Курсы валют

Доллар США
2.5905
Евро
Российский рубль

Погода

20..22 °C

Главные события

Приедут ли к нам на мастер-классы по диктаторскому управлению?

Image 7774

На прошлой неделе мне довелось поучаствовать в дискуссии «Экспертная среда». Это проект, который в декабре был запущен двумя государственными структурами: БелТА и БИСИ. В чем-то напоминает «Клуб редакторов».

Темой заседания стала конституционная реформа в России и будущее Союзного государства. Не буду пересказывать содержание дискуссии — ее можно посмотреть на YouTube или почитать на сайте БИСИ (Белорусского института стратегических исследований). Просто порассуждаю по мотивам одного из поворотов этой дискуссии.

Как-то так получилось, что я упомянул о кризисе либеральной модели на Западе. Затем директор БИСИ Олег Макаров, перефразируя мой тезис, употребил выражение «смерть либеральной модели». А немного позже разговор зашел о перспективе демократизации постсоветского пространства.

Image 7786

Петр Рудковский

Получилось что-то вроде: либеральная модель на Западе «умирает», а Восток — демократизируется. На самом деле это не так: кризис совсем не означает смерть, а Востоку (здесь имеется в виду постсоветское пространство) еще далеко до полноценной демократии.

Но мне нравятся неожиданные повороты мысли, равно как нравится разбивать привычные шаблоны (у себя и других) и наблюдать действительность новым
взглядом. Что-то такое и хочу предложить в этой статье: взглянуть на тему демократии сквозь... разбитые очки. Если посмотреть на мир таким образом, то он может показаться еще более красочным и интересным, нежели когда мы глядим на него сквозь розовые, фиолетовые или разноцветные очки.

«Диктатура — это наш бренд»

Весной прошлого года пресс-секретарь белорусского президента Наталья Эйсмонт шокировала публику, заявив в программе «Ничего личного», что, возможно, «диктатура — это наш бренд».

«Слово «диктатура» приобретает какой-то позитивный оттенок. Мы видим, что происходит вокруг, видим хаос, порой беспорядок. (…) Иногда мне кажется, что не сегодня — так завтра, а послезавтра — точно, в мире может возникнуть запрос на диктатуру», — отметила Эйсмонт.

Ряд видных деятелей сразу же отреагировали.

Известный оппозиционер Анатолий Лебедько в своем фэйсбуке написал на траурно-черном фоне: «25 лет правления Лукашенко. Время подводить итоги. Пресс-секретарь АГЛ: «Диктатура — это наш бренд».

Основатель tut.by Юрий Зиссер решил аргументированно опровергнуть высказывание Эйсмонт. Дав ссылку на World Data, он заметил: «Текст читать не надо, достаточно посмотреть инфографику, чтобы убедиться: мир в целом движется к демократии».

Движется ли мир к демократии?

Насколько непоколебимо это движение?

Существует ли в мире «спрос на диктатуру»?

Будут ли лидеры других стран приезжать в Беларусь на мастер-классы по диктаторскому управлению?

Это интересные и важные вопросы, особенно в преддверии президентских выборов. Предлагаю сначала более пристально посмотреть на мировые тренды, а потом задаться вопросом о будущем Беларуси: каковы шансы на демократизацию... или диктатуру? Или, точнее: от чего (кого) все это зависит?

Мировое движение к демократии: не все так просто

Наталья Эйсмонт явно переборщила с уверением, что «послезавтра точно может возникнуть запрос на диктатуру»: оснований для такого категорического прогноза нет. Но и Юрий Зиссер немного поспешил с выводом, что «мир в целом движется к демократии».

Во-первых, вопреки его совету «текст читать не надо», следует заметить, что в ходе изучения инфографик текст читать все-таки стоит. Демократия — сложная вещь, к тому же разные люди (в том числе эксперты) могут ее понимать по-разному. Прочтение текста, который обычно приобщается к инфографике, позволит понять, какой тип демократии отражен там.

Так вот, график, на который ссылается Зиссер, отражает проценты стран, в которых в период с 1900 по 2018 гг. существовал хотя бы один из типов демократии: либеральная или электоральная демократия.

Почему этот момент важен?

Дело в том, что электоральная демократия вовсе не обязательно означает гарантию гражданских и политических свобод. Этот тип демократии состоит всего лишь в том, что в данной стране проводятся всеобщие выборы главы государства и/или парламента. Но ты легко можешь стать объектом дискриминации по национальному, расовому, религиозному или любому другому признаку. Базовые свободы — свобода совести, слова, собраний или даже выбора спутника жизни — могут отсутствовать или быть значительно ограничены.

