Курсы валют

Доллар США
2.0501
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Главные события

Игра в кости

Image 7546

Где упокоиться Кастусю Калиновскому?

Беспрецедентные страсти разгорелись вокруг Кастуся Калиновского. За месяц до запланированного перезахоронения на виленском кладбище Росы двух десятков участников восстания 1863 года, чьи останки были обнаружены на Гедиминовой (Замковой) горе, идейные наследники в буквальном смысле не поделили кости национального героя.

Полтора века со связанными руками

Предыстория. В феврале 2016 года на горе Гедимина произошел оползень, который повторился в октябре. Возникла угроза знаменитой башне, памятнику ХIV века. С учетом исторической значимости места вперед отправились археологи. Раскопки начались в январе 2017-го, и уже через несколько дней специалисты наткнулись на человеческие останки. В яме, как позже стало понятно по всем признакам, лежал Кастусь Калиновский.

Image 7547

Следом нашли ряд других захоронений повстанцев, приговоренных к смерти по приказу российской администрации. Всего найден 21 скелет. Согласно баллистическим и антропологическим исследованиям, одних — повесили, других — расстреляли. Первые приговоры на Лукишской площади были выполнены в мае 1863 года, последней жертвой стал Калиновский, которого отправили на виселицу 22 марта 1864-го.

Вот как описывает картину, которая предстала его взору спустя полтора столетия после казни лидера повстанцев, археолог, сотрудник Национального музея истории Литвы Гитис Грижас:

— Это был мужчина. Он лежал на боку, руки за спиной связаны, тело облито известью. При нем нашли фрагменты обуви, пуговицы, медальон с изображением Богоматери Вострабрамской, а также раскладной медальон, внутри которого с одной стороны крестик с Христом, с другой — вытертые, но узнаваемые очертания святого Казимира…

Литовская и польская стороны начали договариваться о нюансах мемориализации, официальная Беларусь делала вид, что ничего не происходит. Только когда озвучили, что надписи на могилах будут по-литовски и по-польски, подали голос небезразличные белорусы. Внешняя активность в конце концов принесла плоды: поскольку большинство жертв с Замковой горы происходит из белорусских земель (18 из 21), решили почтить героев на трех языках.

Демократический раскол

Когда оставалось только ждать грустно-торжественного момента, грянула информационная буря. Неназванные активисты запустили сбор подписей за возвращение Кастуся Калиновского на Родину. Одного, без 17 других своих земляков-соратников.

Уже через несколько часов и без того хлипкое демократическое сообщество радикально разделилось: одни не скрывали эйфории, другие заклинали оставить в покое кости мертвых. То же имело место в самой Литве: отдельные депутаты Сейма готовы хоть сегодня пожертвовать Калиновским ради демократизации соседей — единственное, нет официальной просьбы от руководства Беларуси. Их оппоненты считают, что это общий герой белорусов, литовцев и поляков, поскольку сражался против российской оккупации. А значит, должен быть там, где закончил свой путь.

Настроения противников передачи останков авторитарному режиму, который не достоин такой чести, передал в открытом письме парламентариям и правительству Литвы один из основателей БНФ Зенон Пазьняк:

«Паўстанцаў злучыла смерць у агульнай магіле і ніхто не можа разлучыць іх смяротнага братэрства, раз’яднаць паасобку ці адлучыць кіраўніка ад яго ваяроў. Вільня... была цэнтрам арганізацыі паўстання. Тут калыска і магіла Каліноўскага.Прашу шаноўных дэпутатаў, якія неасцярожна выказалі непрадуманую ідэю і не прадбачылі яе развароту ў Беларусі, устрымацца ад працягу намераў з прычыны іх разбуральных наступстваў».

Пазьняк также надеется, что и в Сейме, и в правительстве информированы относительно характера нынешней власти, которая осквернила народный мемориал Куропаты, оправдывая лицемерное уничтожение памятных крестов, в том числе от народа Литовской Республики. А поскольку руководство Беларуси не признает освободительной роли восстания 1863 года и величия Кастуся Калиновского, сама мысль о передаче его останков антинародному режиму недопустима.

Похожей позиции придерживается и председатель международной комисии Сейма Эмануэлис Зингерис. В телефонном разговоре литовский парламентарий признал: среди его коллег достаточно тех, кто считает, что возвращение Калиновского будет стимулом для демократического движения Беларуси. Однако сам он уверен: в Вильнюсе руководитель восстания будет в большей безопасности, нежели чем отдать его в руки власти, всеми своими инстинктами противоположной ценностям, которые декларировали Калиновский и его единомышленники.

«За время правления Лукашенко белорусский народ пошел по кривой вниз, и интеллигенции было бы важно вернуть домой светоч национальной идеи. Однако наше сожаление о нереализованной вами демократии в простой истине: место Калиновского в Вильнюсе, где осуществлялись его замыслы.Поэтому мы имеем полное право быть центром поклонения тем, кто боролся за нашу и вашу свободу», — подчеркнул депутат Сейма.

Символ нужно потрогать руками

Как бы то ни было, за несколько дней обращение с просьбой передать Беларуси останки Кастуся Калиновского объединило более 5 тысяч сторонников этой идеи. Среди подписантов — литераторы, историки, музыканты, журналисты: Светлана Алексиевич, Владимир Орлов, Радим Гарецкий, Юрий Зиссер, Зинаида Бондаренко, Сергей Тарасов, Владимир Мацкевич, Лявон Вольский, Виктор Мартинович, Владимир Цеслер, Андрей Дынько и многие другие, кто солидарен в необходимости возвращения героя в родные пенаты.

