Курсы валют

Доллар США
1.9577
Евро
Российский рубль

Погода

0..2 °C

Лица

С чего начинается стигма

Сергей Дроздовский

Инвалидность становится не только записью в медицинской карте, но и реально превращается во множество табу. С чего начинается стигматизация инвалидности? Об этом я попросил рассказать руководителя Офиса по правам людей с инвалидностью Сергея Дроздовского.

Для того чтобы не грузить читателей заумными терминами, сразу же напомню, что слово «стигма» родом из Древней Греции и означает «знак, клеймо, татуировка, пятно, отметина». В Элладе его использовали в качестве визитной карточки на теле раба или преступника. Со временем жестокость древних греков трансформировалась в разные словесные формы, из которых в данном случае нам интересен только термин «стигматизация инвалидности». Проще говоря — негативное отношение к людям по признаку их недугов, которое выражается в том, что общество банально выталкивает оных из своей жизни.

— По большому счету, любая стигматизация, — рассказывает Сергей Евгеньевич, — является социальным явлением, которое основывается на некоем разделении. Наблюдается обычное проявление человеческой психики — формирование нежелательных образов. Люди ограждают себя от всего, что не вмещается в понятие среднестатистического, необычно и, на их взгляд, потенциально может вызвать некие отрицательные эмоции. Проще говоря, для того чтобы обезопасить самих себя, люди начинают в своем сознании создавать определенные стереотипы.

Когда общие стереотипы начинают сближаться, формируется образ, который может быть далеким от истины, но понятным конкретному человеку. Так, например, сложилось отношение к людям с особенностями психофизического развития. Если утрировать, то это «ненормальный человек с бешеными глазами и топором в руках, который прячется за углом и готовится кого-то убить».

На самом деле все далеко не так, но стереотипы восприятия формируются столетиями и передаются из поколения в поколение.

С другой стороны, для создания стигмы необходимо отсутствие в обществе защитных механизмов от ее появления как таковой. Когда общество в большинстве своем демократично и устроено так, что в нем все живут в одинаковых условиях, отношение ко всем абсолютно толерантное, людям приходиться постоянно создавать коммуникации, и очень сложно кого-то изолировать. Условий для возникновения стигматизации там практически нет.

Если отношения строятся по принципу знакомой нам вертикали, то все гораздо прозаичней. Почва для появления любой стигматизации есть почти всегда, возможностей для ее появления гораздо больше, ибо главный принцип такого общественного устройства — разделяй и властвуй.

Вариантов стигматизации может быть очень много, но они появляются только тогда, когда главенствуют предубеждения, предрассудки, надуманный страх, необразованность, некомпетентность. И они транспонируются на целые группы населения. В принципе, стигматизированы могут быть студенты, пенсионеры, военнослужащие, люди, вышедшие из мест заключения.

С человеком с инвалидностью можно жить совсем рядышком, что называется, через стену, но никогда не общаться, потому что он не такой, как все остальные. И по принципу «мало ли что произойдет» запретить это своим детям.

Увы, наше общество устроено так, что считается вполне нормальным, что страдания человека с инвалидностью не отражаются на других частичках этого общества.

— А в чем конкретно стигматизация проявляется в Беларуси?

— Когда говорят про толерантность белорусов, это не потому, что стигмы нет вообще. Просто формы стигматизации не выплескиваются в агрессивные конфликты и противостояния разных групп.

У нас, например, нет группировок, которые избивали бы или третировали людей по признаку их психического здоровья. В то же время страх, неприятие, отторжение есть. Другое дело, что они не приводят к столкновению интересов.

Есть три уровня стигматизации.

Когда мы говорим об инвалидности, надо понимать, что не любой человек с инвалидностью подвержен всем формам стигматизации. В каждом отдельном случае все очень индивидуально. Очевидно лишь то, что наше общество очень легко детерминирует внешние признаки инвалидности, вычленяя из них что-то общее. Достаточно сказать, что до сих пор какие-то физические нарушения человека некоторые люди часто ассоциируют с его социальными, психическими отклонениями.

Если, к примеру, у человека неровная походка, значит, и с головой у него не все в порядке. Или если он не может делать то, что делают другие рабочие, значит, он не нормальный. Это происходит не потому что кто-то злой, агрессивный или испытывает неприязнь к людям с инвалидностью, а потому что является комплексным восприятием окружающей действительности.

— И каковыми могут быть конкретные последствия для конкретных людей?

— Сама по себе стигматизация не является одной из форм дискриминации, но неизменно становится благодатной почвой для ее возникновения. Можно сказать, что дискриминация по признаку инвалидности есть логическое следствие стигматизации.

Самый распространенный пример — лишение человека дееспособности. Государство считает себя вправе серьезно ограничить человека с инвалидностью во всех его гражданских правах. Забирает у него всё, оставляя лишь возможность вечно лечиться и вечно реабилитироваться. При этом государство совершенно не вникает во все обстоятельства сложившейся ситуации, подходит к проблеме формально, полностью доверяясь медикам, которые, увы, не всегда могут быть абсолютно объективными и непредвзятыми.

Наш Офис часто сталкивается еще с одной ситуацией — прием на работу людей с инвалидностью. Как правило, по телефону работодатель не может определить инвалидность претендента, а визуальный контакт обычно заканчивается фразой: «Место уже занято».

Далеко не всегда это соответствует действительности. Причина же в банальной стигматизации. Считается, что человек с инвалидностью будет справляться с работой хуже здоровых людей, меньше по времени работать, чаще отдыхать, постоянно уходить на больничный и так далее.

Другими словами, основанием для принятия решения служат не объективные данные, а заурядные предубеждения.

— В прошлом году Беларусь приняла Конвенцию ООН «О правах инвалидов». Этим летом на уровне правительства разработан план по ее конкретному внедрению в жизнь. Это как-то помогло в решении проблемы стигматизации?

— Подобные вещи не происходят одномоментно. Стереотипы, которые формировались веками, нельзя изменить за несколько месяцев. Однозначно только то, что Конвенция помогла обратить внимание на проблему, признать ее наличие.

Вместо послесловия

Внимательные читатели наверняка заметили, что вместо привычного слова «инвалид» автор использовал выражение «человек с инвалидностью». Почему? Ответ очень прост. По мнению очень многих (в том числе и самого Сергея Дроздовского) «инвалид» — тоже стигма.

Александр Томкович

Loading...

Добавить комментарий