Курсы валют

Доллар США
1.9249
Евро
Российский рубль

Погода

18..20 °C

Главные события

Украина против коррупции: не наступить на грабли по пути в Европу

Image 5832

За долгие годы подкуп и откаты прочно засели в политической культуре украинцев.

Взятки стали обыденностью в судебных делах, бизнесе и даже в быту. Но после Майдана наши южные соседи взяли курс на полное сближение с Западом. И теперь «национальную традицию» коррупции приходится рубить на корню. Получается ли?

Новые реформаторы

— Майдан хорошо показал — люди были настроены скептически не только к президенту, но и ко всем политикам. Поэтому встал вопрос о привлечении к государственному управлению экспертов — юристов, менеджеров, консультантов из числа активного гражданского населения, — поясняет научный директор Института евроатлантического сотрудничества Александр Сушко.

Вторая важная группа реформаторов, как считает Сушко, общественные инициативы. Суть в том, чтобы активные люди, не имеющие специальных знаний и докторских степеней, тоже могли влиять на политические процессы в стране.

— Самый большой запрос в обществе, бесспорно, направлен на борьбу с коррупцией. Но система пропитана ею насквозь, поэтому частично эту беду вылечить нельзя и демонтировать полностью тоже — ведь такой уклад по сути и есть государство. Поэтому приходится искать механизмы, которые шаг за шагом уменьшают коррупционную природу государства.

Служишь государству — выворачивай карманы

Первый шаг в этом направлении — раскрытие данных о доходах, недвижимости, автомобилях и других богатствах абсолютно всех чиновников. Публиковать эти сведения стало для них обязанностью. В 2014—2015 годах появились реестры, где каждый украинец может разыскать, сколько у слуг народа «мерседесов» и коттеджей. Все, что нужно — интернет и регистрация с указанием паспортных данных. С помощью такой системы можно узнать и про имущество, переписанное на близких родственников.

Также была запущена система электронных деклараций — задача у нее схожая.

— И хотя такие меры не могут автоматом стать причиной для увольнения, де-факто они к этому приводят, — делится наблюдениями Александр Сушко. — Например, после введения обязательного декларирования одновременно с переаттестацией судей около 15% отказались ее проходить, решили сохранить «нажитое» и просто ушли из профессии. Понимали, что работать по-старому не получится.

Антикоррупционные институты

Второй шаг — новые госорганы. Было создано национальное антикоррупционное бюро, которое занимается расследованием преступных схем. Начали работу национальная специализированная антикоррупционная прокуратура и национальное агентство по предотвращению коррупции. У каждого ведомства своя функция.

— Но главный вопрос остается с судами. Практика показывает, что сегодня многие «подкупные» дела разваливаются именно здесь. И с реформами есть сложности. В этом случае нельзя поступить как с реформой полиции — обучить новых судей за 3 месяца не получится. А те же адвокаты и другие юристы вершить правосудие не рвутся — во-первых, и так зарплата хорошая, во-вторых, понимают, что в новой системе они будут под пристальным вниманием, — констатирует Сушко.

Временным решением проблемы мог бы стать специальный суд — 30—40 судей, которые бы избирались публично и рассматривали только антикоррупционные дела. Но пока ему не суждено появиться — слишком уж высок уровень влияния правящих элит, которым независимые органы правосудия и расследования поперек горла.

Старая система против новых органов

Новые органы — под постоянным давлением. Те, кто контролирует власть, дискредитируют эти ведомства. Поэтому в Украине общественные организации встают на их защиту.

Одна из них — Центр противодействия коррупции. У ЦПК две главные задачи: писать антикоррупционное законодательство и мониторить СМИ, где регулярно проскакивают факты нечистоплотности чиновников. Работники центра отслеживают такие эпизоды и пишут уведомления в национальное бюро и «спецпрокуратуру», чтобы те возбуждали дела.

— В продвижении реформ против коррупции помог, конечно же, Запад и стечение обстоятельств,— объясняет Анастасия Красносельская, руководитель направления в ЦПК. — После Майдана нам нужны были деньги и европейская перспектива. Нацбюро и другие органы появились только потому, что требования Евросоюза о кредите были очень конкретными, а власть еще помнила о горящих покрышках на Майдане.

Но, по словам Красносельской, окно возможностей для борцов с коррупцией закрывается. Сейчас центр пытается отстоять право прослушивать телефоны фигурантов преступлений напрямую, без вмешательства СБУ, чтобы исключить возможность «слива» оперативной информации.

Возвращаясь к судам

В судебной системе, хоть и со скрипом, тоже идут позитивные изменения. Общество быстро учится влиять на проблемы государства. Появился совет доброчестности — орган, который следит за порядочностью судей.

— Выборы в высший совет правосудия, который имеет контроль над всеми судами, теперь проводятся открыто. Если раньше все было по сговору, сейчас кандидаты за месяц предстают перед общественностью, люди собирают на каждого досье. Результаты уже заметны: нечистые на руку судьи, которые раньше спокойно проходили в совет, туда не попали. И это несмотря на «помощь» СБУ и прокуратуры, — рассказал адвокат и член совета общественного контроля при Национальном антикоррупционном бюро Украины Роман Маселко.

Ложка дегтя в бочке реформ

Несмотря на большую работу, скептиков среди тех, кто приложил руку к реформам, отыскать несложно.

Виталий Титич, адвокат родственников погибших на Майдане, недоволен сегодняшними результатами антикоррупционных реформ.

— Я считаю, что даже НАБУ — фейковая структура. По идее они должны были штамповать дела для суда, и все уже должны были сидеть, но ничего такого мы не видим. Система последовательных шагов для устранения коррупции, разработанная западными экспертами, разрушена. Ведь вместе с антикоррупционным бюро не были созданы такие органы, как государственное бюро расследований, другие контролирующие ведомства. А без них все теряет смысл. И любые позитивные изменения сегодня — исключительно из-за нехватки денег. Или, например, электронное декларирование — оно всех шокировало, но что с этим дальше делать, никто не знает, на деле ничего не происходит. С судами история та же. Вроде бы существует высший совет правосудия, но любые изменения без реформированной системы никаких результатов не дадут. Единственный выход, я считаю — гибридный суд для дел по коррупции с участием европейских судей.

За последние четыре года Украина проделала большую работу на поле битвы с коррупцией. Но баланс между властью, обществом и протянутой рукой Запада в любой момент может нарушиться, и тогда страна рискует вновь откатиться назад, а после такого спасти ситуацию будет уже очень сложно.

Сергей Прохоров

Читайте также:

Порядок по-грузински

Сухой закон: польза и вред «ночного запрета»

Если народ «спит», спроса на альтернативу нет

Loading...

Добавить комментарий