Курсы валют

Доллар США
2.0494
Евро
Российский рубль

Погода

9..11 °C

Главные события

Двадцать лет спустя

Image 7491

9 августа 1999 года Борис Ельцин назначил директора ФСБ Владимира Путина и.о. председателя правительства РФ. Истина познается в сравнении. В том, что наш восточный сосед при Путине «встал с колен», сомневаться не приходится…

Не зря же, согласно журналу Forbes, по количеству долларовых миллиардеров в 2017 году «наша Россия» оказалась на престижном четвертом месте, пропустив вперед только США, Китай и Германию.

Быть сверхбогатым в сверхбогатой стране — дело нехитрое. В 2017 году ВВП США составил $19,5 трлн (1-е место в мире), а ВВП России — $1,6 трлн (11-е место). Поделив первое число на второе, мы увидим, что Америка богаче России в 12,2 раза. Но по количеству долларовых миллиардеров (565 против 96) — только в 5,9 раза. Вот вам и хваленая американская демократия!

Своего первого миллиардера Дж. Рокфеллера Америка вырастила в 1916 году. Следовательно, для достижения современного количества сверхбогатых людей ей понадобился 101 год. Россия же свой путь прошла за неполные 30 лет. Нет, не зря рейтинг Путина стабильно выше рейтинга любого политика из так называемого свободного мира.

Климат подвел

Традиция сравнивать Россию с Америкой родилась не сегодня и не вчера. Лозунгу «Догнать и перегнать» дала путевку в жизнь работа Ленина «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» (1917). Через 50 лет реанимировать его пытался Хрущев. Но у него не получилось. Климат подвел. На большей части территории страны кукуруза не вызревала.

Вера в возможность догнать и перегнать проклятых «янки-пиндосов» у наших отцов и дедов была столь крепка, что нашла свое воплощение в линейке токарно-винторезных станков 1930—1980-х годов — ДИП (так они назывались). Не исключаю, что некоторым читателям посчастливилось на них работать.

Но для понимания всей грандиозности достижений путинского двадцатилетия одним прогрессом в выращивании миллиардеров не обойтись. Россия — страна-экспортер. Поэтому нет ничего удивительного в том, что свои миллиарды большинство российских чудо-предпринимателей заработали на экспорте.

В 2017 году, по данным Всемирной торговой организации, в списке стран-экспортеров Россия расположилась на 16-м месте ($336,8 млрд), уступив не только Китаю, Германии и США, но и Сингапуру (13-е место, $396,3 млрд).

Для тех, кому случай побывать в Сингапуре так и не представился, приведу немного статистики. Республика Сингапур — город-государство, расположенное на островах в Юго-Восточной Азии. Площадь Сингапура составляет 724,2 км2, что в 2,1 раза больше площади Минска и в 3,5 раза меньше площади Москвы! И вот на этом пятачке, различимом из космоса только с помощью специальной оптики, около 6 млн человек производят больше экспортной продукции, чем 146,8 млн россиян на 17,1 млн км2. Согласитесь, тут есть чем гордиться!

Россия — страна «ушибленная» (термин философа Николая Бердяева) пространством. Еще в XX веке пространство было ее стратегическим преимуществом. Оно явилось далеко не последним фактором, благодаря которому все мы в следующем году будем отмечать 75-летие Победы. Напомню, немцы заняли Минск 28 июня 1941 года, на седьмой день войны, но им понадобилось еще три месяца, чтобы пройти до Москвы оставшиеся 700 км. Неудивительно, что снабжение превратилось в ахиллесову пяту немецкой армии.

Ограничусь одним примером, который на первый взгляд может показаться курьезным. Перед 22-й танковой дивизией вермахта была поставлена задача прикрыть фланг 6-й армии, штурмующей Сталинград. Однако, когда такая необходимость возникла (19 ноября 1942 года Красная Армия перешла в наступление), к выполнению своей задачи дивизия приступить не смогла. Предоставлю слово британскому военному историку Энтони Бивору: «22-я танковая дивизия как резервное формирование не обеспечивалась горючим и простояла без движения так долго, что мыши соорудили себе норы внутри боевых машин. Зверьки перегрызли всю электропроводку, и танки, естественно, не могли быть немедленно отправлены в бой».

65% против 90%

Наши недостатки — продолжение наших достоинств. Основная прибыль сегодня извлекается из знаний, а не из территорий, что и демонстрирует Сингапур. Большие территории порождают большие транспортные издержки. Перевозить морем значительно дешевле. Поэтому уже к началу XXI века 68% глобального ВВП стало производиться на удалении не более 100 миль от морского побережья.

В этой истории с экономической географией и кроется ответ на вопрос, почему «ржавый пояс» Америки (внутренние штаты) проголосовал в 2016 году за Трампа. Неспособные конкурировать со штатами, расположенными по периметру страны, они медленно деградируют, порождая протестное голосование.

Вспомним поэта Лермонтова и писателя Толстого. Оба русских гения принимали участие в войнах за территории на Кавказе. Первый — в 1840 году, второй — в 1851—1852 годах. По-настоящему закрепить за собой Кавказ Россия в XIX веке так и не смогла, что стало причиной двух чеченских войн уже в наше время (одна при Ельцине, другая при Путине).

О количестве жертв двух последних войн среди федералов, боевиков и мирного населения согласия нет до сих пор, но ясно, что счет идет на десятки тысяч (секретарь Совета безопасности РФ генерал Лебедь оценивал потери гражданского населения в первой войне в 80 тысяч человек).

Если на одного россиянина из федерального бюджета в 2017 году приходилось 5,2 тысячи рублей дотаций, то на одного жителя Чечни в 2 раза, а на жителя Крыма в 16 раз больше. Как говорится, любишь кататься, люби и саночки возить.

К основным характеристикам российского варианта «человека советского» социолог Юрий Левада относил принудительную самоизоляцию, государственный патернализм, эгалитаристскую (фр. эгалитаризм — равенство) иерархию и имперский синдром. За 20 лет ни одна из характеристик не потеряла своей актуальности. С таким итогом Путин и пришел к своему юбилею.

Все перечисленное, включая имперский синдром, свойственно и белорусам. Не зря же в 2014 году российскую версию «присоединения» Крыма разделяло до 65% белорусов (НИСЭПИ).

Разумеется, это не 90%, фиксируемых Левада-центром в России. Население бывших периферийных областей империи сложнее увлечь «борьбой за глобус». Оно не столь активно стремится компенсировать убожество частной жизни чувством причастности к великой державе, к ее милитаристскому прошлому. Тем не менее потребуется несколько поколений, чтобы 65% носителей имперского «гена» сжались до уровня статистической погрешности.

Сергей Николюк

Читайте также:

Диалог на экспорт

Страна, в которой хочется жить

В этой осени никто не виноват?

Между деградирующим Западом и прогрессирующей Россией

Добавить комментарий