Курсы валют

Доллар США
1.8527
Евро
Российский рубль

Погода

11..13 °C

Главные события

О праве народа на свой язык, герб и флаг

pagonya

14 мая 1995 г. состоялся первый в истории Республики Беларусь референдум. Вспомним это время, обстоятельства, людей…

Как это было?

В тот период четко обозначились две тенденции в развитии Беларуси. Одна — национал-демократическая, которую отстаивали лидеры Белорусского народного фронта, другая — коммуно-советская, которую представляли компартия, номенклатура и политики, ориентированные на Россию. Между этими политическими силами велась острая идеологическая борьба.

После прихода к власти А.Лукашенко сделал ставку на прежнюю партийную и советскую номенклатуру. Для упрочения своих позиций он решил использовать такой инструмент народного волеизъявления, как референдум.

Началом кампании по референдуму послужило обращение 74 депутатов Верховного Совета 12-го созыва к президенту с предложением вынести на референдум вопросы об изменении государственной символики и о придании русскому языку статуса государственного. А. Лукашенко не заставил себя долго ждать, и 22 марта 1995 г. направил вопросы для референдума в Верховный Совет (в то время назначать референдум мог только парламент).

На всенародное голосование выносились четыре вопроса: 1) согласны ли вы с приданием русскому языку равного статуса с белорусским; 2) поддерживаете ли вы предложение об установлении новых государственного флага и государственного герба Республики Беларусь? 3) поддерживаете ли вы действия президента Республики Беларусь, направленные на экономическую интеграцию с Российской Федерацией? 4) согласны ли вы с необходимостью внесения изменений в Конституцию Республики Беларусь, которые предусматривают возможность досрочного прекращения полномочий Верховного Совета Республики Беларусь в случаях систематического или грубого нарушения Конституции?

Проект постановления Верховного Совета о назначении референдума депутаты стали рассматривать 11 апреля 1995 г. Парламентская фракция БНФ во главе с Зеноном Пазняком выступила против проведения референдума и объявила в знак протеста голодовку в зале парламента. Число голодающих депутатов составило 19 человек. В итоге три вопроса из четырех, выносимых на референдум, не получили большинства голосов.

В ночь с 11 на 12 апреля 1995 г. в зал заседаний Верховного Совета ворвались неизвестные люди в масках и вооруженные автоматчики. Они избили оставшихся там депутатов и с применением насилия вывезли их на милицейских машинах в отдаленные части города. На следующий день их не пустили в зал заседаний несмотря на депутатские удостоверения (об этих событиях можно прочитать в книге Сергея Наумчика «Дзевяноста пяты», изданную в серии «Бібліятэка Радыё свабода»).

В отсутствие депутатов от оппозиции Верховный Совет 12-го созыва новым голосованием утвердил ранее отклоненный проект постановления и назначил референдум на 14 мая 1995 г. Одновременно с этим были назначены выборы в Верховный Совет нового созыва.

Отмечу, что Конституционный суд уклонился от рассмотрения вопроса о конституционности вопросов, выносимых на референдум, хотя депутаты инициировали такое рассмотрение (это тема отдельного разговора).

Был ли референдум законным?

Согласно данным, обнародованным ЦИК (председатель — Александр Абрамович), все вопросы, предложенные А.Лукашенко, получили необходимое большинство голосов.

Факт истории. После объявления предварительных результатов голосования управляющий делами президента Иван Титенков залез на крышу Дома правительства, сорвал бело-красно-белый флаг и порвал его на клочья.

7 июня 1995 г. А.Лукашенко издал указы №213 «Об утверждении эталона Государственного герба Республики Беларусь и Положения о Государственном гербе Республики Беларусь» и №214 «Об утверждении Положения о Государственном флаге Республики Беларусь». По сути, они отменили действие законов от 19 сентября 1991 г. о Государственном гербе и Государственном флаге Республики Беларусь.

