Курсы валют

Доллар США
2.0373
Евро
Российский рубль

Погода

7..9 °C

Главные события

Посол Швеции в Беларуси Кристина Юханнессон: «У белорусов — северный менталитет»

Image 6416

Готовясь к встрече с послом Швеции в Беларуси Кристиной Юханнессон, я узнал, что она бывший переводчик и хорошо говорит по-русски, но, когда услышал ее речь, был просто поражен. 

Со мной разговаривала не только очаровательная женщина, но и человек, который говорит на иностранном для нее языке не хуже тех, кто являются его носителями…

«Мы искренне хотим, чтобы Беларусь заняла достойное место в европейской семье»

— Госпожа посол, шведское посольство начало полнокровно функционировать в Минске почти 10 лет назад, однако дипломатические отношения между нашими странами имеют гораздо более длинную историю. Как бы вы охарактеризовали их вектор?

— До этого в Минске работало диппредставительство нашего московского посольства, а еще раньше — генеральное консульство. К слову, когда я работала в Москве, не раз сюда приезжала для проведения семинаров по переводу со студентами, изучающими шведский язык.

Лично меня радует тот факт, что в Швеции немало людей, которые давно интересуются судьбой Беларуси. Еще в девяностые годы прошлого века они довольно часто сюда приезжали и налаживали политические контакты между нашими странами. Некоторые из этих людей сегодня занимают в шведском руководстве высокие посты.

Кроме того, белорусской тематикой активно интересуются отдельные депутаты в нашем парламенте. Расширяются контакты по линии гражданского общества. Четверть века назад они начали осуществление в Беларуси больших проектов, и эти связи сохранились.

А еще — тесные контакты в области культуры…

Мы искренне хотим, чтобы в Беларуси все процветало — политика, экономика, культура. Чтобы Беларусь заняла  достойное место в большой европейской семье.

— Шведское посольство в Минске традиционно ассоциируется с многочисленными мероприятиями в области культуры, литературы. Чего нам ждать в обозримом будущем?

— Недавно мы были в Гомеле и области. Если все пойдет по плану, скоро поедем в Могилевскую область. За время работы в Минске я планирую побывать во всех регионах Беларуси. Во время визитов помимо официальных встреч мы стараемся организовать культурные мероприятия.

Летом прошлого года успешно прошел День Швеции.

В этом году праздник состоится вновь. 2 июня ждем всех на площади возле Минской ратуши.

Помимо этого продолжится работа по выпуску детской литературы на белорусском языке. Имеются в виду переводы со шведского. Белорусским читателям уже хорошо знакомы «Карлсон, который живет на крыше» и «Пеппи — длинный чулок». В будущем всех нас ждет еще много интересного.

Не могу не отметить прошлогодний проект перевода и издания на белорусском языке книги нашего нобелевского лауреата поэта Томаса Транстрёмера, который мы сделали совместно с Союзом белорусских писателей.

К сожалению, Транстрёмера уже нет в живых, но творчество этого человека, на мой взгляд, очень близко белорусской ментальности.

Мы работали с прекрасными белорусскими переводчиками и с удовольствием будем представлять эту книгу в регионах.

Планируем принять участие в кинофестивале северных стран «Северное сияние», а также организовать собственный кинофестиваль.

Хороших идей много. В частности, в Беларуси немало людей, которые имеют живой интерес к нашей стране (изучали шведский язык, например). Хотим объединить их неким совместным мероприятием.

Словом, планы у посольства большие.

«Мне очень приятно, что я нахожусь в стране, где есть свой Нобелевский лауреат»

— Действительно, в литературном плане у нас много общего. Достаточно вспомнить вашего предшественника Стефана Эрикссона, который переводил на шведский язык произведения Василя Быкова, или Светлану Алексиевич, которая получила Нобелевскую премию именно в Стокгольме…

— Лично мне очень приятно, что я нахожусь в стране, где есть свой нобелевский лауреат.

