Курсы валют

Доллар США
2.4609
Евро
Российский рубль

Погода

11..13 °C

Лица

Оптимизм Сергея Харевского

Image 7915

Среди специалистов по историко-культурному наследию Беларуси искусствоведа, литератора, преподавателя Европейского гуманитарного университета Сергея Харевского по праву считают одним из лучших. В первую очередь потому, что он не только теоретик, но и практик.
Сегодня Сергей Васильевич у нас в гостях.

— Фраза про то, что Нобелевская лауреат по литературе Светлана Алексеевич во время пандемии намеревается подкармливать бездомных собак и кошек вызвала бурю эмоций. На ваш взгляд, людям сейчас нужно больше узнавать о их культурно-историческом прошлом?

— Мне очень понятно такое желание уважаемой Светланы Алексиевич. Это очень по-человечески, собственно человечно. Ведь эти живые создания, как и голуби, например, оказались без нашей поддержки. Конечно, никто никого не обязывает подкармливать бездомных созданий, как и подавать просящим милостыню или платить уличным музыкантам… Но те, кто не может безучастно пройти мимо — всё же лучшие из нас.

Также никто никого не обязывает, например, ходить на могилы родных, беречь семейные фото, изучать свою родословную. Но те, кто это не делает — ущербны, ибо обделены даже этой, простой, фундаментальной, для полноценной личности, потребностью определить свою идентичность, ощутить себя частью чего-то большего, прочувствовать ответственность за сохранение памяти о тех, кому обязан своей жизнью и воспитанием. Вот это нежелание брать на себе хоть бы немного ответственности, за память о своих корнях, за культуру, за язык предков, и передачи этого сокровища, ибо не может быть ничего более ценного и уникального, следующему поколению — очень характерно для многих наших соотечественников. За этой безответственностью, нежеланием связывать себя какими-то обязательствами кроется не только леность и нежелание чему-то учиться, а комплекс неполноценности, неуверенности, полная зависимость от чужого мнения. Люди, не желающие учиться, критически воспринимать информацию и пользоваться знанием — в действительности беззащитны, сколько бы самоуверенности они на себя не напускали. Потому что ничего своего, собственного — языка, культуры, исторической памяти у них нет. Такой безъязыкой беспомощной массой легко манипулировать. Они отдали кому-то не только свою память и родную речь, но и само своё будущее!

Наша великая драматическая история нас многому могла бы научить. Там есть огромное количество захватывающих сюжетов и мудрых советов. История Беларуси не только вереница трагических обстоятельств, череда глубоких, неизлечимых до наших дней ран, не просто фарсовая смена «белых» и «красных» грабителей, но и великолепное повествование о судьбах замечательных художников, поэтов, учёных, известных ныне всему миру. Наша история, прежде всего — великолепная история созидания и творчества множества поколений. Не зная о ней, не понимая её, не относясь к ней, к её героям, без должного трепетного пиетета, мы обрекаем достижения нашего поколения на такое же отношение. Ведь отсюда и происходит эта вакханалия вандализма в нашей стране, где крушатся памятники архитектуры, старые захоронения и уничтожаются ценнейшее природное достояние. Поэтому и всё, что было сотворено сейчас, уже обречено на неуважение и безразличие… Основательное знание прошлого не только помогает объяснить корни сегодняшних проблем и особенности «национального характера», но и даёт капитальный потенциал для разнообразного использования наследия, просвещения и создания всё новых культурных продуктов. Знание о необъятных культурных достижениях собственного народа дарит не только чувство сопричастности к чему-то большему, уходящему в глубь веков, но и чувство собственной значимости, вверенной ответственности за сохранение и дальнейшую передачу этого наследия. Как и человек, перед смертью, лишающийся памяти, так и народ, жалок и обречён…

— Не станет ли коронавирус прикрытием для действий, которые раньше кого-то сдерживали? Дескать, вы говорите о каком-то памятнике спадчыны, а мы на этом месте построим завод, у людей будут рабочие места, зарплаты помогут им выжить в непростое время?

— Хуже уже вряд ли будет. Так нам говорили и при Брежневе, и в перестройку, и все последние тридцать лет: «Главное — экономика! Главное — экономика! Главное — экономика!». А уже потом… Ну, вот, более полувека я ждал… А наши достижения в экономике, даже по сравнению с ближайшими соседями, не заслуживают особенного внимания. По покупательной способности наши соотечественники, пожалуй, самые бедные в Европе. И это уже до эпидемии! Да и о строительстве новых заводов что-то не слышно. Откуда Вы взяли такой пример? Те, что построили — банкротятся. А за 30 последних лет, кстати, так не проложили ни одного нового километра железной дороги… А наше культурное наследие, наш язык, наше искусство, всё ещё сидят в очереди, ждут, когда, наконец, ту обещанную экономику построят…

А памятники в Беларуси разрушаются с ужасающей быстротой. Наши дети не увидят доброй половины того, что посчастливилось увидеть нам! Даже в Минске, даже советское наследие уничтожается постоянно. И это никак не связано с экономикой. Это связано с полным незнанием значения собственного культурного наследия, с безъязыкой беспомощностью, с которой безучастно взирают на уничтожение результатов труда предыдущих поколений…. Это было и до коронавируса и это останется после, пока будет эта власть, для которой культура и просвещение — ничего не значащие слова…

Как экология связана с нашим здоровьем и продуктивностью сельского и лесного хозяйств, а результате -— и с экономикой, так культурное наследие, материальное и духовное, неразрывно связаны с интеллектуальным и творческим потенциалом нации, а в результате — с экономической и социальной перспективой. Это общеизвестные и доказанные связи! Обратите внимание, в каких странах больше тратиться на искусство и сохранение наследия? Да, в богатейших! Поэтому они всё богаче! И не только финансово! С экологией, после Чернобыля, казалось, связь всё же поняли. Но, как видим — не надолго… Что до культуры… То тут всё ещё хуже.

