Курсы валют

Доллар США
2.0793
Евро
Российский рубль

Погода

12..14 °C

Главные события

От молока без коровы — к корове без молока

Image 7251

«Белорусская модель» — это заимствованные технологии плюс элементарный порядок, который власть пытается поддерживать с помощью «жесточайшей дисциплины».

В 2016 году в работе Петербургского международного экономического форума принял участие профессор Массачусетского технологического института (MIT) Лорен Грэхэм. Специалиста в области истории советской и российской науки пригласил на форум не последний человек в российском истеблишменте, председатель правления Сбербанка Герман Греф.

Отвечая на вопрос, почему России не удается зарабатывать на своих инновационных идеях, Грэхэм пояснил разницу между изобретением и инновацией. Первое сводится к созданию нового («ничего похожего раньше не было»), а второе означает процесс успешного выведения изобретения на рынок («успешного не только для вас, но и для общества»).

Не страдая от недостатка изобретателей и изобретений, Россия на протяжении всей своей истории оказывалась в аутсайдерах на рынке инноваций. Этот вывод американский профессор проиллюстрировал на примере посещения руководителями и учеными из MIT ведущих университетов Москвы и Петербурга. На всех встречах российские специалисты интересовались у своих американских коллег исключительно технологиями, способными обеспечить успех. Устав от подобного примитивизма, ректор MIT Рафаэль Райф формулировал свой ответ в афористичной форме: «Вам нужно молоко без коровы».

«Корова», позволяющая американцам быть мировыми лидерами в производстве технологий, называется «демократия». Ее основные составляющие хорошо известны: свобода митингов и собраний, свободный рынок, защита интеллектуальной собственности, контроль над коррупцией, правовая система и далее по списку, содержащему весь набор западных ценностей.

Пытаться получить молоко без коровы — эта наша национальная забава. «Все руководители России со времен царизма до нынешних времен полагали, что ответ на проблемы модернизации — сама технология. Все считали, что ответ именно в технологиях, а не в социоэкономической среде, которая способствует развитию и коммерциализации технологий», — объяснял на пальцах участникам форума Лорен Грэхэм.

Белорусский вариант молока без коровы, он же так называемая белорусская модель, — это заимствованные технологии плюс элементарный порядок, который власть пытается поддерживать с помощью «жесточайшей дисциплины». Что получается в результате, нам регулярно демонстрирует глава государства во время своих инспекционных поездок.

От фермы к комплексу

21 августа 2012 года, совершая рабочую поездку в Минскую область, А. Лукашенко напомнил, что «задача реконструировать или построить один молочнотоварный комплекс в каждом хозяйстве страны до конца 2012 года остается неизменной». Разумеется, до конца года выполнить задачу не успели. Да и в следующем году, что скрывать, далеко не на всех комплексах удалось завершить монтаж роботизированного оборудования.

Тут важно разобраться с терминологией. За разъяснением предлагаю обратиться к главному авторитету страны: «Я поставил задачу преобразовать молочнотоварные фермы в молочнотоварные комплексы. Отличие вы знаете: это соблюдение полной технологии содержания дойного стада. Искусственное осеменение, цех сухостоя, цех раздоя, цех производства молока, система водопоения, навозоудаления, кормление скота — все должно быть по технологии! Вот что я от вас хотел! И поручил в каждом хозяйстве взять любую негодную ферму и преобразовать в молочнотоварный комплекс».

Итогом строительства и реконструкции должны были стать 1200 молочнотоварных комплексов. Но это камень и железо. Что касается молока, то его производство к 2015 году планировалось довести до 10 млн тонн. По факту же к намеченному сроку удалось надоить 6,7 млн тонн, а по итогам 2018 года — 7,3 млн тонн.

За счет качественных изменений в отрасли планировалось удешевить продукцию до уровня, позволяющего «успешнее конкурировать на внешних рынках с поставщиками из Европы и Новой Зеландии». О достигнутых успехах можно судить по структуре экспорта молока и молочной продукции в 2018 году (тысяч тонн): всего — 978,6; в страны СНГ — 892,6; в страны вне СНГ — 86.

В перечне стран вне СНГ обнаружить Китай, на рынке которого традиционно работала Новая Зеландия, так и не удалось. Разговоров о рынке Китая, как в свое время и о рынке Венесуэлы, за прошедшие годы было много. Но разговоры разговорами, а на практике белорусский экспорт молока и молочных продуктов в прошлом году относительно позапрошлого года сократился на 5,4%.

Что в сухом остатке?

Что касается термина «молочнотоварный комплекс», то он так и не прижился. Новое у нас приживается с трудом. Таково общее правило. Даже в «СБ. Беларусь сегодня» во всех материалах, посвященных исторической встрече главы государства с «обосранной коровой», используется слово «ферма».

Но «обосранная корова», ставшая символом четвертьвекового этапа развития «белорусской модели» — это результат чьей-то халатности или отсутствия на ферме агрохолдинга «Купаловское» системы навозоудаления? Если второе, то крутые оргвыводы главы государства вполне оправданны.

Напомню, семь лет назад 21 августа в рабочей поездке главу государства сопровождали вице-премьер Михаил Русый и будущий министр сельского хозяйства Леонид Заяц. Вице-премьеру, если судить по официальному пресс-релизу, лично главой государства было поручено «разобраться, что нужно дополнительно сделать, чтобы выполнить задачу» по преобразованию молочнотоварных ферм в молочнотоварные комплексы.

Поэтому любые ссылки на незнание вице-премьером принципов работы системы автоматического навозоудаления автоматически отпадают. Что же остается в сухом остатке? В остатке (не уверен, что в данном случае он сухой) остается отсутствие элементарного порядка и несоблюдение как технологической, так и всех прочих видов дисциплины.

Можно еще долго ерничать по поводу неэффективной системы навозоудаления на отдельно взятом молочно-товарном комплексе, но на сайте радиостанции «Эхо Москвы» я на днях наткнулся на небольшую заметку профессора МГИМО Валерия Соловья. Привожу ее практически полностью: «За последний месяц четыре раза выступал перед бизнесменами — от средних до «крупняка». И сравнение эпох — заката СССР и нынешней — встречало у них полное и даже восторженное согласие.

Когда же мы совместными усилиями начинали выяснять, о каком именно сходстве идет речь, то во всех случаях приходили к одному и тому же ответу: ощущение полной исчерпанности и тупиковости политической и экономической модели».

Согласитесь, серьезное сходство. Оно позволяет нам взглянуть на проблему автоматического навозоудаления под иным углом, а заодно и понять, почему при наличии коров производство молока сильно не дотягивает до планового показателя.

Сергей Николюк

Читайте также:

Почему белорусам не пригодился польский опыт

С точки зрения гуманитарного аспекта

Фейковые новости как гарант стабильности

Слово с сатирическим оттенком

Loading...

Добавить комментарий