Курсы валют

Доллар США
2.1008
Евро
Российский рубль

Погода

-1..1 °C

Политика

ЕС НЕ БУДЕТ «ПОКУПАТЬ» БЕЛАРУСЬ, УВОДЯ ЕЕ ИЗ-ПОД ОПЕКИ РОССИИ

Мора

О ситуации в отношениях между Брюсселем и Минском, условиях возобновления политического диалога, о визовых санкциях в отношении белорусских чиновников читайте в эксклюзивном интервью главы представительства ЕС в Минске М.Моры агентству «Интерфакс-Запад». 

— Как бы вы охарактеризовали нынешнюю ситуацию в отношениях между ЕС и Беларусью? Можно ли говорить о том, что уходящий год лишь углубил противоречия между Минском и Брюсселем и сегодня отсутствуют перспективы возвращения к диалогу?

— Мы прошли «низкую отметку» во время отзыва всех послов ЕС в феврале-апреле. Сейчас наши отношения в несколько «остывшем» состоянии — и Беларуси, и ЕС придется поработать, чтобы восстановить доверие. Мы — соседи, и у нас огромный потенциал и спектр сотрудничества. Беларусь остается частью многостороннего формата Восточного партнерства. Наше техническое сотрудничество продолжается и с правительством, и с гражданским обществом.

Освобождение троих политических заключенных в этом году (двоих в апреле и одного в сентябре) — это шаги в правильном направлении, но многие по-прежнему за решеткой и приговорены к длительным срокам тюремного заключения. Некоторым из них позволили встретиться с Апостольским нунцием в Беларуси, и этот шаг мы приветствуем.

Мы не ведем, и не будем вести переговоры об их освобождении и реабилитации — это решение, которое принимать Беларуси, и только это может вернуть нас к полномасштабному политическому диалогу.

Одновременно ЕС инициировал с частью белорусского общества диалог о модернизации. Диалог уже выявил огромный спрос в Беларуси на модернизацию и целый спектр возможностей для нее, то есть очень реалистичные шаги в конкретных сферах, которые могли бы помочь Беларуси развиваться как успешной независимой нации. Этот диалог мог бы вырасти в новую амбициозную программу модернизации, при условии, что власти Беларуси готовы к сотрудничеству. Я настроена оптимистично, потому что я вижу, что руководство Беларуси, должностные лица и государственные СМИ чаще говорят о модернизации.

ЕС по-прежнему готов приступить к переговорам о подписании соглашений об упрощении визового режима и реадмиссии, что способствовало бы развитию контактов между людьми и приносило пользу обществу Беларуси в целом. Все, что для этого нужно, — это ответ властей Беларуси на приглашение Комиссии начать переговоры, направленное в июне 2011 года.

— Что может послужить сигналом для ЕС с белорусской стороны для возобновления политического диалога? Вы еще рассчитываете, что выдвинутое Евросоюзом условие о реабилитации белорусскими властями осужденных политиков и гражданских активистов может быть выполнено?

— Трудно поверить, что неограниченное по времени удержание политических узников в заключении, при том что в этом случае наши отношения будут по-прежнему сильно отставать от своего потенциала, соответствует интересам властей Беларуси.

Освобождение заключенных и восстановление их гражданских и политических прав — необходимое предварительное условие возобновления полномасштабного диалога. Затем мы могли бы с удовольствием выслушать спокойные, конкретные и конструктивные предложения Беларуси, ее видение развития своих отношений с ЕС. Участие в диалоге о модернизации, начало переговоров об упрощении визового режима, экономическая либерализация и структурные реформы для создания прозрачных условий работы для местного бизнеса и инвесторов — все это могло бы стать частью этого диалога. Обеим сторонам придется над этим работать, и это ключевая часть моего мандата как главы Представительства Европейского Союза в Беларуси.

— Все ли страны-члены ЕС разделяют мнение о необходимости продолжения работы с Беларусью, Европа еще не устала от белорусского вопроса?

