Курсы валют

Доллар США
2.1091
Евро
Российский рубль

Погода

-1..1 °C

Главные события

Наш вариант забытой мелодии для флейты с оркестром

Image 7655

Как показывают 73 года советского эксперимента и почти три десятилетия его постсоветского преодоления, вернуться на нормальный путь развития Беларусь так и не смогла.

Практика — критерий истины. С Карлом Марксом не поспоришь, тем более бессмысленно вступать в полемику с бородатым классиком тем, кто привык в своих выводах «идти от жизни». Однако нет правил без исключения.

В поздравлении с Днем Октябрьской революции, опубликованном на сайте president.gov.by 6 ноября 2019 г., читаю: «Осень 1917 года кардинально изменила ход мировой истории. Ознаменовала начало новой эры человеческого развития, основанной на принципах социального равенства, справедливости и гуманизма».

Интересно, что по этому поводу сказали бы многие мои родственники по отцу, умершие на Украине в годы голодомора? Но они молчат в полном соответствии с формулой Редьярда Киплинга: «Из всех беззащитных тварей земных мертвец беззащитней всех».

К словам классика английской литературы можно добавить абзац из заявления Государственной думы РФ «Памяти жертв голода 30-х годов на территории СССР» от 2 апреля 2008 г.: «В результате голода, вызванного насильственной коллективизацией, пострадали многие регионы РСФСР (Поволжье, Центрально-Черноземная область, Северный Кавказ, Урал, Крым, часть Западной Сибири), Казахстана, Украины, Белоруссии. От голода и болезней, связанных с недоеданием, в 1932—1933 годах там погибло около 7 млн человек.

Жертвы Голодомора — это не начало новой эры, это ее продолжение, а начиналась она (новая эра) с красного террора и гражданской войны. Разделить эти события сложно, но общее число жертв с 1918 по1922 гг. специалисты оценивают в пределах от 8 до 13 млн человек. Какую при этом часть следует отнести на счет равенства, какую на счет справедливости, а какую на счет гуманизма — вопрос открытый. Полагаю, в Беларуси есть кому на него ответить.

Выборы как повод для бессонницы и нервных срывов

Продолжу цитирование поздравления от 6 ноября 2019 г.: «Убежден, что память о героических событиях и выпавших на долю белорусов испытаниях усиливает духовную связь между поколениями, воспитывает чувство гордости за свой народ, укрепляет согласие в обществе, вдохновляет граждан на созидательные инициативы во благо Родины».

Не считаю себя специалистом в вопросах духовной связи между поколениями. Тонкая эта материя. Без пол-литра не разобраться, а спиртного я не пью, поэтому с помощью Википедии предлагаю перейти к чувству гордости: «Гордость — положительно окрашенная эмоция, отражающая положительную самооценку; наличие самоуважения, чувства собственного достоинства, собственной ценности».

Разумеется, гордиться можно и чужими достижениями, например, своих предков. Можно, если больше нечем. Хозяин — барин. Бывшим советским людям подобного опыта не занимать. Тем, кто запамятовал, приведу строки из песни к кинофильму «Забытая мелодия для флейты с оркестром»: «Мы не пашем, не сеем, не строим, мы гордимся общественным строем».

Но читателям, не страдающим от недостатка поводов для положительных самооценок, хотелось бы напомнить слова библейского патриарха Иакова: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать».

Гордость открывает список семи смертных грехов. «Словарь Даля, — поясняет российский финансист Андрей Мовчан, — вообще не разделяет слов «гордость», «гордыня», «горделивый». Гордость — наиглавнейшая греховная страсть. Так что даже если вам на самом деле есть чем гордиться, т. е. у вас лично есть достоинство, которое выделяет вас среди других, не спешите этого делать — лучше просто порадуйтесь за то, что гены, воспитание и обстоятельства были к вам благосклонны».

Что касается согласия, то оно относится к одному из обязательных условий, без которых говорить о существовании современного общества не приходится. За неимением собственного авторитета обращусь к авторитету директора «Левада-центра», социологу Льву Гудкову: «Ведь что такое общество? Это система устойчивых связей, основанных на солидарности, взаимных ценностях, чувстве сопричастности и взаимных интересах».

К сожалению, на пути формирования современного белорусского общества, подобно бревну на дороге, лежит «государство для народа». Ноябрьские выборы в парламент — тому подтверждение. Если в СССР выборы демонстрировали единство партии и народа (по крайней мере так считали их организаторы), то в Беларуси выборы порой доводят до нервных срывов даже школьных педагогов-психологов, а по совместительству деликатных, домашних девушек.

Да что там девушки! Нервы сдают и у стреляных воробьев — председателей участковых комиссий. Чувство сопричастности к великому делу организации народного волеизлияния порой лишает их сна.

Именины сердца

Споры о прошлом только на первый взгляд кажутся таковыми. Споря о прошлом, люди воюют за настоящее и будущее. При этом необходимо помнить, что «там, где к прошлому прикасается власть, историю больше не изучают, ею управляют как ограниченным ресурсом — предметом еще одной государственной монополии» (Александр Рубцов, философ).

Нет ничего удивительного в том, что власть воюет за свое настоящее и за свое будущее. Ее вполне устраивает, что площади белорусских городов украшают памятники «самому человечному человеку», для которого интеллигенция была не мозгом нации, а ее говном.

Простите, но какие претензии могут быть к человеку, определившему диктатуру, как власть, опирающуюся непосредственно на насилие и не связанную никакими законами? Это же именины сердца! Ничего лучше для сохранения стабильности, т.е. поддержания неизменности существующей политической системы, и представить себе невозможно!

История имеет лишь тот смысл, который мы в нее вкладываем. Поэтому не приходится сомневаться в правоте тех, кто в «красном дне календаря» увидел «начало новой эры человеческого развития, основанной на принципах социального равенства, справедливости и гуманизма».

Справедливость — зонтичный термин. Он позволяет каждому говорящему в любой момент понимать что-то свое. «В какой-то момент, — поясняет российский политолог Екатерина Шульман, — это может означать закон, а в какой-то исключение из закона. В какой-то ситуации справедливость — это милосердие, а в какой-то — возмездие. В какой-то — это равенство, в какой-то, наоборот».

Но трижды прав автор поздравления: «красный день календаря» кардинально изменил ход истории, и как показывают 73 года советского эксперимента и почти три десятилетия его постсоветского преодоления, вернуться на нормальный путь развития Беларусь так и не смогла.

Сергей Николюк

Читайте также:

Император Наполеон и белорусские выборы

Об особенностях национального правосознания, или Почему у «белорусской модели» не получается

В борьбе Добра со Злом не бывает полутонов

От модернизации к цифровизации

Добавить комментарий