Курсы валют

Доллар США
2.0655
Евро
Российский рубль

Погода

20..22 °C

Главные события

Нефть, газ и бульба

Image 7063

«Нет равных условий — нет союза»… Да и о каком союзе может идти речь, если без российских дотаций «белорусская модель» просто схлопнется…

Россия живет с природной ренты. Другой, нерентной, экономики в стране за годы «вставания с колен» осталось мало. Поэтому не стоит удивляться, что около 85% поступлений в федеральный бюджет составляют пошлины от продажи сырья и налогов с его продажи.

В Беларуси островки нерентной экономики еще сохранились, но в количествах для выживания явно недостаточных. Признавать публично этот факт архитектор «белорусской модели» и его свита долгие годы публично не решались. Но тайное имеет свойство становиться явным. На это фундаментальное свойство тайного впервые обратили внимание еще евангелисты Марк и Лука: «Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы».

В течение шести лет Беларусь может потерять от налогового маневра в России около 10 млрд долларов. Такой «радостной» новостью поделился с соотечественниками замминистра финансов Андрей Белковец еще в первый день зимы. Около 3 млрд долларов — выпадающие доходы бюджета. Еще 6 млрд — ухудшение экономики двух нефтеперерабатывающих заводов.

Обозначенная чиновником сумма — это стоимость Белорусской АЭС. Строится она, если кто запамятовал, на кредитные деньги. Погашать кредит Беларусь начнет через 6 месяцев после ввода АЭС в эксплуатацию, но не позднее 1 апреля 2021 г. Погашение будет осуществляться равными долями каждые полгода на протяжении 15 лет.

Два белорусских нефтеперерабатывающих завода (ОАО «Мозырский НПЗ» и ОАО «Нафтан») долгие годы по праву считались нашими главными кормильцами. Без них двузначный рост доходов белорусов в «тучные» нулевые годы был бы невозможен.

А какова ближайшая перспектива? Если Россия откажется и дальше субсидировать наше «фамильное серебро», то «переработка становится убыточной, и нет смысла ввозить 24 млн тонн нефти», — пояснил Белковец. Для удовлетворения собственных потребностей в нефтепродуктах нам хватит и 6 млн тонн нефти, 1,5 млн тонн из которых Беларусь добывает сама.

Два белорусских НПЗ, два реликта «холодной войны» достались нам в наследство от СССР. Их строительство среди родных болот на первый взгляд выглядит нерациональным. В СССР в 1985 г. количество личных легковых автомобилей составляло 12,5 млн штук, или 45 автомобилей на 1000 жителей (в США в те годы — 535, в среднем по Западной Европе— 400). Но все становится на свои места, если вспомнить, что главным потребителем нефтепродуктов в стране победившего социализма было не население, а армия (конкретно Западная группа войск для белорусских НПЗ).

В 2017 г. в личной собственности белорусов находилось 11,1 тысячи автобусов, 137,3 тысячи грузовых и 2 972,7 тысячи легковых автомобилей, что в итоге дает 328 транспортных средств на 1000 жителей. И тем не менее даже одного НПЗ нам хватает с избытком.

Рентабельность 70% и выше

Откроем самую солидную газету страны от 8 декабря: «Выступление Александра Лукашенко на заседании Высшего Евразийского экономического совета было предельно откровенным и принципиальным, без ретуширования нерешенных вопросов и проблем в ЕАЭС. Позиция Беларуси абсолютно ясная: нет равных условий — нет союза».

С такой жесткой оценкой следует согласиться. «Белорусская модель» в рыночных условиях — не жилец. Об этом регулярно и убедительно нам рассказывает ее главный архитектор. Например, в интервью телеканалу «Россия24». Ограничусь одним фрагментом: «Что такое, если предприятие в Казахстане или в России работает в лучших условиях, чем наши. Это значит, на наших предприятиях со временем можно поставить крест. Или мы, чтобы понизить себестоимость за счет, допустим, цены на газ... Вы по 40 долларов получаете, а наши, скажем, по 200 долларов. Разница огромная».

Насколько приведенные цифры соответствуют действительности, вопрос отдельный, но интересна постановка вопроса о «лучших условиях», в которых работают предприятия Казахстана и России.

В качестве комментария приведу цитату из «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери:

— А на той планете есть охотники?

— Нет.

— Как интересно! А куры есть?

— Нет.

— Нет в мире совершенства! — вздохнул Лис.

Нет в мире совершенства... 68% глобального валового продукта производится сегодня на территориях, расположенных от океанской линии не более чем на 100 миль. Данный показатель почти вдвое выше, чем в 1870 г., и он продолжает расти. Причина проста: перевозить грузы по воде дешевле.

По Транссибу и БАМу в 2018 г. планировалось перевезти 75 млн тонн грузов, тогда как через Панамский канал в 2013 г. прошло 321 млн тонн, а через Суэц — 913 млн тонн. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в США, Канаде и Индии железные дороги уже более 70 лет разбираются на металлолом.

В таких условиях населению континентальных глубинок остается только жаловаться на отсутствие равных условий и требовать дотаций, чем многие и занимаются. Вспомним крики жалобщиков «ржавого пояса» Америки, обеспечивших победу Дональду Трампу на президентских выборах. Так что Беларусь тут не исключение.

Нет в мире совершенства, но есть массовая потребность в уравнительной справедливости, воплощенной в принципе «работать скопом, ничью выработку не учитывать, а сено делить всем поровну». Что касается сторонников соревновательной справедливости, то они во все времена были в меньшинстве.

«В обществе, отягощенном расколом (белорусский случай. — Прим. авт.), — подчеркивал историк Александр Ахиезер, — борьба между этими двумя векторами справедливости выходит далеко за рамки спора, платить ли за то, что человек «вкалывает», т. е. по затратам энергии и времени, или за результаты, признанные обществом главным образом через рынок, делающий затраты его личным делом».

Но все ли так безнадежно? В России и Казахстане есть нефть, в Беларуси — бульба, и надо еще разобраться, кому больше повезло. Я в вопросах сельского хозяйства не специалист, поэтому сошлюсь на мнение человека, чей авторитет сомнения не вызывает: «Посмотрите, как мы начали работать, когда построили хранилища по овощам, фруктам и картошке. Мы в них заложили продукцию, видим — цена не та, ждем, цена в два-три раза выше стала — начали продавать. И рентабельность 70% и выше. На нефти столько сегодня не заработаешь. 70% рентабельность картофеля там, где нормально возделывается».

Кто же при такой рентабельности должен требовать равных условий? Беларусь или Россия, а может быть, Саудовская Аравия? У меня на этот вопрос ответа нет.

Сергей Николюк

Читайте также:

Иконки и смайлики как угроза «белорусской модели»

Ежики в тумане

Почему дети Раймонда Паулса покинули Латвию

Школа конформизма

Добавить комментарий