Курсы валют

Доллар США
2.5881
Евро
Российский рубль

Главные события

Александр Добровольский: «Мирный протест — самый эффективный»

Dobrovolskiy

На вопросы нашего корреспондента отвечает политический консультант Светланы Тихановской Александр Добровольский.

— В одном интервью вы высказали мысль, что появление ультиматума Тихановской не позволило протестам радикализоваться. Это произошло?

— Речь шла о том, что нельзя допустить насилия со стороны протестующих. Решение об ультиматуме было принято после обсуждения многих факторов, которые воздействуют на ситуацию. Оно принималось после нескольких дней эскалации насилия со стороны силовых структур, когда начали бить женщин и пенсионеров. Мы имели информацию, что резко возросло количество желающих применить насилие в ответ. Думаю, мы смогли убедить людей в том, что это не поможет, наоборот, навредит. Пока в накале борьбы нет проявления насилия со стороны протестующих, есть только отдельные случаи самообороны.

— Не устали ли люди? Может, хватит дарить омоновцам цветы и призывать их к совестливости?

— Я понимаю чувства тех, кого бьют, в кого стреляют, чувства их друзей и близких. Но всем известно, что «люди в черном» и их начальники только и ждут, чтобы протестующие применили насилие, даже провоцируют его. Они хотят получить оправдания для своей жестокости. Но у них не получается. Пока моральное преимущество на стороне народа. Мирный протест — самый эффективный.

— Некоторые говорят об успехе ультиматума, другие — о полном провале. А как думаете вы?

— Интересно, что до 25 октября было много критических высказываний многих аналитиков и комментаторов. Говорили, что ультиматум — большой риск. Это правда, но не открытие. Да, любой ультиматум — риск... Говорили, что ничего не получится, протест «сдуется», люди не выйдут, забастовки в университетах и на заводах не начнутся. Мы видим результат: люди откликнулись, марш 25 октября стал самым массовым за предыдущие два месяца. Протест не «сдулся». Студенческие протесты стали очень сильными. Забастовки на многих предприятиях начались, но не приобрели массового характера.

Результатом ультиматума стал выход протеста на новый уровень. Да, не достигнута главная цель — объявление новых выборов. Но никто не собирается останавливаться.

— Доводилось слышать, что в близком окружении Тихановской в последнее время становится все больше и больше так называемых титульных оппозиционеров. Люди, бесспорно, заслуженные, но разве можно победить с теми, кто раньше постоянно проигрывал?

— Помните, Виктор Бабарико назвал причину, по которой он раньше не участвовал в политике? Он сказал: «Я предпочитаю не играть в игры, в которых невозможно выиграть». Я отношусь к нему с большим уважением и собирал подписи за его выдвижение. И я написал ему, когда он высказал мнение, что оппозиционные политики все время проигрывали. Представьте себе, что вас 5 человек в футбольной команде, а против вас играет 500, и судья на стороне противника. Вот в такой ситуации были оппозиционные партии до 2020 года. Я написал Бабарико, что мне понятна его мотивация не участвовать в борьбе, когда шансы выиграть близки к нулю.

Но были люди с другой мотивацией, они исходили из принципа: кто-то же должен! И слышали от других высказывания типа «ну, когда вы там уже что-нибудь сделаете?» И именно многолетняя борьба за перемены создала условия для того, чтобы эти перемены начались. Сегодня вопросы «что вы раньше ничего не сделали» и «где вы раньше были» уже неактуальны. Люди взяли на себя ответственность, готовы работать вместе и оставить предрассудки в прошлом. Светлану Тихановскую поддержали миллионы людей, а в ее команде самые разные люди, и большинство — новые люди в политике. Для них общее дело важнее принадлежности к партиям или другим организациям.

— Так ли нужны сегодня эти новые назначения? Не станут ли они причиной раскола в среде противников власти?

— Раскола в среде противников Лукашенко я не наблюдаю. Большинство наших граждан требуют его ухода и новых выборов. Политические разногласия в этом вопросе не важны. Множество людей и организаций работают для того, чтобы новые выборы стали возможными. Нет общей структуры, есть разные инициативы с разным уровнем координации. Именно такая децентрализованная деятельность и показывает свою эффективность. Ей невозможно ничего противопоставить.

— Политологи расценили заявление Павла Латушко о НАУ как создание некого теневого правительства. Получается, в Вильнюсе — символический президент, а реальные экономические тезисы — в Варшаве?

— Уважаемые политологи могли бы заметить, что географическое нахождение тех, кто формулирует экономическую политику, не имеет большого значения. Да, представитель Светланы Тихановской по экономике Алесь Алехнович действительно живет в Варшаве. Но команда экономистов, которую он координирует, распределена по всему миру — значительная часть живет и работает в Беларуси, многие — в Европе, Америке, России, Украине, других странах. Что касается НАУ, то сам Павел Латушко заявил, что это — не теневое правительство.

— На ваш взгляд, что надо делать дальше?

— Стратегия борьбы за новые выборы проста: давление — переговоры — новые выборы. Пока мы на этапе давления, воздействия на власть, чтобы она признала волю народа и пошла на переговоры. Нужно продолжать это давление. Здесь важна самоорганизация. Мы понимаем, что уход Лукашенко — лишь вопрос времени, люди никогда не согласятся подчиняться человеку, к которому нет доверия и уважения.

— На днях совет ООН в Женеве похвалил официальную Беларусь за «соблюдение прав человека». Лично я такого не ожидал. Как это получилось?

— В Женеве было заседание совета ООН по правам человека. Эта организация состоит из представителей разных стран, большинство из которых сами имеют проблемы с соблюдением прав человека. Часто такие страны стремятся попасть в совет по правам человека, чтобы минимизировать проблемы для себя. На заседании совета делегацией от Беларуси был представлен периодический доклад о соблюдении прав человека с 2016 года. Одобрили доклад ряд государств, которые традиционно поддерживают репрессивные режимы. Это меня не особенно удивляет. В мире много лицемерия. Совет по правам человека — межправительственный орган, и в мире много правительств, которые не хотят быть подконтрольными своим народам и уважать права граждан. Совет по правам человека следует отличать от Комитета ООН по правам человека, который действительно защищает права людей.

Александр Томкович

Читайте также:

Татьяна Протько: В наше время невозможно всех расстрелять или отправить в ГУЛАГ

Лев Марголин: Кремлю в Беларуси нужен абсолютно свой человек

Очевидные невероятности

Николай Козлов: Нельзя молча наблюдать, как тебя бьют. Но и гражданской войны не хотелось бы

Добавить комментарий