Курсы валют

Доллар США
2.0255
Евро
Российский рубль

Погода

21..23 °C

Главные события

Почему наши суды мало оправдывают?

Sud

Верховный суд обнародовал статистику о деятельности судов в 2018 году. В прошлом году осудили 40612 лиц, оправдали — 80. Углубимся в эти цифры и порассуждаем об эффективности и качестве нашего правосудия.

За что судят?

Наибольшее число лиц было осуждено за хищение имущества разными способами (15111 человек) Это — кражи, грабежи, разбои, вымогательство, мошенничество, хищения путем злоупотребления служебными полномочиями.

Второе место по количеству осуждений занимают родители, которые уклоняются от уплаты алиментов, а равно от возмещения расходов, затраченных государством на содержание детей, находящихся или находившихся на государственном обеспечении. Такая ответственность предусмотрена в ст.174 УК. Для возбуждения уголовного дела достаточно установить, что лицо уклоняется от уплаты средств на содержание детей более трех месяцев в течение года. По этой статье в 2018 году было осуждено 5804 человека.

Указанная статья стала активно применяться после издания президентского декрета №18 от 24 ноября 2006 года «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». После издания декрета получила широкое распространение практика отбирания детей у родителей, которые ведут аморальный образ жизни и ненадлежащим образом выполняют свои обязанности по воспитанию и содержанию детей. Таких родителей, как правило, лишают родительских прав и принуждают к труду. В случае уклонения от предписанной работы их привлекают к ответственности по ч.1 ст.174 УК, наказывая исправительными работами или ограничением свободы. Если после первого осуждения они отлынивают от работы, то наказывают более строго. А в третий раз этих родителей могут подвергнуть лишению свободы на срок до двух лет.

За преступления против общественного порядка и нравственности в 2018 году были осуждены 3014 лиц. В основном по статье 339 УК («Хулиганство»).

Много граждан осуждается за уклонение от отбывания уголовных наказаний. Прежде всего, от наказания в виде ограничения свободы с направлением в колонию открытого типа (так называемая «химия»). Например, если осужденный не поехал на «новое место работы» или сбежал с этого «места». Таких «уклонистов» ищут и потом судят, наказывая в виде лишения свободы на срок до трех лет.

Значительный сегмент в структуре судимости занимают лица, осужденные «за наркотики» (ст.ст.327-332 УК). По сравнению с 2017 годом их число немного уменьшилось, но все равно является пугающим (2452 человека). В основном это молодежь до 30 лет. Отправляют их на длительные сроки, чаще всего на 8 — 10 лет.

Из года в год растет число преступлений коррупционной направленности. В 2018 году за взятки и прочие преступления против интересов службы осудили 1005 человек, что на 45% больше, чем в 2017 году. И сейчас мы наблюдаем судебные процессы по взяткам в системе Министерства здравоохранения.

Как писали «Снплюс», белорусские суды наказывают строго. Из числа осужденных около 10 тысяч человек приговорены к лишению свободы, порядка 8 тысяч — к аресту (это форма лишения свободы на срок до 6 месяцев), еще столько же — к ограничению свободы (это работа под присмотром милиции).

Почему мало оправдывают?

В прошлом году суды оправдали всего 80 человек (в 2017 г. — 98). При этом по делам о преступлениях против жизни и здоровья оправдано 32 человека. Остальные оправданные — по делам против личной свободы, чести и достоинства, против собственности и порядка осуществления экономической деятельности. Это, чаще всего, дела частного обвинения, которые возникают на почве конфликтов между супругами. В суде предъявленные претензии иногда не подтверждаются, и супруга оправдывают.

Однако о реальных оправдательных приговорах можно говорить в тех случаях, когда по уголовному делу проводилось расследование, прокурор поддерживал обвинение, а суд оправдал обвиняемого. На практике встречаются случаи, когда не подтверждается причастность к преступлению (в том числе, к убийству) одного из подозреваемых лиц.

