Курсы валют

Доллар США
2.062
Евро
Российский рубль

Погода

19..21 °C

Главные события

Недостойна…

vybory

Как и почему меня не включили в участковую избирательную комиссию.

На выборах в местные Советы, как и на всех других белорусских выборах за последние 20 лет, представителей оппозиции не включают в состав избирательных комиссий. Оппозиция протестует, власть стоит на своем и не включает — недостойны.

Я тоже могла стать членом участковой избирательной комиссии от Объединенной гражданской партии. Могла, но не стала. Недостойна. Зато побывала на собеседовании в администрации Центрального района Минска. Произошло это 31 декабря, за 6 часов до Нового года. Мой случай не уникальный, но интересный. Хочу рассказать о нем.

В этом году выборы проходят, если можно так выразиться, в менее комфортных условиях, чем предыдущие — в 2015 и 2016 годах. Предвыборная кампания в зимние праздники обещает сюрпризы и организаторам, и участникам. Кандидаты от власти могут особенно не напрягаться — за их спиной надежная вертикаль, а оппозиция должна быть готова ко всему, даже в самый последний день года.

…Сдаем документы на выдвижение в члены комиссии 29 декабря. Сотрудница администрации нам мило улыбается, регистрирует протокол, ни слова о возможном собеседовании, ни слова о том, что надо прилагать характеристики. Впрочем, для нашего списка никакие характеристики не нужны. В нем лидеры партии — Анатолий Лебедько, Александр Добровольский, Антонина Ковалева, люди, знающие процесс выборов наизусть. Другие члены партии, которых мы предложили, также имеют опыт работы на выборах как наблюдатели. Я — среди них.

31 декабря в три часа дня телефонный звонок из администрации Центрального района:

— Вы у нас находитесь в списке на включение в участковую избирательную комиссию...

— Совершенно верно…

Далее последовали вполне рядовые вопросы, которые обычно задают людям при устройстве на работу: «Есть ли у вас опыт работы с людьми? Располагаете ли вы временем? Готовы ли работать в коллективе? Готовы ли к тяжелому труду?» «Конечно! Готова ко всем трудностям», — отвечаю я.

Работать в комиссии очень хочется. Не из-за заработка, а потому что это шанс оказаться внутри отечественного избирательного процесса. Для меня это важно вдвойне — как для представителя оппозиционной партии и как для сотрудника СМИ.

— Тогда вам надо прийти на собеседование сегодня, до 18 часов, — мне кажется, на том конце провода мне мило улыбаются.

Вот это в мои планы накануне нового года точно не входило. Я не была счастлива от услышанного, но вспомнила, что только что сказала, что неконфликтна и готова ко всем трудностям.

— Конечно. Я постараюсь.

Бросаю все новогодние приготовления, тем более, что не планировала праздновать дома, и еду в администрацию. По дороге рассматриваю празднично веселых людей и ловлю себя на мысли, что никто из них не едет в транспорте с такой целью, как я — на собеседование!

В холле встретила Антонину Ковалеву — она собеседование только что прошла. Перед ней приезжал наш коллега по партии Андрей Левкович.

Конечно, в этот день и в этот час смогли прийти не все. Никто никого не предупреждал, что надо будет ехать в районную администрацию. Для всех это было неожиданностью. Но чувство долга превысило желание праздновать. По крайней мере, у меня.

Сотрудников администрации наше трепетное отношение к выборам перед самым Новым годом не впечатлило. Вопросы, которые нам задавали во время собеседования, повторяли все то, о чем мы уже сообщили по телефону: «Избирательный кодекс знаем. Обязанности членов комиссии известны. Временем располагаем. К работе относимся ответственно. Труда не боимся. В коллективе умеем себя вести неконфликтно».

В конце встречи сотрудница администрации сказала, что ее результаты общения устраивают, но решение будет принимать не она, а комиссия. Таким образом, как бы отстранившись, она сняла ответственность с себя лично за результат, который ей наверняка был заранее известен.