— Да, безусловно, разделяют. Позиция ЕС по отношению к Беларуси отражает консенсус стран-членов. Беларусь — неотъемлемая часть европейского наследия и европейского сообщества наций. Поэтому консенсус, который сохраняется уже долго, заключается в том, чтобы придерживаться политики критического взаимодействия, в том числе посредством диалога и участия Беларуси в Восточном партнерстве. Мы готовы помочь Беларуси, если она решит двигаться по направлению к демократии, верховенству права и правам человека. Мы также укрепляем наше взаимодействие с народом Беларуси и гражданским обществом, в частности, посредством диалога о модернизации.

В то же время мы придерживаемся принципа «больше за большее». То есть мы предлагаем больше содействия в экономике и больше финансовой помощи стране-партнеру, а Беларусь является партнером ЕС по Восточному партнерству и готова и способна осуществлять больше демократических реформ.

— Европа смирилась с тем, что Беларусь безвозвратно уходит под крыло России? Может ли ЕС чем-то «купить» Беларусь, вернуть ее из российских объятий?

— В географическом смысле Беларусь — центрально-европейская страна. Она по-настоящему независима впервые в современной истории. Естественно, ей потребуется некоторое время, чтобы развить и укрепить свою национальную идентичность и независимые институты.

ЕС может помочь и помогает Беларуси это делать. Мы хотели бы, чтобы у нас появились возможности делать гораздо больше, но для этого Беларуси предстоит обеспечить соблюдение прав своих граждан. ЕС не может «купить» какую бы то ни было страну — такие подходы полностью противоречат нашим ценностям и принципам.

Каждая страна имеет право входить в какие-либо альянсы или не делать этого, исходя из своего понимания собственных интересов. Как и любое другое современное государство, Беларусь участвует в региональных экономических и политических интеграционных проектах. Из-за своих исторически сложившихся тесных связей с Россией она решила построить Таможенный союз и единый рынок с Россией и Казахстаном в дополнение к СНГ и Союзному государству. Мы желаем Беларуси успеха, но следует надеяться, что это сотрудничество будет основано на общих ценностях свободы, демократии и свободного рынка.

Я хочу подчеркнуть, что более тесное сотрудничество стран региона с Россией никак не мешает более тесным связям между ними и ЕС. Наши экономические связи очень тесные и станут еще теснее. Некоторые аналитики уже говорят о будущей интеграции интеграций между ЕС и Евразийским экономическим союзом. ЕС — уже сейчас ведущий торговый партнер России, а Россия — третий по объему торговли партнер ЕС. Также не следует забывать о том, что экономика ЕС намного эффективнее и больше, чем экономика России.

Как известно, за последние двадцать лет Россия за счет своих налогоплательщиков оказала помощь экономике Беларуси на десятки миллиардов долларов. ЕС не предлагает и не может предложить дешевую нефть или газ своим странам-членам или соседям — все платят рыночную цену. И мы стараемся усилить конкуренцию, и предпринимаем другие шаги, чтобы сократить наши счета за энергоресурсы. Однако ЕС может предложить доступ на свой обширный рынок, высокие стандарты, возможности для инвестиций и их источники, современные экономические модели и, превыше всего, наши ценности, которые делают ЕС одним из лучших мест в мире для жизни, работы и учебы.

— В чем суть недавно проведенного в Брюсселе диалога по финансово-экономическим вопросам, насколько серьезными могут быть его последствия в целом для диалога Беларусь-ЕС?

— Мы по-прежнему придерживаемся своей политики критического взаимодействия с Беларусью. Эта политика предполагает не только предоставление помощи для развития, объем которой достигает десятков миллионов евро ежегодно, но также проведение отраслевых диалогов. Диалог по экономическим и финансовым вопросам подразумевал обмен на техническом уровне между экспертами из Беларуси и европейских институтов информацией и мнениями об экономической ситуации в ЕС и Беларуси. Такой диалог проводится раз в году поочередно в Брюсселе и Минске. ЕС проводит такие диалоги с десятками стран.

