Курсы валют

Доллар США
2.1091
Евро
Российский рубль

Погода

1..3 °C

Главные события

Очередные похороны либеральной идеи

Image 7397

Без желания, а главное, умения заглядывать в будущее человек никогда не смог бы перейти от охоты и собирательства к производящей экономике.

Свою жизнь в доисторические времена наш предок проживал в режиме «здесь и сейчас»: проголодался, вышел из пещеры, насобирал грибов-ягод, поймал мамонта или шерстистого носорога и… назад в пещеру.

Занятие земледелием потребовало формирования циклического представления о времени: весной — сев, осенью — уборка. Но все собранное не могло быть съедено, иначе следующей весной сеять было бы нечего. Без представления о будущем, пусть и в пределах одного года, выжить земледелец не смог бы.

У каждого современного человека свой временной горизонт планирования. Кто-то мечтает дотянуть до пятницы, кто-то до отпуска, а кто-то до окончания срока. При этом одним срок назначают избиратели, другим — судьи. Жизнь бесконечно разнообразна, и потому бесконечно разнообразны планы на будущее у конкретных представителей вида homo sapiens.

Есть свои планы и у политиков. В качестве примера приведу план российского президента Владимира Путина, которым он поделился с редактором газеты Financial Times Лайонелом Барбером в преддверии саммита «Группы двадцати» в японском городе Осаке: «Все, что касается развития современных технологий, информационного мира, информационной экономики, вплоть до внимания наших японских коллег к вопросам долголетия, к экологии, — все это чрезвычайно важно. Мы, безусловно, будем это поддерживать, будем принимать участие во всех этих дискуссиях».

Перед нами типичный пример технократического представления о будущем. Нетипичным в данном примере является лишь то, что его провозглашает национальный лидер страны то ли все еще встающей, то ли уже окончательно вставшей с колен.

Будущее за технологиями! Разумеется, за самыми что ни на есть передовыми. Как тут не вспомнить популярные в моем детстве романы французского писателя Жюля Верна, герои которых верили в возможность осчастливить человечество за счет технического прогресса. На закате эпохи Просвещения подобные заблуждения были широко распространены, но черту под ними подвел российский сатирик Илья Ильф в своих записных книжках: «Вот уже и радио изобрели, а счастья все нет».

Возможность слушать радио давно уже никого не удивляет, как не удивляет телевидение и интернет, а перспективы массового внедрения искусственного интеллекта сегодня скорее пугают, чем вселяют надежды.

*Liberalis — свободный

Но вернемся к интервью Путина газете Financial Times:

«Л. Барбер: Вы видели многих лидеров. Кем Вы больше всего восхищаетесь?

В. Путин: Петром I.

Л. Барбер: Но он уже умер.

В. Путин: Он будет жить до тех пор, пока будет жить его дело…».

И дело Петра I живет. Суть этого дела заключается в маниакальном стремлении догнать Запад путем заимствования технологий. Разумеется, свою кипучую энергию царь-реформатор тратил не на расширение прав и свобод подданных, а исключительно на удержание личной власти.

Если на Западе развитие технологий было следствием раскрепощения творческих возможностей человека (т.е. либерализации), то «и академик, и герой, и мореплаватель, и плотник» поступал с точностью до наоборот. Он превратил империю в военный лагерь, в котором все население было поделено на две части: на тех, кто служил в армии, и на тех, кто обслуживал армию.

Поклонник талантов первого российского императора пытается идти по проторенной дорожке. Поэтому нет ничего удивительного в том, что мы стали свидетелями очередной попытки похоронить либеральную идею, которая «себя просто изжила окончательно». В качестве доказательства Путин сослался на мультикультурализм, поставивший якобы интересы мигрантов выше интересов населения европейских стран.

Столь своеобразной трактовке либерализма не помешала и докторская степень по экономике (вице-мэр Санкт-Петербурга получил ее в 1990-е в Горном институте — учебном заведении, в котором он никогда не учился). Знакомая ситуация и для остепененных чиновников не уникальная. Для тех же, кто научными званиями не обременен, предлагаю ограничиться Википедией: «Либерализм (от лат. liberalis — свободный) — философское и общественно-политическое течение, провозглашающее незыблемость прав и индивидуальных свобод человека».

Вперед в прошлое

Но не все так безнадежно. Горный институт — не единственное высшее учебное заведение в Европе. В частности, еще один участник «Группы двадцати» в Осаке глава Совета ЕС Дональд Туск окончил исторический факультет Гданьского университета. 28 июня накануне открытия саммита он прокомментировал антилиберальное заявление Путина: «…тот, кто утверждает, что либеральная демократия устарела, утверждает также, что устарели свободы, что устарело правовое государство и что права человека устарели».

В границах так называемого «русского мира» либеральная идеология никогда не пользовалась устойчивой поддержкой большинства населения. Отдельные исключения (перестройка, например) только подтверждают общее правило. Тем не менее заявление Путина активно комментируют и российские публицисты. Ограничусь цитатой, позаимствованной у Ивана Давыдова: «Со времен Локка (английский философ XVII века) сторонники свобод много между собой спорили, ссорились, даже грызлись. Придирались к мелочам, выстраивали целые сложные системы вокруг случайных оговорок, но сходились в главном. Человек должен быть свободным. У него есть понятный набор определенных прав. И смысл государства в том, чтобы эти права обеспечивать».

Разговоры о мультикультурализме и мигрантах — это способ избежать разговора об индивидуальных правах и свободах. С этой же целью авторитарные правители регулярно рассуждают о будущем как о царстве современных технологий. Набираю в поисковике «Лукашенко, цифровая экономика» и получаю 1,36 млн ссылок. Выбирай на любой вкус!

Однако и в России, и в Беларуси серьезный разговор о будущем всегда был связан с европейским выбором, с вестернизацией. И если государственная пропаганда подобные разговоры сегодня блокирует, то представления о будущем в массовом сознании начинают вытесняться воспоминаниями о прошлом.

На наших глазах рождается очередной миф о «золотом веке». Кто-то связывает его с Полоцким княжеством, кто-то — с ВКЛ, но все чаще — со Сталиным или Брежневым.

Так на смену запроса на развитие формируется запрос на стабильность и справедливость. Под последней понимается не равенство в правах, а равенство в доходах.

Сергей Николюк

Читайте также:

От языка приказов к языку просьб

Может, лучше капусту выращивать?

Правильный ответ — гарантия спокойного сна

Конституция как гарант незыблемости политического устройства и деградации

Добавить комментарий