Курсы валют

Доллар США
2.552
Евро
Российский рубль

Погода

7..9 °C

Лица

Поэт генерал Иван Юркин: «Я пишу на двух языках — русском и белорусском»

Image 7865

А знаете ли вы, что автор текстов популярных песен «Прыязджайце да нас у Беларусь», «Послание сыну», «Где калина цвела» «Ах, деревня моя», «Соловьиная роща» Иван Юркин поэт-песенник только, как говорят, по совместительству? Он генерал. «Молодым поэтом я стал в возрасте 50 плюс», — шутит генерал-майор КГБ в отставке Иван Захарович Юркин.

— Расскажите, как учителя географии попадают на службу в КГБ?

— Наш геолого-географический факультет БГУ давал разностороннее образование. Плюс была военная кафедра, и поскольку я преуспевал во всех дисциплинах, то армейскую службу проходил в качестве командира взвода отдельной автороты в Группе советских войск в Германии.

— А как остался?

— Еще в старших классах меня заинтересовала тема репрессий 30-х годов. Прочитал, наверное, все, что в то время можно было достать, но ответов на вопросы так и не нашел. После ГСВГ решил пойти на службу в органы госбезопасности. Проверка длилась полтора года, затем учеба в школе КГБ при Совете Министров СССР. Моим первым местом службы было Могилевское УКГБ, потом служил начальником Кричевского межрайотдела, затем — в аппарате КГБ СССР. Как сказал мне, напутствуя, председатель КГБ БССР Вениамин Балуев: «Хватка у тебя есть, но поезжай в Москву поучиться дипломатии».

Поначалу трудно было на Лубянке хлопцу с хутора на Хотимщине, но освоился, служил. Мы уже по оперативной обстановке понимали, что находимся накануне грандиозных перемен. 19 августа 1991 года я сжег свой архив, а в день расстрела парламента принял решение вернуться на родину. Здесь тоже было непросто: вроде я уже не свой, а московский…Как бы чужой среди своих.

— Иван Захарович, была ли возможность во время службы изучать тему репрессий?

— Да, была. Самое страшное, гнетущее впечатление произвели разнарядки по «изъятию классовых элементов», но это уже было позже, когда я работал в комиссии по реабилитации жертв политических репрессий. А еще раньше начал изучать биографии всех начальников ОГПУ БССР. Меня поразило, что у них образование 1—3 класса, в лучшем случае — неполное среднее. Вот такие люди вершили судьбы других людей. И сами же попадали под репрессии. К слову, все они реабилитированы, кроме Цанавы. Собранный материал тянул на книгу, однако издать ее было нелегко. Спрашивали у меня: а зачем это? Еще, мол, не время, все это пока рано обнародовать… Но все же книга «Генералы органов государственной безопасности» вышла в 2008 году. Она не предназначалась для продажи в книжных магазинах, но в библиотеках ее можно найти. К слову, книга еще дважды переиздавалась, что подтверждает интерес у людей к этой теме.

— Давайте будем составлять библиографию. Итак, «Генералы»…

— А потом…Читал сказки внучке, и она потребовала новых, говорит, эти я все знаю. Попробовал сам сочинять. Внучке понравилось. Потом мои рассказы предложили главному редактору газеты «Зорька». Рассказы опубликовали, а меня позвали на работу заместителем редактора газеты. Пришлось поблагодарить и признаться, что работа у меня есть. Детские книги «Забавные истории», «Маша и ее друзья», «Молекулы в дырявых сапогах» издавались небольшими тиражами, много дарил библиотекам, друзьям, на родину отвез. Для взрослых вышли сборники стихов «Посажу возле дома березку», «Соловьиная роща», «Родники», «Деревенское танго», «Любви серебряная нить».

— А песни как начали складываться?

— Не поверите, случайно. Всегда я сам за рулем и, естественно, в пути слушаю радио. Сплошное разочарование! Тексты со смыслом — большая редкость. И мне даже обидно было. Как так? Неужели у нас нет талантливых людей?

Однажды к нам в гости приехал родственник из Челябинска. Он навестил свою родную деревню на Смоленщине и под впечатлением увиденного написал пессимистическое стихотворение. Ну, а я в ответ — о своей родине.