«Суверенитет Беларуси, Литвы и Польши — свидетельство исторической справедливости, добытой кровью наших национальных героев… Белорусский народ переживает сегодня непростое время, когда существует много угроз государственной независимости. Похороны Кастуся Калиновского в Беларуси стали бы символом и напоминанием белорусскому народу, как надо любить свою Родину, свой народ, и как нужно за них бороться», — цитата из обращения белорусов к Сейму и руководству Литовской Республики.

Логика сторонников понятна: кости Калиновского столь же сакральны, как и останки куропатских жертв. Когда Пазьняк в 1988 году открыл страшную тайну о массовых расстрелах, ситуация была еще более неблагоприятная — за окном стоял махровый «совок». Это в том числе спровоцировало мощную волну антикоммунистических настроений и рост национального сознания. И хотя с приходом к власти советского по сути президента пантеон стал заботой гражданских активистов, тем не менее, даже под не самым значительным давлением высшее руководство начало признавать, что расстреливали не нацисты, а свои — чекисты.

А значит, и останки Калиновского на родине могли бы повлиять аналогичным образом, распространяя идеи свободы и независимости на несозревшие умы государственных мужей. А пытаться импортировать повстанческий патриотизм из бывшей столицы ВКЛ — романтично, но малоэффективно. При этом понимания, где должно быть последнее пристанище, в рядах патриотов нет. Вариантов, как и мнений: рядом с родственниками в родной Свислочи (вот только могилы там ненастоящие), на минской Кальварии, рядом с Машеровым на Восточном кладбище, «где-то в центре столицы» и т.п.

Государство держит паузу до последнего

Официальная позиция в этом вопросе приблизительно такая же — «яе няма», перефразируя философа Валентина Акудовича, кстати, также сторонника передачи Калиновского Беларуси. Министерство иностранных дел ограничивается заверениями, что держит руку на пульсе, но не более. Остальные институции и вовсе отмалчиваются.

Председатель постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Валерий Воронецкий, пожалуй, единственный, кто не остался в стороне от развернувшейся дискуссии. Правда, уточнил он в интервью «Снплюс», что выражает личную точку зрения, в противном случае оппоненты поспешат приписать «официальную позицию»:

— Кастусь Калиновский — сын белорусской земли, часть ее энергии, в ней он и должен найти свое упокоение. Где — на это есть Воля Божья... Верю, Беларусь, как и любая мать, любит своих детей и гордится ими. Она готова всегда принять их. Но и Вильнюс, город, где он жил, вел борьбу, также пропитан белорусским духом. Нахождение его останков там только укрепляет этот дух. Поэтому Вильнюс продолжает оставаться духовным и культурным центром для многих и многих белорусов.

Похоже, как истинный дипломат, Валерий Воронецкий с достоинством готов принять любой вариант развития событий. По крайней мере, высказывает уверенность, что Кастусь Калиновский в любом случае «продолжит свой миссионерский путь, а это главное».

На фоне ожесточенных дискуссий в сетях появилась оригинальная идея «расчленить» Кастуся Калиновского, похоронив «мощи» в разных местах. Мол, чтобы никому обидно не было. Но литовский депутат Эмануэлис Зингерис убежден: с трудом можно представить, чтобы одна часть героя уехала в Минск, вторая — в Варшаву, а что-то осталось в Вильнюсе. В отличие от реликвий святых, которые кочуют из храма в храм по всему миру, борец за свободу заслужил право быть похоронен «целиком». Где? Судя по рассказанному выше, после оглашения окончательного варианта кто-то в любом случае будет оскорблен…

Аргументы сторонников

Владимир Мацкевич, философ: «Что будет, если власти согласятся на перезахоронение? Это будет знак России о том, что Калиновский наш герой, а Муравьёв — враг. Это будет знак Литве, что мы помним наше общее прошлое, что мы тоже историческая Литва и не враги Литве сегодняшней. Это был бы знак народу Беларуси, что режим тоже ценит независимость».

Эдуард Пальчис, блогер: «90% читающих этот пост, кроме Вострай Брамы, без гугла не назовёт в столице Литвы других мест, связанных с нашей историей. Литовцы пытаются понять нас, наши проблемы с национальным самосознанием, историей и предложить найти какой-то достойный выход. Но и этот шанс некоторые умудряются перевести в эмоции и раздрай».

Аргументы противников

Алесь Смалянчук, доктар гістарычных навук: «Вяртанне парэшткаў беларускага нацыянальнага героя ў Беларусь азначае іх перадачу ў рукі духоўных вучняў Мураўёва і Каяловіча. Калі мы не адстаялі Курапаты падчас ганебнага «крыжалому», тым больш не маем шансаў абараніць памяць пра Каліноўскага».

Вінцук Вячорка, мовазнаўца: «Лічу зварот памылкай з шэрагу прычын. І таму, што ў Вільні ён жыў, тварыўі змагаўся, і гэта быў ягоны горад, а не чужына, як Ялта для Багдановіча. А што рабіць з астатнімі маладымі героямі, ягонымі паплечнікамі, якія родам з цяперашняй тэрыторыі Беларусі? Выглядаў бы такі акт як спроба падзяліць: гэты наш, а той ня наш. Не трэба Каліноўскаму Усходніх ці якіх іншых могілак».

Игорь Карней

Читайте также в рубрике «ЗНАК И ГОЛОС»:

«Гедройц» и вокруг. Тайная жизнь сучбеллита

 

Добавить комментарий