Курсы валют

Доллар США
2.0508
Евро
Российский рубль

Погода

22..24 °C

Главные события

Надо готовить новые кодексы, а не править старые

Pastuhov_360

На этой неделе в Палате представителей планируется обсудить поправки в пять кодексов: Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный, Об административных правонарушениях, Процессуально-исполнительный кодекс об административных правонарушениях. Больше сотни статей, десятки страниц текста.

О чем поправки?

Их так много, что не представляется возможным все перечислить. Основная часть поправок вносится в Уголовный кодекс. Они сгруппированы в 68 пунктов. Изучение поправок позволяет утверждать, что не все они в пользу граждан. Так, граждан, привлеченных к уголовной ответственности, ждут не только обычные виды уголовных наказаний (лишение свободы, арест, ограничение свободы, исправительные работы, штрафы), но и специальная конфискация.

По смыслу проекта ст.46-1 УК получается, что специальная конфискация — это конфискация имущества, добытого преступным путем, изъятие доходов, полученных от использования этого имущества, а также предметов преступления, орудий и средств совершения преступления, вещей, изъятых из оборота. В статье акцентируется внимание на то, что конфискации подлежит транспортное средство, которым управляло лицо, совершившее преступление.

Нетрудно представить последствия, к которым приведет применение этой статьи УК. При проведении обыска или других следственных действий органы расследования будут налагать арест на все ценное, что найдут в «хозяйстве» подозреваемого (обвиняемого). Правда, в проекте установлены некоторые ограничения в изъятии имущества. К их числу относятся: жилой дом (квартира), земельные участки, хозяйственные постройки, семена сельскохозяйственных культур, предметы домашнего обихода, утвари, одежды, мебель, все детские принадлежности.

Разработчики поправок предполагают изложить в новой редакции ряд статей УК, в том числе: ст. 145 («Доведение до самоубийства»), ст. 188 («Клевета»), ст. 189 («Оскорбление»), ст. 223 («Нарушение правил о сделках с драгоценными металлами и (или) камнями»), ст. 237 («Незаконное получение кредита или субсидий»).

Зачем это делается? Конечно, неспециалисты об этом не догадаются. А ларчик просто открывается: в санкциях почти всех новых статей добавляется в качестве дополнительного наказания штраф.

Опять непонятно? Снова просвещаю неграмотных в юриспруденции читателей. В соответствии со ст.50 УК штраф устанавливается судом «...в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления и материального положения осужденного» в пределах от 30 до 1000 базовых величин (то есть от 700 до 24500 рублей). Что касается преступлений против порядка осуществления экономической деятельности и против интересов службы, то штраф устанавливается в размере от 300 до 5000 базовых величин (суммы выходят за пределы разумного).

Ряд поправок вносится в УПК. Так, при производстве следственных действий предлагается применять звуко- и видеозапись. Правда, почему-то не говорится об использовании технических средств в судебном заседании. Между тем осужденные часто жалуются на качество протоколов судебных заседаний, когда неточно излагаются или упускаются важные для установления истины обстоятельства.

Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) также предлагается дополнить рядом статей. Одна из них — статья 23.88 «Незаконная организация деятельности общественного объединения, религиозной организации или фонда либо участие в их деятельности». По логике, введение этой статьи устраняет уголовную ответственность по ст.193-1 УК в отношении участников незарегистрированных организаций. То есть наказание как бы смягчается и переводится в разряд административных правонарушений.

Как правильно отмечает директор центра европейской трансформации Андрей Егоров, «это — символический шаг, который почти ничего не стоит властям, но будет приветствоваться Западом».

Однако следует обратить внимание на «альтернативу» уголовным санкциям — штраф до 50 базовых величин (сейчас это свыше 1200 рублей). Почему не до пяти величин? Какие критерии установления штрафов? Видимо, «от балды»: чем больше — тем лучше.

Кому это выгодно?

Еще раз повторяю: поправок в кодексы очень много. И в этой связи уместно поставить вопрос: для чего так старались разработчики?

Мне представляется, что власти хотят изменить вектор уголовной политики, переведя ее на штрафы. Вроде бы выгодно всем: и осужденным, которых родственники будут выкупать из неволи, и органам власти, которые получат неплохое пополнение в бюджет. Но насколько такая политика соответствует закрепленным в Конституции принципам демократического правового социального государства и целям уголовного законодательства?

В качестве еще одного плюса новой уголовной политики можно назвать экономию «посадочных мест» в колониях и тюрьмах, которые и так переполнены. В результате можно будет улучшить рейтинг страны по числу заключенных на 100 тысяч населения (по оценкам международных экспертов, по этому показателю Беларусь находится на 12-м месте в мире и 2-м в Европе после России). Однако остается вопрос: насколько этичной и правомерной будет новая уголовная политика?

По всей видимости, власти попробуют в максимальной степени использовать такой источник финансирования бюджета, как «специальная конфискация». Не случайно в Уголовно-исполнительный кодекс включается глава 23-1 под названием «Порядок исполнения специальной конфискации». В соответствии с ней каждый приговор, где предусматривается конфискация, берется под особый контроль. Более того, устанавливается ответственность «...за порчу, израсходование, сокрытие или отчуждение имущества, подвергнутого описи или аресту».

Можно предположить, что власти ждут от поправок в пять кодексов большой экономической выгоды за счет лиц, которые попадут под молох уголовных репрессий. Если у кого-то есть иное мнение, то напишите, обсудим.

Чем заменить «поправки»?

Поставлю риторический вопрос: кто может остановить движение поезда? Простой ответ: машинист. В нашем случае — Совет министров, который внес в Палату представителей пакет изменений и дополнений в кодексы. Правда, заказчиками и исполнителями этих поправок могут быть и другие субъекты.

Конечно, противодействовать принятию нововведений могли бы и депутаты, отдающие себе отчет об их возможных последствиях. Однако говорить на эту тему даже не хочется, поскольку заранее знаем результаты голосования.

А что можем мы? Лично я могу высказать свою позицию публично. Вот мои суждения.

В целях уменьшения негативных последствий от указанных поправок целесообразно исключить в статьях УК штрафные санкции. Аргумент очевидный — штрафы не оказывают никакого воспитательного эффекта на осужденных.

Предлагаю снизить сроки лишения свободы по ряду статей УК. В качестве примера можно назвать статью 328 («Незаконный оборот наркотических средств...»). В предлагаемых поправках снижен на два года нижний порог в частях 1 и 2, но остался без изменения верхний порог. Кроме того, не затронуты санкции по частям 3, 4 и 5, где сроки начинаются с 8 лет лишения свободы и доходят до 25 лет. Эти сроки надо снизить как минимум наполовину и, что очень важно, распространить действие этих норм на ранее вынесенные приговоры.

В перспективе необходимо пересмотреть эти пять кодексов, поскольку они носят откровенно репрессивный характер. Более того, надо готовить новые кодексы, более гуманные, с учетом опыта европейских стран и международных стандартов.

Михаил Пастухов, профессор, заслуженный юрист, бывший судья Конституционного суда

Читайте также:

И всего-то надо — дать власть регионам

О праве на объединение

Жыве мова — жыве народ

«Эти ребята когда-то выйдут на свободу…»

Loading...

Добавить комментарий