Потом он написал музыку и исполнил под гармошку. Получилась песня, как мне показалось, для семейных праздников. А надо сказать, что я в детстве мечтал о гармошке, но такая роскошь для нашей семьи была непозволительной. Мне было около пятидесяти, когда друг подарил гармонь, и я научился на ней сносно играть!

— Как попали на профессиональную сцену?

— На съезде Союза писателей Беларуси выступал композитор Олег Елисеенков. Он сказал: «Дорогие поэты! Приносите нам свои стихи. Будем сотрудничать!». После концерта подхожу к нему и прошу посмотреть мои стихи. Мол, хочу знать мнение профессионала. Олег Николаевич посетовал, что у него лежит тысяча текстов, и пообещал позвонить через полгода. Немного расспросил обо мне, а когда услышал, что я генерал, то, как мне показалось, загрустил. Я был приятно удивлен, когда композитор позвонил на следующий день и попросил приехать в студию. Оказывается, Олег Николаевич на мои стихи «Посажу возле дома березку» уже и музыку сочинил, позже эту песню взял в свой репертуар светлой памяти Яков Науменко. Он исполнил ее на концерте, посвященном 8 Марта, и я был приятно шокирован аплодисментами и тем вниманием, которым меня удостоила публика.

Очень мне хотелось, чтобы песню на мои стихи исполнил Анатолий Ярмоленко. Когда не стало Якова Науменко, Елисеенков предложил Анатолию Ивановичу эту песню. Он сразу взял ее в репертуар. Когда мы с ним встретились, я показал ему «Серебристые росы» и еще несколько стихов. Ярмоленко вдруг спрашивает: «А еще можете 10 текстов написать?» Удивляюсь: зачем? Он говорит: программу будем делать, запишем диск. С программой «Где калина цвела» Анатолий Ярмоленко выступил на «Славянском базаре», и это был успех! Песня «Прыязджайце да нас у Беларусь» стала лауреатом белорусской «Песни года» и вошла в Золотую коллекцию белорусской песни. Затем было очередное признание — литературная премия «Золотой Купидон».

— Премия Союзного государства в области литературы и искусства за музыкальный альбом «Где калина цвела» была неожиданностью?

— Для меня — абсолютной. Убежден, что если поставить себе цель написать десять стихов и получить премию или еще какую-то награду, ничего не получится. Успех этого альбома в том, что каждое слово — от души. Песни о нашей жизни, о наших корнях, как теперь говорят, о малой родине, о красоте природы родного края, о первой любви. Альбом мы выпустили в 2015 году, а впервые Год малой родины был объявлен в 2018-м.

— После получения премии добавилось друзей или завистников?

— Среди друзей завистников не оказалось! Но недовольные точно были: Юркин, а кто это? А почему он? Я сто лет поэт, а он откуда взялся?.. Пусть говорят, завидуют, мне это не мешает радоваться жизни и писать новые стихи.

— Расширяется ли круг исполнителей и композиторов, с которыми вы работаете?

— Да, и очень активно. Песни на мои стихи появились в репертуаре ансамблей «Песняры», «Свята», «Бяседа», «Аллюр» и Владимира Провалинского.

Для меня очень важная тема — 75-летие Великой Победы, с Олегом Елисеенковым подготовили песню «Будем помнить и чтить».

Продолжаю работать для детской аудитории. В прошлом году вышла книга стихов «Веселые истории», к которой проявили интерес библиотеки. И тема малой родины по-прежнему мне близка.

В прошлом году издательством «Беларуская навука» выпущена антология современной русскоязычной поэзии Беларуси «Поэзия русского слова» в двух томах. В нее вошли мои лучшие стихи. Хочу подчеркнуть, что пишу я на двух языках: русском и белорусском.

В конце 2019 года был удостоен медали Франциска Скорины за творческую деятельность. Не скрою, для меня это приятное событие и высокое признание моих скромных заслуг.

Ксения Потоцкая

Читайте также:

Почему удобно жить в Берлине и выступать на Родине

Мама и дочь Ольховские: Из домохозяек в писатели

Ирина Егорова-Ковриго: «Если нет любви, никакие деньги не сделают тебя счастливой»

Регент Виталий Соболевский: «Музыка — это любовь»

Добавить комментарий