Иначе говоря, электоральная демократия вполне хорошо может уживаться с авторитаризмом. Наличие избирательных процедур — это необходимое, но не достаточное условие свободного общества.

А как обстоят дела с либеральной демократией, то есть тем типом демократии, который действительно несовместим с авторитаризмом? Ситуация здесь не радужная. Буквально две недели назад вышел новый рапорт The Economist Intelligence Unit (далее — EIU) на тему состояния демократии в 167 странах мира. Данные свидетельствуют: 2019-й — это уже четырнадцатый год непрерывного ухудшения состояния демократии в мировом масштабе. Что интересно, заметное ухудшение наблюдается в западных странах.

Как видим, провокация Эйсмонт появилась не на пустом месте.

Беларусь: уровень демократии «на полу», а спрос на нее... выше пояса

Общий показатель демократии в Беларуси по-прежнему остается очень низким. В 2019 году EIU оценил нашу ситуацию на «2,48» по десятибалльной шкале, где «10» — самый высокий уровень, а «1» — самый низкий. Такое положение, с небольшими колебаниями, сохраняется уже более 20 лет. Обречена ли Беларусь на авторитаризм?

В предыдущей части я пытался показать, что демократия — это не некий подарок истории, а продукт постоянных усилий человека. За демократию нужно постоянно «платить» — временем, интеллектуальными усилиями, а также деньгами (сохранение и развитие соответствующих институтов требуют немалых финансовых затрат).

Здесь отмечу, что и авторитаризм — вовсе не «бесплатная» система. Это система, за которую приходится платить определенную цену, причем не только обычным гражданам, но и правящей элите.

Вышедший в мае предыдущего года сериал Крейга Мейзина «Чернобыль» очень хорошо — среди прочего — показывает, насколько затратным бывает авторитаризм. В этой конструкции очень высок риск вмешательства некомпетентного авторитета в процесс принятия важных решений, а от последствий такого вмешательства страдает в том числе и сама правящая элита.

Не подлежит сомнению, что авторитаризмы способны адаптироваться к самым разным условиям. Но адаптивные возможности не безграничны.

Одним из серьезных вызовов для авторитаризма является наличие в обществе широкого спроса на демократию. В нашем институте (BISS) изучали этот вопрос. Не буду утомлять читателя обильной порцией чисел (желающие «утомиться» могут зайти на наш сайт), ограничусь только несколькими обобщающими данными.

Мы обратили внимание на кейсы Туниса и Мьянмы. Это страны самой последней (мини) волны демократизации. Интересно, что в 2006 году, когда общий индекс демократии по EIU в Тунисе составлял всего лишь «3» балла (примерно так сейчас в Беларуси), уровень поддержки для демократии был довольно высок: «6,88» (по десятибалльной шкале). Вот уже более пяти лет Тунис принадлежит к семейству демократических стран. В Мьянме не все так однозначно, но в целом ее случай также вписывается в ритмику: рост поддержки для демократии — шаги в сторону демократизации.

В Беларуси показатель уровня поддержки для демократии тоже относительно высок: в течение последних десяти лет он колеблется между «4,5» и «6,5» (по десятибалльной шкале). Это, конечно, не пик, но сопоставимо с аналогичным показателем ряда европейских стран, например, Польши.

Мы не знаем, что будет через десять или двадцать лет. Возможно, мировой негативный тренд в сфере демократии продолжится, а может, через пару лет будем наблюдать очередной «парад демократий».

В данный момент важно подчеркнуть следующее: история — это книга, которая написана до сегодняшнего дня. Страницы будущего — лишь разве что общие наброски, к тому же сделанные карандашом. Если мы и можем кое-что предсказать, то только в общих чертах и с относительной вероятностью. И хотя нет оснований прогнозировать «парад диктатур», нет также оснований исключать такую возможность.

Движение Беларуси в направлении демократии должно быть собственным выбором белорусов. Стоит сказать себе: мы хотим демократии не потому, что «так велит история» или «весь мир туда движется», а потому, что демократия дает лучшую возможность реализовать нам свой человеческий потенциал, чем авторитаризм. И мы хотим двигаться в направлении демократии независимо от того, каковы будут мировые тренды.

Петр Рудковский

Читайте также в рубрике «ВЗГЛЯД И ГОЛОС»:

Андрей Хадановиич. Класікі і сучаснікі: топ 5 беларускай сучаснай прозы

Наталья Літовская. Помощь очередникам: не всем и не скоро

Виталий Цыганков. Про «кашу в голове» и новых комсомольцев

Александр Федута. Пересмотр несправедливости

Добавить комментарий