Я бы хотела учить белорусский язык, только времени пока не хватает. Читаю, понимаю все больше, могу прочитать речь с листа… У нас в посольстве работает одна из самых лучших специалистов в этой области, Алеся Литвиновская, которая вместе с Глебом Лободенко проводит популярные курсы « Мова нанова». Она уже дала мне учебники. И все же понимаю, что уровня Стефана в белорусском достичь практически невозможно.

— Насколько мне известно, культурное направление не единственная доминанта белорусско-шведских отношений? Думаю, есть смысл сделать акцент на экономике, инвестициях, других сферах?

— С удовольствием.

Шведские компании имеют бизнес-интересы в деревообрабатывающей и целлюлозной промышленности Беларуси. Есть те, кто продает на белорусском рынке уже готовую продукцию.

Мы прекрасно понимаем позицию белорусской стороны, которая состоит в большей заинтересованности, чтобы наши бизнесмены создавали с вашими структурами совместные предприятия, чтобы возникали новые рабочие места. Очень надеемся, что такие устремления в будущем будут реализованы.

Конечно, к нашему мнению шведские бизнес-структуры прислушиваются, но поступают в соответствии со своими коммерческими интересами. Возьмем ту же знаменитую «Икею». На белорусском рынке она пока не представлена, хотя закупает здесь продукцию и ищет партнеров. С удовольствием будем этому способствовать.

— «Икея» известна во всем мире, но на наш рынок ее не пускают. Слышал, что причиной тому опасения насчет конкурентоспособности белорусской мебели…

— Не знаю всех деталей, но не думаю, что есть какие-то проблемы с допуском. Уверена, рано или поздно они придут и на белорусский рынок.

— А чем Беларусь представлена на рынках вашей страны?

— Продукты нефтепереработки, чуть-чуть текстильной продукции и поташ. Уверена, это далеко не все, что могло бы быть. Нужно больше контактов.

«Нельзя ставить какие-либо ультиматумы»

— Швеция стояла у истоков создания «Восточного партнерства». Сегодня его многие критикуют.

Ваша точка зрения по этому поводу?

— Перед тем как приехать в Беларусь, я четыре года работала в Брюсселе, где непосредственно занималась проблематикой «Восточного партнерства».

Действительно, был период некоего разочарования. Некоторые страны Евросоюза задумывались над необходимостью привнести в этот проект новую энергетику. Но в тот момент ЕС переживал кризисный период и какое-то время был не в состоянии развивать инициативы. В том числе и «Восточное партнерство».

ЕС замыкался на решении собственных проблем.

По моему убеждению, объединенной Европе удалось преодолеть эти тенденции, и недавний саммит тому подтверждением.

Сейчас есть понимание, что эта инициатива должна носить более широкий характер. Страны, для которых создано «Восточное партнерство», развиваются по-разному, значит, и подход к ним должен быть более дифференцированным. Необходимо расширить повестку дня, внести в нее элементы устойчивого развития, совершенствования образовательной программы, четче сконцентрироваться на работе с молодежью и т.д.

Следует заниматься не только вопросами региональной безопасности или инфраструктурой, но и вовлечь в эту работу более широкие слои общества наших стран. Тогда и будет гораздо больше людей, которые станут рассматривать этот проект в положительном русле, а не только концентрироваться на критике.

И, конечно же, нельзя ставить какие-либо ультиматумы. Стоит помнить, что Европа не объединена общей армией, мы не проводим жесткой политики и ни с кем не воюем. Это не наше.

Мы должны четко понимать, что наше — это экономика, мягкая безопасность, демократические ценности.

«Увы, Евросоюз оказался не готов к такому наплыву мигрантов»

— В последнее время из Швеции приходит немало новостей о чрезвычайных происшествиях, поэтому не могу не спросить о терроризме. Не является ли он следствием ошибок миграционной политики?

— Экономически Швеция готова принять большое число мигрантов. Еще до миграционного кризиса 2015 года мы принимали больше переселенцев, чем многие другие страны Евросоюза.

Ошибка заключалась в том, что ЕС на раннем этапе не договорился о единой, конкретной системе распределения мигрантов. Если хлынет волна мигрантов, все должно быть конкретно и четко: их примут не только богатые страны, но и все остальные. Членство в ЕС — не только всевозможные блага, но и ответственность. Нужно уметь не только брать, но и отдавать.