Вот как описала свое собеседование в администрации заместитель председателя Объединенной гражданской партии Антонина Ковалева:

«Собеседование проводила молодая женщина — руководитель кадровой службы администрации Ольга Германович. В соседнем кабинете тоже были молодые женщины — сотрудницы администрации и районной избирательной комиссии. Наверное, их заставили работать допоздна в предпраздничный день ради нас.

Я пришла около 18 часов. Уточнили мои данные, спросили, хочу ли я быть в комиссии. Потом Ольга Михайловна так мягко говорит: «Антонина Климентьевна, а вы знаете, в чем заключаются обязанности члена участковой комиссии?» Я с улыбкой вытащила планшет и говорю: «А как же! Вот тут у меня, в планшете, скачаны Избирательный кодекс и методические рекомендации для членов комиссий, все время читаю». Навскидку быстро ей перечислила несколько пунктов. И без перерыва говорю: хотя нас на юрфаке учили, что не обязательно все помнить наизусть, главное знать, где искать.

Она, наверное, поняла, что нет смысла спрашивать, потому что сейчас я открою статью и спрошу у нее. Она мне поддакнула и говорит, что, мол, хорошо, а то не все желающие работать в комиссии Избирательный кодекс знают. Я ей сказала, что вообще интересуюсь избирательным законодательством и даже готовила предложения по их изменению, получила на них заключение международных экспертов и передала в Палату представителей.

Тут она спросила: а какие изменения? Я сказала, что по статье 55 — по прозрачному подсчету голосов. И что была наблюдателем на выборах разных уровней. Про то, что была в комиссии, я ей еще по телефону сказала. Она уточнила мою должность в партии и спросила, это ли источник дохода. Я говорю, что нет, это общественная должность, а я пенсионерка.

Мило простились, поздравили друг друга. Она сказала, что решения принимает не она. Но я говорю: надеюсь, вы передадите свои впечатления…»

Читатели, конечно, уже догадались: в комиссию Ковалева не попала.

Сегодня результат известен всем — единицы представителей оппозиции в составе участковых избирательных комиссий.

Уже после нового года лидер Минской городской организации ОГП Николай Козлов привел в суд представителей администрации и обжаловал невключение кандидатов от оппозиции в состав участковых комиссий, но суд, конечно, занял сторону власти.

Почему даже по одному представителю оппозиции не включили в избирательные комиссии? Чего боится власть?

Лидия Ермошина уже отвечала на этот вопрос. Мол, оппозиция выдвигает вполне пристойных кандидатов, но не способных работать в коллективе, выпячивающих свое политическое мнение.

Безусловно, когда все члены комиссии имеют лишь одно политическое мнение, им проще подводить итоги выборов в соответствии с этим своим мнением. А проще сказать — с заказом, который исходит сверху.

Демократические партии на каждых выборах выдвигают своих представителей в избирательные комиссии — но из них практически никого не включают. Организуется наблюдение за выборами, фиксируются многочисленные факты нарушений избирательного законодательства, которые ложатся в основу заключений международных организаций о непризнании результатов белорусских выборов.

За десятилетия фальсификаций власть отточила схемы по созданию избирательных комиссий, обязанностям и ответственности их членов, фактически — схемы по достижению нужных результатов. В этом сегодня сила действующей власти, и в этом же ее слабость. Потому что воздействие на умы членов комиссий, других людей, участвующих в подготовке и проведении фальсификаций, уже не может быть таким сильным. Все меняется. Если даже два года назад фраза: «Мне президент дал квартиру построить — я буду все делать для него!» — могла звучать из уст любого члена комиссии, то сегодня жизнь меняется вокруг. Многие, кто был вчера на стороне власти, задумываются — а что будет дальше?

Я надеюсь, что даже они поймут: квартира, построенная на льготный кредит, соцпакет на госслужбе, подачки в виде премий и медицинской страховки, которой лишено большинство граждан Беларуси, — это еще не все. Есть страна, у которой они отнимают будущее, и уже невозможно ни себе, ни другим объяснить, типа «не ведал, что творил».

Оксана Алексеева

Читайте также:

Николай Козлов: На смену апатии может прийти злость. Я надеюсь — это будет правильная злость…

Только проверенные «кадры»

Белоруски могут и должны быть в политике!

Пожар, потоп или капремонт?

Добавить комментарий