Курсы валют

Доллар США
2.5881
Евро
Российский рубль

Главные события

Почему мирный протест – рациональный выбор

Image 8212

В последние дни среди протестующих все чаще раздается вопрос: «Не пора ли переходить к более жестким формам противостояния с режимом?» 

Мол, за два месяца протестов режим не рухнул и продолжает применять насилие против оппонентов.

Я не имею никаких предубеждений против насилия в политике. В моем понимании насилие — лишь инструмент. И как инструмент его следует применять там и тогда, где он эффективен. Критерий эффективности — результат.

В ходе августовских акций режим применил брутальное насилие, итогами которого стали:

  • международная политическая изоляция, включая, кстати, Китай, который ограничился ритуальными поздравлениями, но обещанные 2 млрд долларов не дал. И уже не даст. В целом ни одна цивилизованная страна результаты выборов в Беларуси не признала. А те кто признал, кроме этого признания ничего дать не могут;
  • Россия, признав выборы, потребовала практически в ультимативной форме таких конституционных изменений, после которых от всевластия А. Лукашенко ничего не останется;
  • понимание всеми внешними игроками того факта, что если А. Лукашенко проиграл домохозяйке, то он проиграет кому угодно. Если бы он выиграл президентские выборы, то на улицах мы бы увидели те самые мифические 80% его сторонников, а не ОМОН. Значит, нынешний режим не может рассматриваться в качестве стратегического партнера;
  • углубление экономического кризиса, который только личными усилиями главы Нацбанка Павла Калаура не обрушил нашу банковскую систему. Но сколько ещё продержится в должности Калаур? А инвестиционная активность резко снизилась. Нет инвестиций, нет экономического развития, нет налогов в бюджет;
  • реакция общества в виде массового и долговременного выхода на улицы. Ядро протестующих составляют порядка 150-200 тысяч человек, что по численности равно всему силовому блоку страны. Еще сотни тысяч поддерживают протестную активность различными формами;
  • возникновение порядка тысячи органов низовой самоорганизации граждан, ядро каждого — от 30 до 500 человек;
  • масштабные внутренние расколы по вертикали и горизонтали внутри бюрократии и силового блока;
  • А. Лукашенко пока удерживает власть. Но с учетом вышесказанного, ключевое слово тут «пока». Он минимум 10 лет рассказывал сказки про конституционную реформу, но вот сейчас ему придется её запустить. Да, он до последнего момента будет пытаться провести её в нужном для себя русле. Но тут большой вопрос, получится ли.

И это не полный перечень результатов применения насилия режимом.

А теперь попробуем смоделировать ситуацию, при которой мирный протест перерастает в насильственный.

В настоящий момент основные причины противостояния носят политический и юридический характер (легитимность А. Лукашенко и правомерность принимаемых им решений, повторные выборы, политзаключенные и репрессии). И для власти это предельно неудобная ситуация, так как реальное разрешение любого из указанных вопросов для режима будет означать проигрыш. Кроме того, пока протест носит мирный характер, власти в его подавлении вынуждены придерживаться некоторых формальных процедур, включая документирование своих решений и их последствий.

Перевод противостояния в вооруженную фазу автоматически снимает вопрос легитимности, потому как легитимен тот, кто в состоянии продвигать свою повестку вооруженным путем. Снимаются все ограничения на применение террора.

Отменяются все политические кампании через введение режима чрезвычайного положения. Включая выборы.

Обладая подавляющим организационным и материальным ресурсом, режим довольно быстро будет в состоянии разгромить своих оппонентов. Тем более, что он готовился к этому с 2014 года, видя пример Украины.

Вооруженный конфликт в Беларуси поставит Кремль перед жестким выбором: либо полная и однозначная поддержка режима (в первую очередь, финансовая), либо вооруженное выступление против режима. То есть фактическая военная интервенция, так как оппоненты власти не обладают организационным и техническим потенциалом для успешного силового противоборства с режимом. Но с точки зрения имиджа и по балансу издержек для России дешевле и проще будет поддержать именно власть, а не её оппонентов.

Запад не поддержит насильственный формат восстания. Гражданская война в Беларуси — это потоки беженцев и оружия. И с точки зрения реальной политики все соседние страны будут заинтересованы в максимально быстрой стабилизации обстановки. Даже если это будет возможно за счет разгрома оппонентов режима. Это только в сказках белорусских госпропагандистов западные спецслужбы готовят боевиков и оружие для засылки в Беларусь. В случае реального вооруженного конфликта можно быть уверенным: ни одного патрона для борьбы с режимом оттуда не пришлют.

Вооруженный конфликт фактически открывает дорогу к установлению в стране фашистской диктатуры латиноамериканского образца. Которая с учетом разрушения экономики в ходе противостояния будет не способна к существованию без внешней поддержки и которую объективно можно получить только в Кремле взамен за большой кусок суверенитета.

Таким образом, призывы переходить к силовой фазе противостояния с режимом с высокой вероятностью повлекут:

— быстрый вооруженный разгром оппонентов властей;

— консолидацию бюрократии и силовиков на всех уровнях, установление в стране фашистско-террористической диктатуры;

— стремительный обвал экономики и падение уровня жизни основной массы населения;

— вымывание из Беларуси наиболее активной части противников режима, молодежи и высококлассных специалистов, которые и являются участниками не только протестных акций, но и в целом двигателем трансформации общества;

— установление российского протектората над страной;

— заморозку ситуации на долгие годы.

И еще — тысячи погибших, большинство из которых будут гражданскими. В основном — это члены семей участников противостояния.

Для тех, кто призывает от чистого сердца (а не является провокатором на окладе) к силовой конфронтации с режимом, я советую отключить сердце и включить мозги. Пускай возьмут лист бумаги и опишут, какой была Беларусь с точки зрения политики и состояния общества 1 января 2020 года и как она поменялась за истекшие 9 месяцев. И они увидят, что это уже другая страна и другое общество. Да, государство осталось прежним, но оно уже сыпется. Не так быстро, как хотелось бы многим. Но сыпется именно под мирным давлением общества.

Надо набраться терпения. Мы на пороге больших политических перемен. Эскалация насилия — исключительно в интересах режима, который через гражданскую войну получит шанс выжить.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

На скользкой тропе дипломатической войны

Суть игры Кремля в Беларуси

Андрей Поротников. Беларуси потребуется новая правоохранительная система

А. Поротников. Сможет ли Лукашенко написать Конституцию для себя

Добавить комментарий