Курсы валют

Доллар США
2.062
Евро
Российский рубль

Погода

19..21 °C

Главные события

Нам нужна другая СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ

Sud

23 апреля 1992 г. была принята концепция судебно-правовой реформы. В ней ставилась цель создать систему судов, которые вместе взятые должны представлять самостоятельную ветвь власти.

Что планировалось?

Основой новой судебной системы должны были стать межрайонные (окружные) суды. Планировалось, что они будут действовать в границах судебных округов, не совпадающих с административно-территориальным делением. Составы этих судов должны быть примерно одинаковыми для обеспечения многопрофильных функций суда и развития специализации (7 — 9 судей). В крупных городах численность окружных судов могла быть больше (до 15 судей).

В межрайонных (окружных) судах дела могли рассматриваться в составе одного судьи, трех судей и одного судьи с участием присяжных заседателей. В частности, право на суд присяжных предоставлялось лицам, которые обвинялись в совершении преступлений, но не признавали себя виновными.

Для рассмотрения достаточно простых гражданских и уголовных дел, а также дел об административных правонарушениях предлагалось ввести должности мировых судей. Эти судьи могли избираться местным населением из числа лиц, отвечающих предъявляемым требованиям (высшее юридическое образование, стаж по юридической специальности не менее двух лет, успешная сдача квалификационного экзамена). В качестве мирового судьи они должны были поработать не менее трех лет, после чего могли назначаться на должность профессионального судьи.

Областные суды и Мингорсуд сохранялись. Их основной функцией должна была стать проверка законности постановлений, вынесенных межрайонными (окружными) судами. Вместо кассации предлагалось перейти к апелляции, при которой дело пересматривалось по существу с вынесением нового решения. В то же время областные суды могли рассматривать по первой инстанции некоторые категории дел, в том числе с участием коллегии присяжных заседателей.

Верховный суд выступал в качестве высшего суда, который был призван направлять и корректировать деятельность нижестоящих судов.

В концепции уделялось внимание развитию специализации судов, в том числе хозяйственных. Судам отводилась роль защитников субъектов хозяйствования.

Разработчики концепции определили также место и роль Конституционного суда в системе органов государства. В частности, предполагалось, что наряду с проверкой нормативных актов на предмет соответствия Конституции этот суд мог давать толкование положений Конституции применительно к конкретным случаям.

В целях обеспечения независимости высших судов (Конституционного, Верховного и Высшего хозяйственного суда) устанавливался порядок их избрания парламентом. В отношении остальных судов предусматривался порядок назначения президентом. Мировые судьи должны были избираться населением.

В концепции содержалась также программа реформирования органов предварительного следствия, органов внутренних дел и государственной безопасности, прокуратуры, адвокатуры, намечалось обновление действующего законодательства.

Что получилось?

К сожалению, мы — разработчики концепции — были в какой-то мере романтиками и не представляли всей сложности проведения судебно-правовой реформы. Главными противниками реформы выступили руководители судов и силовых ведомств. Их противодействие привело к тому, что основной закон, подлежащий принятию в развитие положений концепции, — закон о судоустройстве и статусе судей, разрабатывался более двух лет. Причем в узком составе судей Верховного и Высшего хозяйственного судов. Он был принят лишь в январе 1995 г.

Этот закон в отступление от концепции закрепил действующую систему судов. Вместо межрайонных (окружных) судов остались районные суды. О мировых судьях вообще не было упоминания. В ст.8 закона говорилось о возможности рассмотрения дел с участием присяжных заседателей. Однако такой суд допускался лишь по делам о преступлениях, за совершение которых предусматривалось наказание в виде смертной казни, и лишь при условии, если обвиняемый не признавал себя виновным. Но даже в таком урезанном виде руководство Верховного суда не пожелало применять суд присяжных. По предложению тогдашнего председателя Верховного суда В.Каравая применение статьи 8 закона было отнесено на более поздний срок. Потом — еще раз и еще раз, пока о суде присяжных позабыли. Между тем в Российской Федерации этот институт был введен в 9 регионах в виде эксперимента, а позднее — повсеместно.

Кодекс о судоустройстве и статусе судей 2006 года сохранил прежнюю судебную систему. Суды как были, так и остались беспомощным придатком исполнительной власти. Более того, они стали своеобразным подразделением президентской вертикали, поскольку почти все судьи назначаются на должность и продвигаются по службе президентскими указами.

Дооформление белорусской модели судов было завершено декретом №6 от 29 ноября 2013 г.. В соответствии с этим декретом Высший хозяйственный суд и хозяйственные суды областей и Минска были преобразованы в экономические суды и включены в систему судов общей юрисдикции. Военные суды как подсистема общих судов были упразднены. Верховный суд получил функции материального, организационно-технического и кадрового обеспечения судов.

Последние штрихи в облик белорусских судов были внесены в конце 2016 г. путем изменений и дополнений в кодекс о судоустройстве и статусе судей. Из него исключили всякое упоминание о хозяйственных судах.

В результате можно констатировать, что в Беларуси выстроена судебная вертикаль во главе с Верховным судом, а вся судебная система, как и каждый судья в отдельности, находится в подчинении главы государства. В таких условиях говорить о наличии самостоятельной судебной власти в стране не приходится.

Нужна новая концепция

Нам нужны другие суды — независимые, беспристрастные, авторитетные, с новым кадровым составом. Сделать это можно путем принятия новой концепции судебно-правовой реформы.

Спешу обрадовать читателей «Снплюс», которые разочаровались в наших судах и судьях: такую концепцию я подготовил и могу познакомить вас с основными положениями.

Во-первых, избрание судей вместо назначения. При этом судей высших судов должен избирать парламент, а судей нижестоящих судов — местные представительные органы по рекомендации судебного сообщества.

Во-вторых, основным звеном судебной системы должны стать межрайонные (окружные) суды, сформированные по судебным округам. Это позволит унифицировать суды по численности и нагрузке и вывести их из подчинения местным органам власти.

В-третьих, создать суд с участием присяжных заседателей для рассмотрения дел, где обвиняемый не признает себя виновным в совершении преступления; отменить институт народных заседателей; ввести состав суда из трех судей для рассмотрения дел о тяжких и особо тяжких преступлениях (то есть с наказанием свыше 5 лет лишения свободы).

В-четвертых, передать от прокурора суду право решать вопрос о заключении под стражу лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, а также о продлении срока содержания под стражей.

Перечень новаций может быть длинным. Он касается и подбора кандидатов на должности судей, и гарантий их независимости, и продвижения по службе. Как показывает практика, реформы не проходят гладко. Но не стоит бояться трудностей, я тоже готов взяться за проведение судебно-правовой реформы. Главное, чтобы сложились для этого благоприятные условия.

Михаил Пастухов, профессор, заслуженный юрист, бывший судья Конституционного суда

Читайте также:

Тунеядцы снова на авансцене

О праве на защиту

Об обитателях общежитий и брошенных пенсионерах

В поисках идеального государства

Добавить комментарий