Курсы валют

Доллар США
2.552
Евро
Российский рубль

Погода

7..9 °C

Политика

По какой Конституции будем жить?

Pastuhov_200

Прошло 26 лет со дня принятия Конституции независимой Беларуси. Отношение к этому документу, как и к государственному празднику, не у всех однозначное. Кто-то его чтит, а кто-то иронично усмехается… Ведь Конституция у нас давно потеряла свое значение как Основной закон.

Почему этот день — праздник?

Мне довелось быть одним из разработчиков Основного закона страны, а именно главы пятой о судах. В то время я входил в группу юристов, которые занимались подготовкой концепции судебно-правовой реформы и предлагали перейти к новой судебной системе. Однако в проекте Конституции получили закрепление лишь принципы судоустройства и судопроизводства с отсылкой на специальный закон о судах. В то же время «статусные» члены конституционной комиссии согласились на введение должности президента и не пожалели для него полномочий.

Работа над проектом длилась более трех лет. Для информирования общественности было опубликовано несколько промежуточных вариантов, проводились обсуждения проекта на заседаниях парламента и его комиссий.

Председатель комиссии С. Шушкевич не смог довести до конца работу над Конституцией. 26 января 1994 года он был освобожден от должности председателя Верховного Совета. Почетное право подписать Конституцию Республики Беларусь было предоставлено следующему спикеру парламента М. Грибу.

К Конституции прилагался Закон «О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь». В нем отмечалось, что Конституция вступает в силу со дня ее опубликования. День принятия Конституции объявлялся праздничным днем. Это положение продолжает действовать, как, впрочем, и Конституция 1994 года.

В память о тех событиях мы имеем государственный праздник, о котором не забывают как представители власти, так и оппозиции.

О значении референдумов

Республиканские референдумы в Беларуси приобрели какую-то странную форму выражения. С точки зрения закона они должны выражать мнение избирателей (народа) по наиболее важным вопросам государственной жизни. На практике же они стали формой принуждения народа к исполнению воли властей предержащих. Это подтверждается, прежде всего, спектром вопросов, которые выносились на референдумы.

Так, первый референдум от 14 мая 1995 года был направлен на изменение государственной символики, придание русскому языку статуса государственного, осуществление экономической интеграции Беларуси и Российской Федерации.

Понятное дело, что предложенные вопросы важны были не столько для простых граждан, сколько для новой власти, которая хотела навязать народу выгодный ей вектор развития страны. При этом формулировки вопросов вступали в противоречие с рядом положений Декларации о государственном суверенитете Беларуси от 27 июля 1990 года, а также с преамбулой и статьями 1, 2, 3 Конституции 1994 г.

Референдум от 24 ноября 1996 года стал переломным в судьбе Беларуси. Он принципиально изменил конституционную основу белорусского государства. Почти все властные полномочия перешли к президенту — главе государства. Другие органы власти — парламент, правительство, министерства, комитеты, банки, суды, местные органы управления — все оказались в зависимости от главы государства и созданных им структур.

Этот референдум был проведен вопреки решению Конституционного суда от 4 ноября 1996 года о рекомендательном характере голосования по вопросу о внесении изменений и дополнений в Конституцию. К тому же на практике был допущен ряд существенных нарушений законодательства, в том числе при изменении состава Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов.

Международные и европейские эксперты, а также демократическое белорусское сообщество не признало итогов этого референдума, как и образованных по новой редакции Конституции органов власти.

Еще один референдум состоялся 17 октября 2004 года. На него был вынесен один, но объемный вопрос, состоящий из двух частей. В первой части А. Лукашенко спрашивал разрешения избирателей на участие в очередных выборах, а в другой части шла речь об отмене сроков для замещения должности президента одним и тем же лицом.

В таком случае можно говорить о нарушении принципа равенства граждан перед законом, о предоставлении преимущества одному лицу занимать высшую должность в государстве. Вопрос о судьбе отдельного гражданина становился вопросом государственной важности. Кроме того, Избирательный кодекс (ст.112) не разрешал выносить на референдум вопросы, связанные с избранием на должность президента.

Как видим, проведенные референдумы с юридической точки зрения не могут считаться законными. Это означает, что Конституция 1994 года была и остается легитимной основой белорусского государства.

О необходимости преобразований

В Российской Федерации активно идет процесс конституционной трансформации, в том числе в системе высших органов власти. В Беларуси тоже проводится работа в этом направлении. Ею занимаются «на общественных началах» судьи Конституционного суда, однако не раскрывают своих наработок.

По Конституции, каждый гражданин имеет право участвовать в решении государственных дел как непосредственно, так и через свободно избранных представителей (ст.37). Вот и я хотел бы воспользоваться своим правом и высказать соображения о путях конституционного развития страны. При этом хочу оговориться, что за основу необходимо брать не новую редакцию Конституции, принятую на вышеуказанных референдумах, а первоначальную редакцию Конституции 1994 года.

На мой взгляд, такой подход позволит нам восстановить законность, демократию и справедливость. Все станет на свои места: парламент будет издавать законы, правительство, министерства, комитеты будут их исполнять, суды — судить и защищать граждан.

А что будет делать президент и кто им будет? Вот это и есть главный вопрос, на который надо ответить в ходе конституционных преобразований. Мне представляется, что лучшей формой правления для Беларуси как небольшого государства была бы парламентская республика без должности президента. Она и раньше была такой в бытность С. Шушкевича и М. Гриба. Они в силу своей должности осуществляли функции главы государства, и это всех (кроме их самих) устраивало. Может, стоит использовать позабытую модель власти? Для утешения этих лиц можно их именовать президентами и даже назначить повышенную зарплату за «вредность».

Кроме заботы о первых лицах, надо будет подумать о новом парламенте, правительстве, судах, местных органах самоуправления. И самое главное — о гражданах, которые должны получить дополнительные гарантии защиты прав и свобод, а также улучшить свое благосостояние.

Все это возможно, вот только переживем коронавирус и президентские выборы.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Ну, за женщин!

Кому и зачем вынуждены угождать судьи

За что прессуют «Серого кота» и других блогеров?

Курочка по зернышку клюет…

Добавить комментарий