Курсы валют

Доллар США
2.3977
Евро
Российский рубль

Погода

16..18 °C

Главные события

Кто должен править

Image 7917

Есть ли тайное знание, которое простым смертным не доступно?

В связи с пандемией коронавируса и идущим с ней в ногу (или опережающим ее) экономическим кризисом появилось много статей, телепередач и видео в интернете о том, как в скором времени изменится мир, в котором мы привыкли жить.

Хоронят глобализацию и превозносят национальные государства. Критикуют демократическую Европу за неумение действовать в экстренной ситуации, из чего приходят к выводу, что ее время как мирового игрока минуло. Зато восхищаются эффективностью механизма власти и медицинской системы авторитарного Китая, который, спешат сообщить стратеги, вместе с США и Россией уже в ближайшем будущем станет политическим, экономическим и военным начальником третьей части планеты. Однако при этом есть мнение, что Китай преувеличил свои успехи в борьбе с вирусом, а теперь будет «сочинять сказки» про восстановление своей экономики.

Также обещают конец эры нефти, шестой технологический уклад, когда почти все люди сидят в интернете и вместо них работают роботы. Еще говорят про смерть среднего класса, безработицу и даже голод; о том, что, как всегда, богатые станут богаче, бедные — беднее. Им отвечают из другого лагеря: «Нет! Все будет с точностью до наоборот, ведь пандемия показала, как нам не хватает солидарности и доверия».

Коронавирус поставил вопрос о выживании всего человечества, поэтому от чрезмерной конкуренции мы непременно будем идти к углублению разностороннего взаимовыгодного сотрудничества как в международном масштабе, так и внутри отдельных наций-государств...

Словом, много чего пишут и говорят, всего в одной статье не перескажешь.

Политики против избирателей: масштабы проблем

И вот, начитавшись и наслушавшись про наше ужасное или, напротив, многообещающее будущее, я вдруг вспомнил, как лет семь назад по приглашению фонда Конрада Аденауэра в составе группы белорусских журналистов, экспертов и политиков был в Берлине. Точнее, вспомнил не всю программу поездки, а конкретную встречу с депутатом бундестага. Кто-то спросил его: «В Беларуси люди не очень понимают, какой депутат за что отвечает. Нужен ремонт в подъезде — человек обращается к депутату парламента, а не к районному или городскому. У вас то же самое?»

Немец сказал примерно так: «Дело в том, что сегодня политики часто принимают решения, понять необходимость которых рядовой гражданин не в силах, потому что не владеет всем комплексом информации. Но этот же гражданин голосует за нас на выборах и хочет, чтобы его депутат что-то сделал лично для него. Мне недавно позвонила пожилая фрау и сообщила, что возле ее дома уже несколько недель не горит фонарь. У нее с выборов осталась листовка, там был номер моего телефона. Что делать? Я связался с партийной ячейкой района, где живет фрау, и местный депутат от нашей партии решил проблему с фонарем».

В демократической Германии избиратели, стало быть, не сильно отличаются от избирателей в авторитарной Беларуси, а сам герр депутат — хороший человек, готов даже фонарь для пожилой фрау зажечь, несмотря на то, что занят решением вопросов национальной и международной важности.

Но меня в этом рассказе зацепили слова о том, что граждане, вообще говоря, не могут заявлять о своих требованиях выше бытового уровня, так как они ничтожно мало смыслят в современных политических, экономических и социальных процессах. Он объяснил такое положение дел отсутствием у обывателей всей информации и, соответственно, возможности ее должным образом интерпретировать, но, по сути, сам того не желая, провел непреодолимую границу между теми, кто управляет, и теми, кем управляют.

Ведись та беседа в бундестаге в конфликтном ключе, то следующий вопрос к депутату мог бы прозвучать со всей пролетарской прямотой: «Ну, а ты сам давно таким информированным и продвинутым стал? С рождения, пятого класса школы, третьего курса университета или после того, как тебя на выборах в партийный список внесли?»

Это не личный выпад, это выпад против системы. Выпад против политики, которая в буквальном смысле парализует, как раньше выражались, живое творчество масс.

И в «советской» Беларуси ленинская кухарка не рулит

22 апреля исполнилось 150 лет со дня рождения Владимира Ульянова-Ленина. Многие, вспоминая его политические воззрения, любят иронизировать относительно «кухарки во главе государства».

На самом деле в статье «Удержат ли большевики государственную власть?» Ленин писал следующее: «Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. […] Но мы … требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно… начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту».

