Курсы валют

Доллар США
2.0566
Евро
Российский рубль

Погода

11..13 °C

Главные события

И у Молдовы есть чему поучиться

Image 7348

Гражданский контроль над сектором безопасности в настоящее время рассматривается не только как признак демократичности общества, но и как необходимый элемент качественного государственного управления в целом.

А с учетом того, что власть — механизм весьма сложный, всегда интересно пообщаться с человеком, который видит систему изнутри.

28—31 мая в Минске по приглашению Belarus Security Blog находился известный молдавский эксперт и политик, экс-министр обороны Республики Молдова доктор Виорел Чиботару. В ходе его встреч с представителями СМИ и белорусскими политиками значительное внимание было уделено как раз вопросам гражданского контроля над сектором безопасности.

На самом деле, гражданский контроль над той же армией — это не просто гражданский министр обороны. Прежде всего — это определенная культура взаимоотношения между СМИ, гражданским обществом, политиками и самими военными. И для того, чтобы такие отношения имели позитивный характер, должны постараться все. А не только те, кто в погонах.

В Молдове законодательные акты, которые касаются вопросов национальной безопасности, проходят предварительно общественные обсуждения, которые охватывают широкий круг организаций гражданского общества: правозащитников, ветеранов, экспертов, юристов. Конечно, окончательное решение принимает парламент.

Для того чтобы парламент мог компетентно рассматривать вопросы регулирования деятельности сектора безопасности, от политиков, получивших депутатские мандаты, требуется подход к вопросу со всей ответственностью. Но помимо этого, им нужна информация для понимания ситуации. В том числе и секретная. Строго говоря, не все депутаты парламента получают доступ к госсекретам, а только та часть, которая работает в парламентских комиссиях по безопасности. Конечно, с соблюдением всех ограничений, которые применяются к секретоносителям.

Вообще, сама тема госсекретов весьма актуальная для Беларуси, где принято «секретить» любую глупость. В Молдове нет ответственности за разглашение государственных секретов людьми, которые получили к ним доступ незаконно. Как нет ответственности и за сам незаконный доступ. Защита госсекретов — обязанность специально определенных в законе чиновников. И если они не справляются, не могут обеспечить сохранность секретной информации, то и ответственность должны нести они.

Силовые структуры Молдовы поддерживают высокий уровень открытости для СМИ. Доктор В. Чиботару, будучи министром обороны, не только сам не прятался от журналистов, но и требовал того же от начальников молдавской армии. Логика предельно проста: предполагается, что на должность командиров батальонов, полков и бригад назначают высокопрофессиональных офицеров, которые в состоянии нормальным человеческим языком объяснить происходящее в их частях. Если человек не может внятно прояснить положение дел во вверенных ему подразделениях, значит, он и не в состоянии командовать ими надлежащим образом.

Но помимо отношений политиков и генералов, в сфере безопасности важны и отношения между самими гражданскими политиками. Министр обороны должен иметь достаточный личный авторитет и политический вес (в том числе и благодаря партии, которую представляет). Дело в том, что безопасность — это всегда разговор про деньги. Про большие деньги. И только политик-тяжеловес может обеспечить лоббирование интересов национальной обороны перед премьер-министром и парламентом. Последний крайне важен, потому как в нормальной стране именно парламент решает, куда и сколько общественных денег должно быть направлено. Министр обороны должен пользоваться авторитетом и в глазах президента, который является главнокомандующим всеми военными силами государства.

Но есть и проблема: реформирование сектора безопасности — крайне сложная задача. Во-первых, реформы должны быть финансово обеспечены. Далеко не всегда в результате реформ расходы на безопасность сокращаются. В некоторых ситуациях они наоборот возрастают. Во-вторых, организовать проведение реформ силового ведомства может только новый человек. Который, как было сказано выше, должен обладать и личным авторитетом, и политическим весом. В-третьих, очень узкое временное окно для начала реформирования. Фактически, с момента назначения у нового руководителя есть лишь полгода, год — максимум для внедрения основных новаций. Потому что потом руководителя-реформатора затягивает управленческая и политическая рутина. И энтузиазма для того, чтобы что-то поменять, становится все меньше. А уже через 2—3 года после назначения просто не до реформирования: надо готовиться к новым выборам. По итогу которых министр может быть уже новым.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

И НАТО не развалится, и США не уйдут

О реформе МВД: меньше начальников — больше исполнителей

Полковникам и генералам тоже придется учиться

Об информационной гигиене

Добавить комментарий