— На ваш взгляд, не станет ли культура полностью онлайновой? Зачем ходить в музеи и на выставки, если безопасней (и дешевле) все посмотреть «по компьютеру»?

— Нет. Просто всё станет сложнее и интереснее. И до эпидемии были созданы обширные ресурсы на белорусском языке, виртуальные белорусские библиотеки, галереи, музеи. Но! Именно их пользователи и приобщались к реальной культуре, инспирировали интерес к живому, настоящему белорусскому искусству, музыке, литературе. Разница между концертным залом и проигрыванием той же музыки на телефоне очевидна. Да, настоящая живая культура станет ещё более элитарной. Да, большинство будет и дальше пользоваться контрафактной продукцией на халяву или засыпать перед телевизором…

Но к этому всё шло давно. Теперь только ускорилось. Ведь, диалектически, в реальности, даже мотивированная публика не в состоянии посетить все выставки и музеи в Беларуси. А посетить, например, музеи Ватикана, или Музей искусства «Метрополитен» могут позволить себе единицы наших соотечественников! Не каждый владеет языками, чтобы читать в оригинале важные литературные произведения. В конце, концов, есть люди небогатые, или с ограниченными возможностями. Да, виртуальный мир открывает для них возможности неограниченные.

Но, это всё уже давно было создано до 2020 года! И не сказать, чтобы все бросились черпать из этих сокровищниц знаний и эмоций! А это значит, что вначале надо чувствовать в этом глубокую потребность, надо быть так воспитанным!

И тут мы возвращаемся к началу разговора… Тот, кому безразлично культурное наследие и язык собственного народа, так же останется в неведении о мировой культуре и об иных языках. Не то образование, не то воспитание… Чуда не произойдёт!

— Много лет назад я даже восхитился по поводу вашего оптимизма относительно белорусской независимости. А сейчас вы думаете также?

— Оптимизма, глядя, как самоорганизуется самая просвещённая часть нашего белорусского общества даже прибавилось! Ну, и сегодня я абсолютно уверен, что лучше жить в собственной стране, быть свидетелем вырастания гражданского общества, новых поколений, не отягощённых горьким опытом «строителей коммунизма». Для этого поколения, которому уже 30-35 лет (!), белорусская государственность, независимость, чувство сопричастности с европейской цивилизацией уже естественны! Для них независимость — не пустой звук!

Вместе с тем из этого поколения выросли новые лидеры мнений, новые активисты. Активизм, как прообраз будущего нашего гражданского сообщества, стал уже неотъемлемой частью нашей культуры, нашей жизни. Одни — борются за наш язык, другие — за сохранение мест памяти, третьи — за живую природу. Теперь уже есть где применить свои усилия, если кого-то интересует помощь, например, летучим мышам, как в организации «Кажанопаліс», или принять участие в защите исторических некрополей или проявить свои культурные инициативы. И это работает! Власти вынуждены реагировать на требования сохранять парки и сажать деревья, разрешать фестивали и деятельность креативных пространств. Особенно эта активность поколения независимости стала очевидной в ситуации теперешнего кризиса, в результате пандемии.

Обратите внимание, как художники со всей Беларуси сами быстро организовали проект помощи медикам, которые спасают нас от эпидемии — «Дзякуй!». Это благотворительный аукцион, который быстро поддержали более 100 белорусских художников. Их картины можно будет купить до 22 апреля на «Куфаре» в специальной категории «ДЗЯКУЙ!».

А кто-то уже собрал средства для медиков, закупил оборудование и маски, а кто-то помогает им с питанием. Вот она — наша независимость! Это её плоды!

Вместе с тем, по объективным причинам, уходит в небытие, вместе советской культурой, реликтовой советской эстрадою, весь ворох анахроничного советского мышления. С трудом, но создаётся новая белорусская культура, наше новое искусство, которое завоевывает себе признание в мире! Начиная от упомянутой здесь Светланы Алексиевич, до молодой фотографки Дарьи Матросовой (Еремееевой) которая выиграла конкурс федерации европейских фотографов и была признана лучшим фотографом Европы 2020! При том, впервые за историю конкурса главным победителем стала женщина! Наши литераторы, художники, IT-шники уже завоёвывают мир! Сложно себе представить нечто такое в советское время! За беларускостью — будущее! И оно уже наступает!

— Многие сейчас на самоизоляции. А вы и ваше окружение?

— Я тоже изолировался со своей семьёй. Лично в моём характере работы мало что поменялось. Я очень плотно занят со своими студентами из Европейского Гуманитарного Университета. Мы уже годами отрабатывали дистанционные формы работы. Поэтому были хорошо готовы. А теперь активно готовим вступительную кампанию, работам с потенциальными абитуриентами. Поэтому я, как и мои коллеги, не растерялся. Хоть да, нагрузка всё же увеличилась.

Моя супруга, Вера Дзядок, тоже теперь работает дома. У неё появилось больше времени, чтобы заняться любимым делом — переводами с немецкого и английского языков. Своя радость и в том, что мы вместе с дочкой Евой, все вместе, круглые сутки. Шанс узнать друг друга лучше. Этот год мы не забудем, точно!

Александр Томкович

Читайте также:

Депутат Палаты представителей Валерий Воронецкий: для власти сейчас важно действовать профессионально

Виктор Шалкевич: Что главное в танке? Правильно — не портить воздух…

«Всегда в самоизоляции… Работаю над «внутренней тишиной»

Виктор Бабарико: «Мне импонируют кризисные ситуации, они обладают удивительными свойствами»

Добавить комментарий