— Как вы прокомментируете недавние высказывания президента Лукашенко о том, что белорусская сторона сделала множество шагов навстречу ЕС, а в ответ получила только санкции?

— Как дипломат я не могу комментировать заявления президента принимающей страны. Также мы должны учитывать контекст, в котором эти заявления прозвучали.

— В Европе уже почувствовали асимметричный, как сказал президент, ответ на эти санкции? Правда ли что в соседних странах-членах ЕС фиксируют всплеск нелегальной миграции со стороны Беларуси?

— ЕС помогает и будет помогать Беларуси решать проблемы миграции, в том числе нелегальной миграции, предоставления убежища, работы таможенных служб и совершенствования охраны нашей общей границы. Мы потратили на это свыше 72 миллионов евро с 2001 года (включая только завершенные и продолжающиеся двусторонние проекты — приведенная цифра не учитывает доли Беларуси в проектах сотрудничества на региональном уровне). Еще 4,5 миллиона евро поступят вскоре. Пока в этой сфере Беларусь проявляет себя как хороший партнер. Это пример того сотрудничества, в котором мы можем успешно наращивать взаимодействие.

— Белорусский президент напоминает об объемах транзита через Беларусь в Европу российских нефти и газа. Как вы оцениваете данные высказывания: как констатацию факта или как скрытый шантаж? Видит ли ЕС для себя проблемы с получением энергоносителей, которые транзитирует Беларусь, в случае усиления напряженности в отношениях Беларуси и ЕС?

— Со времени моего приезда в Минск в 2011 году в поставках российских нефти и газа через территорию Беларуси не было перебоев. Мы знаем о намерении «Газпрома» увеличить объем транзита природного газа через территорию Беларуси в страны ЕС.

ЕС очень серьезно относится к энергетической безопасности. Мы инвестировали и инвестируем миллиарды в создание высокоэффективной конкурентоспособной энергетической инфраструктуры, работаем над созданием систем раннего предупреждения и продолжаем обсуждать эти вопросы с Беларусью. Некоторые энергетические звенья и проекты совершенствования систем безопасности, поддерживаемые ЕС в балтийских странах, могли бы быть полезны и Беларуси.

Мы призвали Беларусь к полному соблюдению Конвенции Эспо при осуществлении проекта строительства своей атомной электростанции, который мог бы привести к увеличению объемов транзита электроэнергии и торговли ею.

— Будет ли Совет ЕС до октября 2013 года возвращаться к вопросу о визовых ограничениях в отношении белорусских чиновников как в плане их отмены, так и расширения списка невъездных в ЕС?

— Совет действительно может вернуться к этому вопросу раньше, если в Беларуси произойдут значительные события.

— Планирует ли Брюссель вести переговоры с главой МИД Беларуси Макеем? Если да, то каким образом, учитывая, что в отношении нынешнего министра, в отличие от его предшественника, введены визовые санкции?

— Нынешние юридические рамки ограничительных мер предполагают исключения для поездок на международные форумы. Например, господина Макея приглашали на недавнюю встречу министров иностранных дел стран-участниц ОБСЕ. Дипломаты должны делать свою работу. Возможность путешествовать и встречаться — часть этой работы. Я не могу исключать, что ситуация, о которой вы упомянули, будет дополнительно обсуждаться в дальнейшем. Существуют прецеденты приостановления Европейским Союзом своих санкций в отношении высокопоставленных дипломатов, чтобы позволить им выполнять свои дипломатические функции.

— Получит ли руководство Беларуси приглашение на саммит Восточного партнерства, который планируется в следующем году? При каких условиях белорусское руководство может побывать на саммите в Вильнюсе?

— Решение предстоит принять принимающей стране в тесном взаимодействии с другими странами-членами ЕС с учетом состояния дел в сфере соблюдения прав человека в Беларуси. Позиция Беларуси будет принята во внимание, как это и было в прошлом.

interfax.by

Добавить комментарий