Курсы валют

Доллар США
2.0944
Евро
Российский рубль

Погода

14..16 °C

Главные события

Небаррикадный либерал

Preygerman

Предполагаю, что данное интервью понравится далеко не всем, а некоторые отважатся даже поспорить с руководителем «Либерального клуба» Евгением Прейгерманом. В будущем с удовольствием предоставим такую возможность…

Сейчас же хочется в очередной раз вспомнить знаменитую фразу одного из предтечей современных демократов Александра Герцена — свобода слова невозможна без свободы слуха.

— Слышал, что назначение послом России в Беларуси Бабича, который известен своей близостью к спецслужбам, вызвало едва ли не переполох в нашем руководстве. А возможное придание ему статуса путинского «смотрящего» по Беларуси и вовсе стало информационным детонатором. Какова ваша точка зрения по этому поводу?

— Думаю, в СМИ эта тема несколько упрощена, утрирована и слишком рано объявлена сенсационной. Какой бы бэкграунд ни имел тот или иной посол, он является личным представителем главы своего государства. А более широко — представляет политику своего правительства. Поэтому даже самый статусный и талантливый посол не может реализовывать собственную политическую линию и определять политику государства в отношении другого государства. В противном случае он будет либо отозван своим правительством, либо объявлен персоной нон-грата принимающей стороной.

Свидетельствует ли предложенная Москвой кандидатура нового посла о том, что происходит изменение российской политики в отношении Беларуси? Очевидно, что в последнее время в наших отношениях появилось много новых и сложных вопросов. Часть из них связана с изменениями всего международного контекста и не всегда идентичными подходами двух стран к защите собственных национальных интересов в новых условиях. Это объективный процесс, который так или иначе будет вносить новые краски в белорусско-российские отношения. Однако они очень многогранны, в них на разных уровнях имеют значение разные интересы.

Что действительно выглядит странным, так это факт попадания в публичное пространство информации о кандидатуре посла до получения агремана с белорусской стороны. Обычно так не делается.

— Некоторые пророчат чуть ли не близкий аншлюс Беларуси. Вы согласны с такими прогнозами?

— Нет. Но белорусскому обществу важно как можно скорее найти понятный каждому гражданину ответ на главный вопрос: почему нам всем лучше жить в независимом государстве? Иначе рано или поздно перспективы суверенитета могут стать действительно туманными.

На мой взгляд, Беларусь будет независимой до тех пор, пока государственные решения принимаются в Минске, а не в Москве, Варшаве, Вашингтоне, Брюсселе, Пекине или еще где-то.

— Второй обсуждаемый сегодня информационный повод — события вокруг портала TUT.BY. Если вспомнить наезд на «Белпартизан», блокировку «Хартии-97», обыск квартиры создателя «БелаПАН» и т.д., то получается своеобразная цепочка. Помнится, вы тоже предъявляли к «нячэсным» журналистам претензии. Это часть «цепочки»?

— Я не обладаю достаточной полнотой информации по поводу всех названных событий. Поэтому не буду рассуждать, цепочка это или нет. А вот ситуацию с дезинформацией со стороны «Белсата» в отношении «Минского диалога» еще раз поясню.

Мы уже не единожды сталкивались с фактами искажений нашей деятельности в репортажах «Белсата». Когда обращались за разъяснениями к минским журналистам, нам говорили: «мы тут ни при чем — это все варшавская редакция».

Поэтому, когда в ходе майского Форума «Минского диалога» в эфире «Белсата» несколько раз прозвучала ложь, мы написали письмо директору телеканала. Привели конкретные факты дезинформации и предложили извиниться. В итоге же получили не извинения, а новые факты дезинформации под крики о том, что злостный «Минский диалог» обижает бедный «Белсат».

Некоторые западные дипломаты объяснили мне такое поведение «Белсата» тем, что маргинальный телеканал может привлечь к себе внимание только с помощью скандалов. Возможно, так и есть. Однако я не считаю, что это дает «Белсату» какое-то право открыто лгать по поводу нашей работы. Причем отдельные представители «Белсата» и БАЖа в приватном общении говорят: «идет информационная война, вы оказались меж двух огней». Нас такие оправдания не устраивают.

Я вообще считаю, что укоренившееся среди части общества черно-белое баррикадное мышление является одной из мин замедленного действия под будущим Беларуси. Здесь все по примитивному стадному принципу «ты с нами или против нас». И если не выбираешь, то получаешь со всех сторон. Такое удобное многим мышление оставляет после себя выжженные мозги. Если банальный непрофессионализм или даже очевидные факты дезинформации можно списать на «военное положение», то это ведет к плачевным последствиям.

— Как вы относитесь к тому, что некоторые называют «Минский диалог», а вместе с ним и «Либеральный клуб», своеобразными филиалами белорусского МИДа?