Таким образом, разговор не о том, что всякий лентяй, который не желает получать знания о государственном управлении, имеет право занимать чиновничью или депутатскую должность, но о том, что как можно большее число граждан надо обучать управлению государством (разумеется, из тех, кто имеет склонность к такому типу деятельности). В работе «Государство и революция» он пишет о выборности и сменяемости в любое время любых должностных лиц. Да, теорию невозможно прямо, без корректировок, обусловленных ситуацией, употребить в жизни, но важен сам принцип.

А что наши, белорусские депутаты, они тоже владеют неким тайным знанием, которое простым смертным не доступно? Вот, к примеру, Александр Маркевич, депутат Палаты представителей от Ивьевского избирательного округа. Он уже во второй раз попал в парламент. За это время (четыре года) население Ивьевского района уменьшилось на восемь процентов: старики умирают, молодежь уезжает по причине безработицы.

Конечно, бывший начальник Сморгонской пограничной группы не может лично создать 1000 рабочих мест. Но что он делает для преломления тенденции? На мой взгляд, ничего. Тогда зачем второй раз пошел в депутаты?

Или возьмем тот же «декрет о тунеядцах». Да будь вместо господина Маркевича депутатом повар школьной столовой, она бы с трибуны парламента криком кричала: «Что вы делаете! У нас куча народу на заработках в России и Польше или пашут на своих участках! Вы же заставляете их платить за то, что они не могут устроиться на работу в Беларуси!» Согласитесь, на вес золота такая кухарка была бы как депутат, а полковник-пограничник пусть бы и дальше на литовцев в бинокль смотрел.

Кстати, одним из инициаторов «налога на тунеядцев» был Михаил Мясникович. Вот его краткий послужной список: руководитель Администрации президента, глава Академии наук, премьер-министр, председатель Совета Республики.

Повар из школьной столовой выпала бы в осадок: «Столько лет на госслужбе — и додумался до такого?!»

Ну, а финальную подпись под злосчастным декретом кто поставил? Вчерашний таксист? Нет, тот, у кого на момент подписания декрета президентский стаж был 22 года. Он же недавно предлагал защищаться от вируса игрой в хоккей и поездками на тракторе.

Чья власть: масс или самозваной элиты?

Глава Сбербанка России Герман Греф, выступая в 2012 году на Петербургском экономическом форуме, среди прочего сказал: «Вы говорите страшные вещи. Вы предлагаете передать власть фактически в руки населения. Как только простые люди поймут основу своего Я, самоидентифицируются, управлять, то есть манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело. Люди не хотят быть манипулируемыми, когда имеют знания».

Вот признайтесь, чьи слова вам по душе: большевика Ленина или антикоммуниста Грефа?

Хорошо, допустим, уже с осени мы будем жить в радикально другом мире (в каком другом — вариантов, повторимся, предлагается много). А вот те, кто управлял нами, скрывал от нас информацию, просто лгал нам о состоянии дел в экономике и социальной сфере, прямо или косвенно эксплуатировал нас, убеждал на всевозможных форумах и через СМИ, что они знают, как надо, и нам особенно не о чем беспокоиться, вот все они — сегодняшние депутаты бундестага или конгресса, белорусские депутаты, чиновники и президент, политики и бюрократы прочих государств, а также владельцы и руководители больших корпораций, экономические гуру, политические и социальные эксперты из самых раскрученных университетов и фабрик мысли — они тоже изменятся радикально?

Проще говоря, станут ли они делиться властью или, напротив, укрепят барьеры на пути получения широкими массами информации и знаний, позволяющих принимать важные для общества решения?

Казалось бы, современные технологии (доступ к данным, их хранение, скорость их обработки и передачи) говорят в пользу первого. Но перечисленные нами деятели, полагаю, выберут второе (господин Греф выдал их с головой).

Что им может помешать? Только несогласие тех самых широких масс быть в стороне от принятия решений. Но чтобы массы проснулись, их должно хорошо «долбануть». Коронавирус, на мой взгляд, с такой задачей не справится. Пробудит ли народы экономический кризис? Лично я хотел бы дожить до такого пробуждения.

Игорь Драко

Читайте также в рубрике «ВЗГЛЯД И ГОЛОС»:

Петр Кузнецов. Система «ниппель»

Альгерд Бахаревич. Если бы прошлой осенью… Карантин как возвращение

Александр Федута. Игра престолов XXI век

Виталий ЦыганковМир после коронавируса

Добавить комментарий