Курсы валют

Доллар США
2.5862
Евро
Российский рубль

Главные события

Головой работать надо!

Image 8021

Чем нынешняя ситуация отличается от ситуации 2015 года? Тем, что «достал». Причем не только молодых, образованных жителей больших городов... «Достал» и социальную периферию

Начну с цитаты, которую я позаимствовал у российского психолога Анастасии Никольской: «Вы знаете, общество перестало быть инфантильным. Буквально утром я брала интервью у женщины, которой 88 лет. У нее, как она говорит, хорошая жизнь, и поэтому она за Путина. А в конце нашей беседы она вдруг говорит фразу, совершенно меня поразившую: «Но, с другой стороны, я понимаю, что мы из прошлого века. И президент из прошлого века. Вам нужен другой президент».

С более глубоким анализом разворачивающихся на наших глазах событий мне за последние несколько месяцев ознакомиться не довелось. С одной стороны, многочисленные факты пробуждения белорусского общества налицо. Но у медали имеется и обратная сторона. Каким в конце 90-х годов прошлого века белорусское общество заснуло, таким оно и проснулось. Эти же факты в очередной раз подтверждают, что летаргический сон с точки зрения вхождения в современность — потерянное время.

«Никто на даст нам избавленья, ни бог, ни царь и не герой, добьемся мы освобожденья своею собственной рукой», — пели коммунисты на своих партийных посиделках. Однако судить коммунистов следует не по словам, а по делам. Соединив не два, а три в одном (бог+ царь+герой= вождь), они научились выпекать массовую потребность в вождях как горячие пирожки.

Современные национальные лидеры, в изобилии расплодившиеся на постсоветском пространстве, замешаны из того же социального теста, лишенного собственной субъектности. И выпекаются они по технологии, описанной еще в работах Ленина—Сталина.

Доказательством правоты столь невеселого обобщения служит популярность вопроса «Если не он, то кто же?». Задают его только неспособные понять, что перемены не могут быть дарованы решениями сверху.

«Нация — это ежедневный плебисцит». Этому определению нации французского философа и писателя Эрнеста Ренана скоро исполнится 150 лет. Если добавить к нему определение нации американского социолога Карла Дейча («Нация — это общество, овладевшее государством»), то бессмысленность вопроса «Если не он, то кто же?» становится очевидной.

Письма из деревни

Чем нынешняя ситуация отличается от ситуации 2015 года? Тем, что «достал». Причем не только молодых, образованных жителей больших городов («меньшинство»). «Достал» социальную периферию («большинство»), основу которой составляют зависимые от государственных щедрот пожилые, с низким уровнем образования жители белорусской глубинки.

Типичные представители «меньшинства» и в «тучные» нулевые годы не голосовали за уникальную личность, вышедшую из гущи народа. Что касается их оппонентов, то им потребовалось почти десять лет экономической стагнации, чтобы начать разочаровываться в своем кумире.

Но дело не в абсолютных цифрах, отражающих динамику реальных доходов населения. Любая официальная статистика — всегда про среднюю температуру по больнице. Так уж устроен человек, что свои доходы он оценивает через доходы соседа. Поэтому не случайно зависть включена в список семи смертных грехов, и единственное, что может препятствовать ее росту, — это справедливость. Однако легко провозгласить курс на справедливость, но сложно ему следовать.

К каким политическим последствиям может привести ущемленное чувство справедливости, публицист Александр Энгельгардт описал в своих «Письмах из деревни» (1872—1887): «В сознании народа царь хочет, чтобы всем равно, потому что всех он одинаково любит, всех ему одинаково жалко. Функция царя — всех равнять».

Осознание крестьянами неспособности царя выполнять свою основную функцию и привело к революции в начале XX века. Но отказ конкретной персоне в праве выступать в роли «поравнителя», как показали дальнейшие события, не означал, что одновременно не начался мучительный поиск его более успешного преемника. И так как свято место пусто не бывает, много времени поиск не занял.

Общество жаждет чуда

Боюсь, что нынешние очереди в центре белорусских городов, порождены той же двойственностью: отказом нынешнему и одновременно поиском нового. Главной характеристикой нового должна быть НОВИЗНА (прошу прощения за тавтологию). Поэтому у примелькавшихся лиц нет никаких шансов на успех.

Для понимания происходящего необходимо уметь отличать влюбленность от любви. Дело тут не в глубине чувств. Ответ лежит в иной плоскости. В первом случае речь идет о чувствах к абстрактному, то есть малознакомому человеку, а во втором — к конкретному, с которым съеден пуд соли, а лучше два-три.

Недостаток информации влюбленные дополняют при помощи воображения. Поэтому нет ничего удивительного в том, что любовные лодки так часто разбиваются о быт.

Реальные характеристики претендентов вторичны. Общество просыпается. Оно еще теплое ото сна. Оно находится в состоянии, которое Борис Пастернак передал двумя гениальными строчками:

Легко проснуться и прозреть,
Словесный сор из сердца вытрясть…

Общество жаждет чуда. Многого для этого не требуется. Для начала необходимо повесить всех собак на того, кто достал. Понятно, что именно он виновен во всех наших бедах. Мы-то тут ни при чем. Мы всегда и все делали правильно, в том числе и не голосовали на выборах за кандидатов «вертикали». Это он неправильно считал наши голоса на 6 тысячах избирательных участков одновременно.

Общество жаждет чуда, но чудес в политике не бывает. Даже если под влиянием аффекта (лат. affectus — страсть, душевное волнение) иногда и удается прыгнуть выше головы, например, принять демократическую Конституцию, то всегда найдется тот, кто предложит ее улучшить.

Действие рождает противодействие. В расколотом белорусском обществе отклонение маятника в сторону интересов модернизированного «меньшинства» активизирует архаичное «большинство». Как это происходит на практике, мои сверстники имели возможность наблюдать в первой половине 90-х.

Но общество жаждет чуда, имя которому «Площадь». «Вот если выйдет одновременно 200 тысяч, то…» Рецепт этого чуда позаимствован у нашей южной соседки. Мыслить по аналогии — дело нехитрое. Но многие ли при этом понимают, что опыт Украины не может быть импортирован в силу существенных различий в природе политических режимов?

И тем не менее крот истории роет в нужном для «меньшинства» направлении. Кроту можно помочь, но для этого, как говорил популярный персонаж советских анекдотов Вовочка, «головой работать надо».

Сергей Николюк

Читайте также:

Кто в очереди крайний? За чем стоим?

Чей вирус дисциплинированнее?

Движение единственно правильным курсом — это наш крест

Один, совсем один…

Добавить комментарий