 17 известных ей агентов в Рудницком районе Литвы и в местечке Белые Берега Брянского района…

Некоторые исследователи деятельности спецотрядов считают, что и сам командир Хартулари был убит женщиной — агентом абвера.

…Начальник штаба одного из партизанских отрядов Семен Поплавский и командир отряда «Боевой» Василий Хартулари оказались недалеко от места базирования в деревне Пыжи в семье Шаблинских. Там они бывали часто: обе дочери хозяйки периодически забирали «посылки из леса» нужным адресатам. Старшая дочь Глафира попросила у Василия Михайловича «посмотреть» маузер. Хартулари напомнил ей, что надо вынуть затвор. Он наблюдал за действиями девушки, которая начала чистить оружие. На минуту отвлекся на голос хозяйки. Один патрон оставался в канале ствола. Глафира нечаянно (?) нажала на курок. Пуля попала Хартулари точно в правый висок…

Доказать умышленное убийство командира так и не удалось. Все списали на трагическое стечение обстоятельств. Однако девушки внезапно исчезли из деревни вместе с матерью. Больше их никто не видел…

Светлана Балашова

Добавить комментарий