Как можно расценить цифру 80 или 32 оправданных на фоне 40 тысяч осужденных? С одной стороны, это может свидетельствовать о высоком качестве предварительного следствия, если верить данным статистики. С другой стороны, это может быть проявлением обвинительного уклона в деятельности органов следствия, прокуратуры и суда, которые стремятся не допустить такого итога судебного разбирательства.

Следует признать, что в приведенной выше цифре решающую роль играет именно обвинительный уклон. Как и раньше, представители органов следствия и прокуратуры, как правило, с негодованием воспринимают любой оправдательный приговор и прилагают максимум усилий по его отмене в вышестоящих судебных инстанциях.

Еще одно немаловажное последствие связано с оправданием по уголовному делу: обвиняемый вправе потребовать с органов следствия приличную сумму в счет возмещения убытков и компенсации морального вреда. Это весьма озадачивает Следственный комитет, поскольку таких расходов не планируют.

Случаи таких выплат являются результатом упорных и долгих усилий оправданных. К примеру, бывший правозащитник Андрей Бондаренко был оправдан 30 марта 2017 года судом Ленинского района г.Могилева по ч.2 ст.411 УК («Злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения...»). Причем приговор был постановлен в день, когда завершался срок наказания по предыдущему приговору (по нескольким эпизодам хулиганства). Однако тот же суд отказался удовлетворить требования А.Бондаренко о возмещении убытков. Его жалобы в вышестоящие суды успехом не увенчались. Тогда он подал иск в порядке гражданского судопроизводства. Наконец, 8 февраля 2019 года суд Ленинского района Минска удовлетворил иск и постановил выплатить ему компенсацию в сумме 7500 рублей.

Получается, что в силу ведомственных интересов граждане, незаконно привлеченные к уголовной ответственности, не всегда могут рассчитывать на оправдание, а в случае оправдания — на полную реабилитацию.

Как оправдать каждого невиновного?

Это непростая задача. Она требует как минимум перестройки работы всех правоохранительных органов и судов. Можно высказать следующие предложения.

Во-первых, отказаться от «палочной» отчетности, которая введена в органах власти. Она обязывает всех рапортовать о достигнутых результатах. От этого не свободны и суды, которые также сверяют свои показатели с предыдущими годами, определяют тенденции и вносят коррективы в свою деятельность.

Во-вторых, повысить эффективность защиты прав лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. В частности, речь идет о презумпции невиновности (ст.16 УПК), обеспечении права на защиту (ст.17 УПК), обязанности всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела (ст.18 УПК).

В-третьих, освободить прокурора от полномочия давать санкции на заключение под стражу и продлять этот срок почти до бесконечности (до года), передав это полномочие коллегиальному составу суда при соблюдении всех гарантий законности.

В-четвертых, переработать действующий Уголовный кодекс, в котором много необоснованных составов преступлений (в том числе ст.174 УК), а также статей с чрезвычайно суровыми санкциями (например, ст.328 УК).

В-пятых, предусмотреть создание суда с участием присяжных заседателей для тех случаев, когда обвиняемый не признает себя виновным в совершении преступления и ему грозит немалый срок. Присяжные заседатели должны самостоятельно решать вопрос о виновности преданных суду лиц после восприятия всего судебного процесса. Как автор-разработчик Концепции судебно-правовой реформы 1992 года, настаиваю на учреждении такого суда в Беларуси. Предварительным условием для этого должно быть проведение реформы судов и всех правоохранительных органов. Это необходимо сделать для эффективной защиты прав граждан и повышения качества правосудия.

Михаил Пастухов, профессор, заслуженный юрист, бывший судья Конституционного суда

Читайте также:
Митинги в обмен на деньги?

Допустимы ли досрочные выборы?

Почему пенсионеры в Беларуси живут плохо?

По каким законам будем жить?

Добавить комментарий