Курсы валют

Доллар США
2.6264
Евро
Российский рубль

Погода

8..10 °C

Главные события

От родительских подзатыльников к профессиональным ударам дубинками

Image 8189

Репрессивность — одна из базовых характеристик отечественной культуры. Кому, как не сенатору, брошенному на культуру, об этом не знать!

Полагаю, в переводного дурака играть умеют все. Это не покер и не бридж. Однако об уровне популярности этой игры не следует судить по количеству игроков, периодически берущих в руки карты. Число ее поклонников горазда шире, чем может показаться на первый взгляд.

В качестве доказательства приведу старый советский анекдот: «Голос Америки» спрашивает у «Армянского радио»: «Какая зарплата у советского инженера?» После трехдневной паузы «Армянское радио» дает ответ: «А у вас негров линчуют»».

Искусством игры в переводного дурака человек овладевает в раннем детстве. «Машинка сломалась», — заявляет карапуз, сломавший дорогую игрушку. Он употребляет возвратный глагол. Не имея ни малейшего понятия ни о глаголах, ни о их характеристиках, карапуз, тем не менее, пытается переложить свою вину за сломанную игрушку на… игрушку.

В особой чести переводной дурак у политиков. Поделюсь свежим примером.

27 сентября президент Франции Эмманюэль Макрон в интервью газете Le Journal du Dimanche высказал свое мнение по поводу событий в Беларуси. Ограничусь одним фрагментом интервью: «Это кризис власти, авторитарной власти, которая не может принять логику демократии и пытается удержаться при помощи силы. Очевидно, что Лукашенко должен уйти».

Ответ не заставил себя долго ждать: «Хочу сказать, что президент Франции, следуя собственной логике, должен был бы уйти в отставку еще два года назад — когда на улицах Парижа возникли протесты».

Если бы ожил на минуту памятник вождю мирового пролетариата на площади Независимости в Минске, то он современный вариант «ответа Чемберлену» наверняка прокомментировал бы следующими словами: «Формально правильно, а по существу издевательство».

Важно не перепутать причину со следствием

Спонтанное протестное движение желтых жилетов во Франции началось в конце 2018 года. Поводом для начала массовых протестов послужило намерение президента Макрона повысить налог на автомобильное топливо. Постепенно список требований расширялся.

Ничего принципиально нового в таком виде протеста обнаружить не получится, так как движение желтых жилетов — лишь один из примеров «борьбы трудящихся за свои права». Новое, если оно и имеется, заключается в ношении протестующими желтых жилетов. Удивляться тут нечему, если вспомнить, что инициаторами протеста выступили автомобилисты. Кому как не им протестовать против повышения налога на автомобильное топливо?

Массовые протесты на Западе не обходятся без участия радикалов. Государство на экстремистские действия вынуждено реагировать, и порой достаточно жестко. Но тут важно не перепутать причину со следствием.

Белорусский протест не имеет ничего общего с протестом желтых жилетов. У него нет экономической составляющей. Белорусский протест сформировался в условиях продолжающегося четвертый год роста реально располагаемых денежных доходов населения: 2017 г. — 102,8%, 2018 г. — 107,9%, 2019 г. — 106,1% и январь-июль 2020 г. — 105,4%.

Для понимания природы белорусского протеста вновь процитирую президента Франции: «Это кризис власти, авторитарной власти, которая не может принять логику демократии и пытается удержаться при помощи силы».

Логика демократии проявляется, в том числе, через процедуру выборов. Формально такая процедура в Беларуси проводится. Однако проводится она в полном соответствии с ленинским комментарием, отмеченным выше.

Союз информации и дубинки

История «по существу издевательских» выборов началась в Беларуси в 1996 году, когда люди в штатском под охраной милиции вышвырнули из рабочего кабинета нелояльного главе государства председателя ЦИК Виктора Гончара.

Это локальное действие фундаментальным образом отразилось как на электоральной активности, так и на электоральных предпочтениях белорусов. Посудите сами, если в мае 1995 года явка на первом конституционном референдуме составила 64%, то через полтора года на втором — 84%.

Повышение электоральной активности белорусов на 20 процентных пунктов за столь короткий срок ни одному штатному аналитику так объяснить и не удалось. Боле того, несмотря на масштаб проблемы, они даже не попытались этого сделать.

Тем не менее, так и необъясненный феномен задал планку для всех последующих голосований в Беларуси. Вы будите смеяться, но явка в 2020 году составила 84,05%! Вот уж во истину, «постоянство — показатель класса», как любил повторять в годы моей юности один спортивный комментатор.

Люди живут в реальности, созданной информационными потоками. В СССР иного информационного потока, кроме официального, не было. «Голоса», с трудом прорывавшиеся сквозь глушилки, — не в счет.

Интернет подвел черту под монополией государства на информацию. Следовательно, сегодня всем нам приходится жить в условиях множества реальностей. И каждый из нас вправе выбрать по себе не только «женщину, религию, дорогу», но и реальность.

Разумеется, государство для народа пустить процесс выбора гражданами реальностей на самотек не собирается. Опыта «держать и не пущать» у него в избытке. Этому, в частности, способствует приклеивание ярлыка «фейк» к любой информации, не подтверждающей официальную версию реальности.

Динамика употребления самой солидной газетой страны слова, заимствованного из английского языка, впечатляет (см. табл.). Дубинки дубинками, а информация информацией. У каждого средства поддержания социально-политической стабильности — своя «делянка» и свой штат сотрудников, специализирующийся на ее обработке.

Количество статей, содержащих слово «фейк», в газете «СБ. Беларусь сегодня» (шт.)

2015

2016

2017

2018

2019

2020*

4

11

43

78

116

275

*с 1 января по 1 октября

Однако отмеченные выше «делянки» не изолированы. Государство для народа создало площадки, на которых информация и дубинка могут 

Image 8190

Виктор Лискович

дополнять друг друга. Одна из таких площадок — Совет Республики. 18 сентября его главный специалист по образованию, науке, культуре и социальному развитию Виктор Лискович, высказал предположение, что «следовало действовать более жестко».

Удивляться этому не приходится. Репрессивность — одна из базовых характеристик отечественной культуры. Между родительским подзатыльником и профессиональным ударом дубинкой — дистанция в один-два воробьиных прыжка. И уж кому, как не сенатору, брошенному на культуру, об этом не знать!

Сергей Николюк

Читайте также:

Перечитывая Арнольда Тойнби…

Сергей Николюк. О трех опорах «государства для народа»

Сергей Николюк. Заметки о пользе хаоса

Сергей Николюк. От твердого прошлого к жидкой современности

Добавить комментарий