Курсы валют

Доллар США
2.0257
Евро
Российский рубль

Погода

0..-2 °C

Главные события

Какое государство мы построили?

Image 6342

Бюрократическая схема иногда делает бессмыслицу едва ли не законом.

Мне рассказали любопытную историю. Она произошла в ближайшем детском саду. Все или почти все связано с БРСМ — Белорусским республиканским союзом молодежи.

Честно говоря, я о нем уже стал забывать. Даже не сразу сообразил, как расшифровывается аббревиатура. Оказывается, жив, курилка. Существует.

Чем занимается БРСМ, толком не знаю. Думаю, это такой пункт промывания мозгов у молодежи. Кому нужна организация, объяснять не стоит? Не стоит.

Так вот, в этом детсаду есть первичная организация БРСМ. Кто бы мог подумать… Сама заведующая детсадом уже на пенсии, но уходить на отдых не спешит. Процентов 80 работниц сада — уже зрелые женщины. Есть, правда, небольшая прослойка нянечек, еще не вышедших из комсомольского возраста. Для того чтобы сконструировать первичку, им-то и платят повышенную премию. То, что надо! Платите — будем членами БРСМ или еще чего-нибудь. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку…

Кому и для чего нужна эта бутафория? А сверху поступил приказ: создать. Создали. Так все же кому это нужно? Да никому. Для отчета. Действует обычная бюрократическая схема, которая делает полную бессмыслицу едва ли не законом.

В нашей стране все, что ни делается, связывают с одним именем, и вы его знаете. Может, он тут и ни при чем, но действуют как бы от его имени. К сожалению…

Жизнь сильно подорожала — факт. И кто довел до этого?

После первого ноября в Республике Беларусь возник новый кризис — табачный. Я тоже согласен, что курение плохо влияет на здоровье. Но с 18 лет все же курю. В то далекое время меня как раз забрали в Советскую армию. С тех пор дважды пытался бросить курить. Честное слово. Первый раз не курил аж целых два дня. При повторной попытке продержался четыре с половиной часа…

Так вот, первого ноября вдруг повсеместно исчезли дешевые белорусские сигареты. В ближайшем газетном киоске киоскерша мне так и сказала:

— Дешевых белорусских сигарет нет!

— Прошу прощения, а когда-нибудь они появятся?

— Откуда я знаю?! Мне что дают, то и продаю!

Дисциплинированно обошел все близлежащие супермаркеты, киоски и маленькие магазинчики. Везде слышал один и тот же ответ. Хотя в маленьких еще можно было найти «Минск», «Астру» или «Приму». Потом исчез и «Минск». Вопрос встал, так сказать, в полный рост: бросать курить или переходить на «импортные» сигареты?

«Импортные» в кавычках потому, что они все с успехом делаются в Беларуси. Правда, стоят дороже. Скажем, до часа «икс» я отдавал за пачку желтой «Короны» 1 рубль и четыре копейки. Теперь должен покупать красный «Винстон» почти за три рубля. Один раз купил с горя. Больше не хочу — уровень моих доходов ниже средней зарплаты по стране. Поэтому позволить себе этого не могу. А как остальные?

Да никак. Точнее, так же, как и я. Объезжают окрестные магазины и… переходят на «Приму». В основном это пенсионеры или люди предпенсионного возраста. Я их прекрасно понимаю: в таких летах отказаться от вредных привычек трудно, почти невозможно. Вместо дешевых сигарет им предлагают дороже. Значит, делаю вывод, в стране большие проблемы с деньгами. Ведь деньги берут у нас. А когда было по-другому?

Президент говорит, что все понимает, что жизнь сильно подорожала. Мы это и сами усвоили. Понимают ли они там, что сами довели нас до такой жизни? Надеюсь, понимают… Но ведь это самая обычная дискриминация. Только по одному, но основополагающему признаку — богатые и бедные. Богатые могут курить более-менее приличные сигареты, а бедные не могут. Старая-старая мысль: никогда не было, нет и не будет равенства между людьми. Один будет богатым при любых условиях, другой все равно будет бедным. Лукашенко предложил нам социальное государство, где все должны стать равными. Что в итоге? Да все то же: бедные и богатые, богатые и бедные. Ничего другого нет и быть просто не может. С другой стороны, человек тоже не меняется. Каким он был, таким и остался. Хоть две тысячи лет назад, хоть двадцать тысяч. Человек всегда будет верить в мечту, потому и придумал себе рай и ад. Ловкие люди этим пользуются. Правда, исключительно в своих личных целях. Вот и все интересы нашего с вами самого главного сосредоточены исключительно на себе, дорогом…

Как «Курган» стал «Еврооптом» и дальше обернулся «Брусничкой»

Раньше наш универсам назывался просто, но со вкусом — «У кургана». Время шло, и начался передел собственности. Наш универсам перешел в собственность «Евроопта». Цены вдруг немножко снизились, возрос поток покупателей. Потом произошла денежная реформа, ввели новые деньги.

И наш универсам поменял собственника и название, стал «Брусничкой». Цены в ней стали еще ниже. Очереди выросли примерно в два раза. Нам объясняли: это как бы ответвлением «Евроопта». Одним словом, как ни назови, а собственность ею и остается. Только владельцы меняются. Остаемся только мы, покупатели, с полупустыми кошельками.

С другой стороны, хоть кошельки и полупустые, но не очень. При мне покупали и на 50, и на 70, и на 90 рублей. Потому что хоть чуть-чуть, но дешевле. Это все и решает…

Запомнился один старик, который подошел ко мне в магазине:

— Дорогой, одолжи мне две копейки, на «чекушку» не хватает!

— Всего две копейки? Да пожалуйста…

Глаза старика тоже запомнились — просящие, умоляющие…

У кого могут найти помощь немощные?

На границе Брестской и Ровенской областей есть небольшой поселок Речица. Там живут Анастасия Локтик и ее муж Бронислав. Они поженились ровно двенадцать лет назад. В доме-интернате для инвалидов. В принципе, обычное дело. У тебя проблемы, у меня проблемы, давай их решать вместе. Анастасия и Бронислав — инвалиды 1-й группы, к тому же лежачие. Анастасия родилась с ДЦП — детским церебральным параличом. Бронислав успел поработать 12 лет, потом стал инвалидом. Три года назад у него случился инсульт, половина тела парализована.

Они оба живут в стандартной пятиэтажке, в однокомнатной квартирке. Пенсия у Анастасии 291 рубль, у мужа чуть больше. Только социальный работник к ним не ходит. Где-то я понимаю почему. Два лежачих, обоих нужно обиходить, а это одному человеку довольно трудно. Причем соцработник ходит не каждый день, а только два раза в неделю. Кто согласится, если у тебя фиксированная зарплата?

Этот вопрос, такие проблемы должно решать государство. Тем более что в конце нулевых Беларусь подписала Конвенцию о правах инвалидов. Подписать-то подписала, но Анастасия Локтик свои проблемы должна решать сама. Например, дает объявления в газету «Друг пенсионера», ищет человека, который согласится ухаживать за супругами. Пока нашелся один кандидат, но неизвестно, согласится ли он. Это не соцработник, а обыкновенный человек, которому не хватает денег. Вот и все. Платить она будет ему сама.

А теперь ответьте мне на вопрос: что за государство у нас построено?..

Сергей Шевцов

Читайте также:

Инвалид и его проблемы

Сердечная недостаточность

«Не ганьбіце свой род. Будзьце людзьмі»

Loading...

Добавить комментарий