Как юрист считаю своим долгом указать на ряд нарушений законодательства при организации и проведении того референдума.

Во-первых, вопросы о языке и государственных символах не могли быть предметом голосования, так как посягали на «…право белорусского народа на суверенную национальную государственность, гарантии существования белорусской культуры и языка» (ст.3 Закона «О всенародном голосовании (референдуме) в Республике Беларусь»).

Третий вопрос — об одобрении пророссийской политики белорусских властей — также противоречил национальной государственности. Кроме того, он нарушал обязательства Республики Беларусь, вытекающие из международных договоров.

Формулировка четвертого вопроса о предоставлении президенту права прекращать полномочия Верховного Совета «в случаях систематического или грубого нарушения им Конституции» шла вразрез с нормами Декларации о суверенитете от 27 июля 1990 г. (ч.2 ст.2), а также с рядом статей Конституции (ст.ст.1. 6, 7, 79, 83, 146 — 149).

Во-вторых, согласно ч. 2 ст.148 Конституции, поправки в Конституцию не могли вноситься в последние 6 месяцев полномочий Верховного Совета. Это как раз и имело место: полномочия Верховного Совета заканчивались.

В-третьих, депутаты Верховного Совета не утвердили решение о референдуме. После этого против протестующих депутатов была применена физическая сила, что являлось грубейшим нарушением Закона «О статусе депутата Верховного Совета Республики Беларусь» и содержало признаки ряда составов преступлений (по этому вопросу депутаты обращались в Генеральную прокуратуру и было возбуждено уголовное дело, впоследствии приостановленное производством).

В-четвертых, проведение референдума сопровождалось многочисленными нарушениями законодательства, особенно в сельской местности. Наблюдатели, в том числе от БНФ, зафиксировали случаи нарушения и фальсификации буквально на всех участках для голосования. На фоне высокой явки избирателей (по данным ЦИК, 95%) выборы депутатов Верховного Совета не состоялись почти в половине избирательных округов. Это позволяет сомневаться в достоверности результатов голосования.

В-пятых, самое интересное, что итоги референдума не были утверждены Верховным Советом 12-го созыва. Дело в том, что после референдума А. Лукашенко фактически лишил Верховный Совет возможности продолжать свою деятельность, мотивируя это тем, что срок его полномочий (4 года) закончился. В то же время новый состав парламента не был избран в правомочном составе (Верховный Совет 13-го созыва приступил к работе после довыборов с 10 января 1996 г.).

Какие следуют выводы?

Если исходить из вышесказанного, то итоги референдума нельзя признавать. Их следует считать ничтожными, то есть не имеющими юридической силы. Это означает, что белорусский народ не утратил право на государственность белорусского языка, а также на пользование гербом «Погоня» и бело-красно-белым флагом. Но эти святыни у него отняли, а сам народ принизили.

Как быть? На мой взгляд, рано или поздно исконно белорусские ценности — язык, герб, флаг — будут восстановлены на пьедестале. Решение об этом может принять сам народ через своих представителей на Всебелорусском съезде (конгрессе, собрании). Это может быть решение демократически избранного парламента. О неконституционности первого референдума (как и последующих) может заявить новый состав Конституционного суда.

Самое главное то, что решение о своих национальных ценностях может принять каждый гражданин страны. Пример тому показал житель Бреста Александр Сахарук, который при проведении акции «Бессмертный полк» развернул бело-красно-белый флаг как символ государственной независимости. Каждый может носить с собой и разместить на видном месте герб «Погоня». И, наконец, никому не запрещается разговаривать на белорусском языке как языке наших предков.

Вместе мы можем возродить Беларусь и вернуть ее национальные и исторические символы. Это — наше право как граждан и как народа.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Чтобы не было возвращения в 1937 год

О госслужбе, «мужиках» и тунеядцах

Как обновить суды?

Центр на Окрестина

Loading...

Добавить комментарий