Увы, Евросоюз оказался не готов к такому наплыву мигрантов. Очень быстро была разрушена вся система пограничного контроля. Естественно, любой беженец будет стремиться туда, где его примут, где лучше. Именно поэтому наплыв был в Германию, Австрию, Швецию, Бельгию…

Потом начались разговоры, что мигрантов нужно распределить пропорционально по всем странам ЕС, но ничего не вышло. Кто-то начал строить стены, возвращать контроль на своей границе...

Безусловно, есть богатые страны, которые способны справиться с потоком мигрантов. Например, Германия и Швеция. Другой вопрос, как долго это продлится… Речь ведь идет не только о том, чтобы принять людей, накормить их, дать крышу над головой. Нужно предложить и какую-то перспективу. Сделать так, чтобы они могли легально найти работу, получить постоянное жилье. Именно это и есть главная проблема.

— А как насчет терроризма? Может, ужесточить контроль?

— Я была в Брюсселе, когда там произошли печально известные события, поэтому о том, что собой представляет терроризм, имею, к сожалению, совсем не абстрактное впечатление. И дело не в отдельных терактах, а в тенденции.

Конечно, можно установить жесткий контроль, но это будет совсем не то общество, которое мы хотим построить. Все последние десятилетия мы строили в Европе систему всеобщей доступности, отсутствия границ, открытого общества, которое готово помочь попавшим в беду людям.

Да и невозможно всех проконтролировать. Если, к примеру, террорист приехал из Сирии, мы должны установить контроль над всеми беженцами из этой страны? Так нельзя.

Глобальная проблема требует глобальных решений. Может, есть смысл расширить международное сотрудничество, более пристально изучить причины возникновения терроризма и осознать, что главными среди них являются бедность и безысходность.

— Вы работаете в Беларуси всего несколько месяцев и уже успели сделать много. Что в нашей стране произвело на вас самое большое впечатление?

— На мой взгляд, у белорусов — северный менталитет.

Как я говорила, мне доводилось много работать в вашем регионе. Но до назначения послом в Минск никогда здесь постоянно не жила. Могу сказать, ощущение такое, как будто живешь в северной стране.

Белорусский менталитет отличается от российского.

Я не буду говорить про чистые улицы. Поражает не только это. Люди! Ценят в жизни предсказуемость, желают для своих детей спокойного будущего. Трудолюбивые. Не пытаются кому-то что-то доказать, а спокойно делают свою работу.

«Любовь к хоккею у меня с детства»

— В заключение несколько вопросов личного свойства. Откуда вы родом? Откуда не типичная для большинства женщин любовь к хоккею, это национальное?

— Я родом из города Упсала, это в семидесяти километрах от Стокгольма. Упсала — университетский город. Там живут мои родители и один из братьев. В нашей семье было четверо детей, я самая старшая.

И единственная, кто стал дипломатом. Мой путь в дипломаты — русский язык. В детстве я мечтала выучить еще и арабский с китайским, чтобы потом было легче найти интересную работу. Осилила только русский, но работать было интересно всегда.

Что касается хоккея, то в Швеции его любят очень многие женщины. Любовь к хоккею у меня с детства.

Три года работы в Санкт-Петербурге не ослабили эту болельщицкую страсть. Там хорошая команда. И хорошая арена. Потом был Брюссель, где хоккей на четыре года исчез из моей жизни. Вместе с приездом в Минск он в нее вернулся. Быстрый, зрелищный вид спорта. Я спорт люблю. Недавно вспомнила школьные годы и вновь начала играть в теннис.

— Спасибо за интервью. Желаем вам дипломатических и спортивных успехов!

Александр Томкович

Читайте также:

Неизвестное об известных — II. Продолжение

Неизвестное об известных

Что готовит нам 2018-й?

Посол Литвы в Беларуси Андрюс Пулокас: Самое важное в том, что нам удалось сохранить отношения между людьми

Посол Латвии в Беларуси Мартиньш Вирсис: Наши отношения складываются прагматично и конструктивно

Конрад Павлик: Мы, поляки, прекрасно знаем цену независимости

Добавить комментарий