Курсы валют

Доллар США
2.1262
Евро
Российский рубль

Погода

-7..-9 °C

Главные события

Ослабляет ли гражданский контроль силовые ведомства?

Image 6992

Любые разговоры об установлении гражданского контроля над сектором безопасности Беларуси в среде самих силовиков вызывают состояние среднее между истерикой и подозрением в заговоре.

Публично же реакция проявляется в заявлениях в стиле: «Вы же не учите хирурга в операционной — не учите и нас, мы профессионалы». Безусловно, учить работать оперирующего хирурга могут только другие практикующие медики. Но когда хирург становится главврачом больницы — то и спрос с него другой. Если в клинике протекает крыша, по коридорам колоннами гуляют тараканы, а в столовой воруют продукты у пациентов — то неважно, насколько профессионален главврач как медик. Как администратор он провалился и его можно не просто критиковать — его нужно менять на более способного человека.

Эта аналогия применима и к гражданскому контролю за сектором национальной безопасности: никто не учит генералов воевать, но в качестве администраторов генералы явно не справляются и должны быть заменены гражданскими менеджерами.

Помимо профессионального снобизма, присущего высоким чинам силовых ведомств, есть еще и страх перед тем, что подчинение гражданским руководителям приведет к падению уровня влияния и самостоятельности силовых ведомств. Что лично меня всегда смешит.

Во-первых, силовики уже подчиняются гражданским чиновникам согласно законодательству: премьер-министру как руководителю правительства, членами которого являются руководители многих силовых ведомств, и президенту. Хотя А. Лукашенко любит наряжаться в похожую на военную форму, профессиональным офицером он никогда не был, а служил по политической части. То есть учил других не воевать, а правильно любить советскую родину и родную коммунистическую партию.

Во-вторых, никакого особенного влияния силовики в Беларуси не имеют, являясь сугубо обслуживающим интересы высшей власти сословием. Достаточно посмотреть на то, как распределяются публичные финансы, чтобы понять: влияние аграрного, промышленного и строительного лобби просто подавляющее. Силовикам о таком уровне аппаратного веса во власти и мечтать не приходится. И если милиция и спецслужбы хотя бы финансируются на относительно терпимом уровне, то армии все годы правления А. Лукашенко деньги выделяются по остаточному принципу.

Нет и не было никакого особого влияния силового блока. Самостоятельность силовиков сродни «самостоятельности» собаки на поводке: какая длина поводка, такие и возможности. Кстати, это не достижение А. Лукашенко: подчиненное состояние силового сектора — историческая традиция для Беларуси ХХ века. Но об этом ниже.

Между тем, как ни удивительно, установление гражданского контроля может обеспечить рост влияния силовых ведомств на общегосударственные дела.

В США три самых влиятельных вашингтонских чиновника — это советник президента по нацбезопасности, госсекретарь и директор ЦРУ. Все трое — по статусу гражданские чиновники.

В Румынии во времена диктатуры Н. Чаушэску была одна спецслужба — аналог советского КГБ. Которая находилась под контролем партийной верхушки. После перехода к демократии с целью не допустить усиления спецслужб они были разделены на несколько, поставлены под парламентский контроль и подчинены гражданским властям. Но в итоге, по оценке моих знакомых специалистов в Бухаресте, сейчас уровень влияния румынских спецслужб на государственные дела значительно вырос в сравнении с коммунистическими временами.

Влияние силовиков в демократическом обществе имеет объективные причины. Обеспечение безопасности — это одна из основных функций государства во все времена. Руководитель силового ведомства — политически престижная позиция во властной иерархии демократической страны в силу исторической традиции. А в последние годы — также вследствие краха системы международной безопасности в Европе. И возглавляют силовые ведомства наиболее влиятельные политики, представляющие правящую политическую силу. Что обеспечивает силовикам надлежащий уровень политического лоббизма, который конвертируется в том числе в доступ к публичным финансам. Все согласно старой истине: не место красит человека.

В Беларуси же именно место красит руководителя: силовые ведомства возглавляют люди с нулевым политическим весом, зачастую с минимальным административным опытом (хотя и хорошие узкие профессионалы) и привычные к исполнительской дисциплине, а не к готовности продвигать и отстаивать свою позицию.

Как было сказано выше, гражданский контроль над силовым сектором для Беларуси не экзотика. В советское время все силовые ведомства находились под жестким партийным контролем КПСС. Взысканий по партийной линии офицеры боялись больше, чем по служебной. И очень забавно, что для советских замполитов из нашего Минобороны те времена — самые милые сердцу.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

Александр Лукашенко снова полюбил США

Беларусь должна изучать горький опыт соседей

Зачем нужен этот информационный шум?

Про безопасность и права человека

Loading...

Добавить комментарий