Курсы валют

Доллар США
2.1556
Евро
Российский рубль

Погода

-7..-9 °C

Главные события

Ежики в тумане

Image 7048

Перед белорусским правительством глава государства неожиданно поставил задачу четкого видения точек роста национальной экономики.

2018 год завершается. Если судить по официальным экономическим показателям, то для «белорусской модели» он был успешным: экономика за январь—октябрь подросла на 3,5%, реальные располагаемые денежные доходы населения — на 7,8%, а темпы роста реальной заработной платы снова стали двухзначными — 12,3%.

До обещанных народу 1000 рублей средней заработной платы в октябре оставалось 30 копеек, а до «святой цифры» в ее зеленом эквиваленте — 29 долларов и 11 центов. Нет сомнений, что в декабре оба рубежа будут взяты. Декабрь — месяц годовых выплат. Но, как пел Булат Окуджава: «На смену декабрям приходят январи». Однако до января надо еще дожить.

Для тех же, кто доживет, открывается перспектива, от которой кругом идет голова. Цитирую по самой солидной газете страны: «Средняя заработная плата в следующем году в Беларуси должна составлять не менее 1025 рублей, у бюджетников — не менее 820 рублей. Об этом по итогам совещания у президента заявил премьер-министр Сергей Румас».

На 28 ноября (дата написания статьи) курс доллара составил 2,131 рубля. Калькулятор подсказывает, что в 2019 году в долларовом эквиваленте средняя зарплата составила бы (дай ей Бог здоровья!) 481 доллар. Но кто может гарантировать, что за предстоящий год рубль к доллару не ослабеет? Такого в новейшей истории Беларуси еще не было.

Для тех, у кого проблемы с памятью, напомню, что впервые рубеж в 500 долларов «белорусская модель» по команде сверху преодолела в декабре 2010 года. Чем это для нее закончилось — хорошо известно. Прошло восемь лет. Обещания в долларах сменили обещания в рублях. Все логично. Во-первых, дедолларизация. Во-вторых, согласно пословице, обещанного три года ждут, а обещанного в долларовом эквиваленте — три президентских срока. Так что время еще есть.

Новая «нормальность»

Пресс-релиз на сайте president.gov.by от 26 ноября начинается с привычного для подобных документов глагола «требует». Что на этот раз и от кого? Цитирую: «А. Лукашенко требует от экономического блока страны четкого видения точек роста национальной экономики».

То есть видение имеется, но оно нечеткое. Экватор пятилетки пройден. Экономика растет, но этот рост — результат «очередной волны циклического, конъюнктурного роста».

С таким выводом следует согласиться. Среднегодовая цена на нефть Urals с 53 долл./барр. в 2017 г. выросла до 71 долл./барр. в 2018 г. (+34%), что привело к росту средней цены экспортируемых нефтепродуктов в январе—сентябре на 25,9% при росте физических объемов на скромные по любым меркам 2,2%. А нефтепродукты, изготавливаемые из российской нефти, — это 22% от белорусского экспорта товаров.

«Основные тренды нашей экономики пошли в последнее время вниз, и Беларусь опять входит в зону развития с темпами ниже среднемировых», — подчеркнул А. Лукашенко 26 ноября. Приведенная таблица этот вывод подтверждает. «Тучные» годы «белорусской модели» завершились в 2006—2010 годах, а у нынешней аномалии, как уже отмечалось, не внутренние, а внешние причины.

Она — «иллюзия успеха», и не более того. И если зарплаты членов правительства, Национального банка, облисполкомов и Минского горисполкома с подобным видом иллюзии способны мирно сосуществовать на протяжении многих лет, то по поводу зарплат большинства белорусов утверждать подобное я бы не решился.

Среднегодовые индексы прироста (снижения) валового внутреннего продукта (в процентах)

Годы

1991-

1995

1996-

2000

2001-

2005

2006-

2010

2011-

2015

2016-

2017

2018*

 

ВВП

-8,2

6,3

7,5

7,3

1,2

-0,1

3,5

* Январь-октябрь

С подобными проблемами,ставшими новой «нормальностью», «белорусская модель» не одинока во Вселенной. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно обратиться к ближайшим товарищам по разуму, к России. «Мы в общем последние 10 лет живем с темпами роста 1%,— напомнил главное достижение российской экономики глава Счетной палаты Алексей Кудрин на форуме Финансового университета. — После Второй мировой войны у нас такого длинного периода в истории России, чтобы мы жили больше 10 лет с таким темпом роста, — 1%, нет. Мы в общем попали в серьезную застойную яму».

А мы?

Путем кавалерийской атаки

Герои мультфильма «Ежик в тумане» считали звезды, попивая чай с малиновым вареньем. Перед белорусским правительством поставлена задача иного масштаба. А. Лукашенко «хотел бы услышать, какие точки роста правительство видит на 2019 год, на чем будет построена устойчивая и конкурентоспособная экономика с уровнем ВВП не менее $100 млрд».

Разглядеть точки роста, не выходя при этом за пределы «белорусской модели», ненамного проще, чем звезды невооруженным глазом. Ситуация усугубляется наличием идеологического тумана, основу которого составляет вера в наличие у нас соответствующего потенциала и прежде всего — человеческого.

Совершенно неожиданно 26 ноября прозвучало заявление по поводу наличия прямой связи успеха с готовностью к органичным преобразованиям и способностью меняться самим. Проблема осталась за малым — какие конкретно преобразования «белорусской модели» считать органичными, а какие — противоречащими ее базовым характеристикам.

Если у восточного соседа Беларуси среднегодовые темпы роста за последние 10 лет составили 1%, то у западного, Польши, — 3,2%. Чувствуете разницу?

К моменту распада социалистического лагеря польская экономика была ничем не лучше советской. Но в 2017 году по ВВП на душу населения по паритету покупательной способности По­льша в 1,6 раза опередила Беларусь (45-е место, $ 9 642, и 68-е место, $18 871 соответственно). Давно уже не поляки к нам, а мы к ним отправляемся по выходным на шоппинг, а многим жителям западных районов Беларуси шопинг помогает не только сэкономить, но и заработать. Не зря же возможность подобного вида заработка и дала старт крестовому походу против тунеядцев.

Проблему пытались решить традиционным для «белорусской модели» способом — путем кавалерийской атаки. На совещании по вопросам занятости и миграции в стране перед «вертикалью» была поставлена следующая задача: «Любыми способами, которые мы знаем и умеем делать, надо заставить этих людей работать! До 1 января принять меры, чтобы все работали, заставить всех работать!»

Прошло 4 года. Численность занятых вместо того, чтобы увеличиться, сократилась с 4473,3 тысячи до 4330,1 тысячи человек (-3,2%). А какая была перспектива создать, казалось бы, из ничего, практически без дополнительных инвестиций точку экономического роста! Не разглядели. Туман помешал…

Сергей Николюк

Читайте также:

Почему дети Раймонда Паулса покинули Латвию

Школа конформизма

Почему мост через Припять построен поперек Конституции?

Послание потомкам

Loading...

Добавить комментарий