— Спокойно. К сожалению, период романтизма в моей жизни прошел. Я прекрасно понимаю, что у разных людей и структур разные интересы. И люди готовы идти на многое, чтобы свои интересы защищать. Наша работа, как выразился один зарубежный эксперт, помогает нанести Беларусь на «ментальную карту мира». Помогает уйти от примитивизма в восприятии Беларуси в международных отношениях. И многим это очень некстати, так как нарушает привычный и комфортный статус-кво, в том числе финансовый. Навешивать ярлыки — самое безобидное, что они могут сделать.

Притом здесь есть важный нюанс. «Филиал МИД» — лишь один из ярлыков. Кто-то активно продвигает мнение, что мы «агенты влияния Запада», а кто-то — «исполнители воли Кремля». Приятно, конечно, что каждый находит в работе «Минского диалога» нечто свое. Но вообще это свидетельство: сопротивление любым новшествам в нашей стране исходит не только от властных структур, как принято считать по определению. Противники изменений, равно как и сторонники развития, есть везде: и во власти, и в оппозиции, и в бизнесе, и в НГО. И это классика жанра. Ситуация давно описана в политологии, например, Адамом Пшеворским.

— Вы ни с кем не согласовываете, кого из политиков и журналистов звать на «Минский диалог», а кого нет?

— Только с орденом тамплиеров…

А если серьезно, то мы хотим, чтобы «Минский диалог» стал важной и узнаваемой площадкой для дискуссий о международных отношениях и безопасности. Поэтому зовем всех, кто имеет профессиональное отношение к этим темам, кто занимается ими как исследователь или практик. То есть тех, кто может вести профессиональную дискуссию, а не только декларировать общие лозунги.

Предполагаю, что именно такими критериями в приглашении участников руководствуются и организаторы любых других профессиональных мероприятий. Например, на IT-конференцию вряд ли пригласят политиков, IT-опыт которых ограничивается умением разместить селфи в фейсбуке. И я, кстати, не понимаю, почему организаторов IT-конференций не упрекают, как нас, что они не зовут политические партии. Ведь их конференции также способствуют улучшению имиджа Беларуси за рубежом…

К слову, на наших-то мероприятиях члены политических партий, в том числе оппозиционных, всегда представлены, так как в ряде партий есть специалисты-международники. Просто лидеры некоторых партий почему-то считают, что именно они должны быть в числе выступающих, даже если не имеют никакого отношения к теме. Это, кстати, тоже свидетельствует о состоянии большинства белорусских партий: вместо того, чтобы развивать полноценные структуры со специалистами в разных областях, их лидеры привыкли заниматься лишь представительскими функциями. В итоге некоторым просто нечего и некого представлять.

— Не дублирует ли «Минский диалог» «Минский форум»?

— Не дублирует, притом настолько же, насколько этого не делают «Минский марафон» или, например, «Минская лыжня». У нас один и тот же город в названии, но совершенно разные цели и тематическое поле. Насколько мне известно, «Минский форум» изначально возник как площадка для диалога белорусских властей с оппозицией при посредничестве представителей Германии. Мы же занимаемся развитием диалоговой площадки по вопросам международных отношений и безопасности в Восточной Европе и даже шире — на евроатлантическом и евразийском пространствах.

— Не в пику ли «Минскому диалогу» Лебедько создал свой «Европейский диалог»?

— Понятия не имею. Я пока не слышал о какой-то содержательной работе этой инициативы, не знаю, чем ее организаторы занимаются или собираются заниматься.

— Можно приводить множество известных доказательств «потепления» отношений официального Минска. И можно привести немало фактов, когда власть поступает вопреки своим декларациям. Не действует ли принцип «а Васька слушает да ест»? Не является ли либерализацией то, что кто-то что-то просто перестает замечать?

— Ограничусь двумя тезисами.

Первый. Чудес в политике не бывает. «По щучьему велению и моему хотению» Беларусь «вдруг» иной не станет. Для реальных изменений в стране недостаточно чьих-то «хотелок» или размещенных на веб-сайте требований.

Второй. Обобщающие термины «власть» и «оппозиция» лишь усложняют понимание реальных процессов и проблем в Беларуси. Власть — это тысячи самых разных людей, с разными мировоззрениями, опытом и интересами. Очень многие из них ежедневно совершают личные подвиги, чтобы наша страна не консервировалась, а развивалась. Но есть и те, кто по разным причинам считают, что Беларусь нужно сохранить в законсервированном виде. С их стороны можно часто наблюдать активное сопротивление процессам вроде либерализации.

Ровно то же самое — в среде оппозиции. И что самое интересное, консерваторы во власти и в оппозиции весьма успешно помогают друг другу срывать многие важные для страны процессы. Поэтому перспективы либерализации зависят не от доброй воли абстрактных властей, а от способности сторонников развития убедить своих идейных конкурентов и все общество в своей правоте. А это требует упорной и осознанной работы вне примитивных рамок баррикадного мышления.

Александр ТОМКОВИЧ

Читайте также:

Правда Андрея Дмитриева

Прыярытэты Глеба Лабадзенкі

Сбывшиеся и несбывшиеся прогнозы Андрея Климова

Елена Анисим: «Белорусский язык — основа национальной безопасности страны»

Loading...

Добавить комментарий