Курсы валют

Доллар США
2.112
Евро
Российский рубль

Погода

6..8 °C

Лица

Седьмой полет Дрозда

Дмітрій Дрозд

На этот раз полет пока виртуальный. Тот, который называют модным словом краудфандинг. Историк и писатель Дмитрий Дрозд собирает средства для увеличения тиража уже ставшей сенсацией книги «Таямніцы Дуніна-Марцінкевіча». Насчет сенсации я не преувеличиваю, ибо автор довольно убедительно доказывает, что многое из жизни неординарного классика белорусской литературы не соответствует исторической правде.

— В книге «Таямніцы Дуніна-Марцінкевіча» — десятки новых фактов из биографии самого Викентия Дунина-Марцинкевича и его родственников, — говорит Дмитрий Дрозд. — Многие фамилии и факты вообще названы впервые. Книга перегружена архивными документами, где голос автора часто всего лишь абзац между документами, для связи слов. У нас же чаще было наоборот: на два-три документа — целая книга фантазий автора.

Image 6429

Жанр моей книги — это нечто среднее между скучным научным изданием документов и захватывающей статьей. Как мне кажется, получилось познавательно, научно, весомо. Даже самые неожиданные мои выводы — о том, что Марцинкевич придумал себе фамилию, — никто пока не оспорил.

Первые дни сбора средств показывают, что чаще жертвуют не те, кто имеет деньги, а те, кто способен на жертву. Это люди, которые не могут пройти мимо просящего милостыню.  А ведь невольно человек, который осуществляет краудфандинг, воспринимается не  как человек, дающий что-то полезное всему обществу, а именно как нищий на паперти. Многие друзья и знакомые, зарабатывающие за месяц больше, чем я за год, ничем не помогают, кроме советов.

Для меня лично важна не сама эта книга, а другие вещи. Насколько белорусскому обществу нужно то, что я делаю? Интересно ли? Ведь эти статьи не скучно-научные, они по большей части довольно занимательные. Как, например, история с похищением невесты или подделкой документов, а уж история про пропавшую казну Огинского — это вообще клад!

Возможно ли в Беларуси такой труд, как архивный поиск, поставить на какие-то коммерческие рельсы, чтобы это перестало быть хобби, а стало настоящей работой?

В основном свои книги историки-архивисты издавали за свой счет, поэтому там были тиражи по 100 экземпляров. Или предприимчивые издатели покупали у них права на публикацию этих книг за какой-то мизерный гонорар. У них не было возможности жить за эти деньги, тем более издать следующую книгу. Думаю, что в цивилизованных странах такие авторы точно бы не голодали, а издатели к ним стояли бы в очереди. Но у нас все совсем по-другому. Исследователь, к сожалению, не воспринимается как труженик. Мести улицы — это работа, а создавать книги — какая-то безделица…

Александр Томкович

Читайте также:

Посол Швеции в Беларуси Кристина Юханнессон: «У белорусов — северный менталитет»

Неизвестное об известных — II. Продолжение

Что готовит нам 2018-й?

Неизвестное об известных

Loading...

Добавить комментарий