Курсы валют

Доллар США
2.0566
Евро
Российский рубль

Погода

11..13 °C

Главные события

Кому должен подчиняться ДИН?

Image 7236

С начала года проводится общественная кампания «Вернуть человека». В ее рамках идет сбор подписей о передаче Департамента исполнения наказаний МВД Республики Беларусь в подчинение Министерства юстиции.

Попробуем разобраться, насколько обоснованными являются предложения инициаторов.

О чем петиция?

Текст документа опубликован на платформе petition.by. Ее авторы — руководитель общественного объединения «Белорусский документационный центр» Раиса Михайловская и жена осужденного Людмила Качура.

В петиции говорится об основных проблемах, с которыми сталкиваются осужденные в местах лишения свободы, а именно: принудительный труд с мизерной оплатой; низкокалорийное питание; неудовлетворительное медицинское обслуживание; распространение туберкулеза и других заболеваний; преследование за подачу жалоб.

Еще одна проблема, на которую обращают внимание авторы петиции, — это непринятие мер к трудоустройству и дальнейшей жизни освободившихся осужденных. Они в значительной степени предоставлены сами себе, что нередко приводит их снова в «дом родной» (колонию, тюрьму).

В качестве способа улучшения ситуации инициаторы петиции предлагают передать ДИН МВД в подчинение Министерства юстиции. Это, по их мнению, должно привести к гуманизации нравов в пенитенциарной системе, улучшить условия труда, быта, качества питания, медицины, способствовать ресоциализации осужденных.

Может ли Минюст «приютить» ДИН?

В настоящее время Министерство юстиции представляет собой республиканский орган государственного управления. В структуру Минюста входят свыше двух десятков управлений и отделов. Ему подчиняются управления юстиции облисполкомов и Минского горисполкома, отделы записи актов гражданского состояния райисполкомов и районных администраций, некоторые государственные организации.

Основное направление усилий Минюста — это организация принудительного исполнения судебных постановлений. В этом направлении действует достаточно развитая структура так называемых судебных исполнителей. Они являются государственными служащими, одеты в униформу с погонами и призваны тщательно исполнять судебные решения. К примеру, в 2018 году органами принудительного исполнения было возбуждено 2,5 млн исполнительных производств (попробуйте представить, какой это объем работы и сколько тонн бумаги). Всего судебными исполнителями в прошлом году было взыскано 1,1 млрд рублей, в том числе в доход государства — 87,8 млн рублей. От себя добавлю, что на многие «задания» судебные исполнители выезжают в сопровождении наряда милиции.

В составе Министерства юстиции имеется несколько управлений нормотворческой деятельности, в том числе: в сфере экономики и экологии, в сфере государственного строительства, конституционного строительства, правоохранительной деятельности, социальной деятельности. Кроме того, есть управление обязательной юридической экспертизы, сотрудники которого дают оценку проектов законов, декретов, указов, постановлений и прочих актов.

Минюст занимается также правовым обеспечением внешних связей, включая исполнение международных договоров о правовой помощи. В его структуре имеется управление адвокатуры, управление нотариата и загсов, департамент по архивам и делопроизводству.

Статус Министерства юстиции определяется Положением, утвержденным постановлением правительства от 31 октября 2001 г. №1605 (с изм. и доп.). В соответствии с ним на Минюст возлагается ни много ни мало 16 задач, а для их выполнения ему предоставляется множество полномочий, перечисленных в 58 пунктах. Многие из них включают в себя десятки подпунктов.

Теперь ответьте на вопрос: можно ли этот перечень дополнить еще и включением в структуру Минюста Департамента исполнения наказаний МВД?

Прежде чем дать ответ на поставленный вопрос примите во внимание, что ДИН сам по себе является самостоятельным ведомством. В его штате тысячи сотрудников в форме и без формы. Под их охраной и контролем находятся не менее 50 тысяч осужденных к различным видам уголовных наказаний.

По имеющейся информации, в подчинении ДИН — 4 тюрьмы, 15 колоний закрытого типа, 29 колоний открытого типа, 9 лечебно-трудовых профилакториев, 7 следственных изоляторов, а также иных учреждений, где томятся в неволе десятки тысяч «мужиков» и несколько тысяч женщин.

Можно ли эту армию «впихнуть» в перегруженное своими задачами Министерство юстиции? Надо ли министра юстиции делать генералом, если у него в подчинении окажутся десятки полковников? Потянет ли Минюст такой груз ответственности?

Решение всегда найдется

Очевидно, что в новых условиях Департамент исполнения наказаний как военизированное тюремное ведомство следует вывести из состава МВД и основательно реорганизовать. Начать можно с разработки концепции реформирования пенитенциарной системы Беларуси и приведения уголовно-исполнительного законодательства в соответствие с Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными и Европейскими пенитенциарными правилами (утверждены Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 1987г.). Ведомственные акты о статусе заключенных (осужденных) следует отменить как унижающие человеческое достоинство.

Нам также следует разгрузить тюрьмы и колонии путем амнистии, пересмотра уголовных дел, замены режима, условно-досрочного освобождения. Возможно, ряд тюрем, колоний, ЛТП придется закрыть за ненадобностью.

Мне представляется, что вместо ДИН целесообразно создать новое ведомство. Его должен возглавить гражданский человек, желательно из числа прошедших «тюремные университеты». Понятное дело, что кадровый состав нового ведомства должен пройти «чистку» на предмет годности к дальнейшей службе. Отношение к осужденным должно измениться. Кроме того, должны улучшиться условия их пребывания в местах лишения свободы, питание, медицинское обслуживание, труд и оплата. Пенитенциарные учреждения должны быть открыты для контроля со стороны международных экспертов и общественных организаций. Жалобы осужденных должны незамедлительно и без цензуры направляться адресатам. В структуре местных судов следовало бы ввести должности судей по решению вопросов, связанных с исполнением уголовных наказаний.

Уверен, что после таких преобразований «тюремное население» Беларуси заметно уменьшится, а нахождение в местах лишения свободы не будет унижением над личностью, но станет временем исправления и подготовки к новой жизни.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

В каком суде я хотел бы работать

«Тунеядцы»: выжить несмотря ни на что

У Федынича хотят забрать квартиру

Почему День Конституции грустный праздник?

Добавить комментарий