Курсы валют

Доллар США
2.0788
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Политика

Закупка самолетов-истребителей: вопросов больше, чем ответов

Image 6456

14 февраля министр обороны Беларуси Андрей Равков заявил, что поставка российских тяжелых истребителей Су-30СМ в этом году невозможна, так как из-за западных санкций производитель испытывает проблемы с производством машин.

Испытывает, правда, почему-то только с производством для Беларуси. Для российских ВВС в 2018 году будет произведено 14 машин, еще 6 машин планируются к поставке в Мьянму. В принципе, изготовитель готов удовлетворить любой платежеспособный спрос. Один из зарубежных экспертов в частной беседе язвительно, но точно прокомментировал слова А. Равкова: «Страна, у которой нет денег эксплуатировать Су-27, тем более не сможет оплатить эксплуатацию Су-30». О деньгах мы и поговорим.

Су-30СМ — дальнейшее развитие Су-27. По оценкам моих знакомых украинских экспертов-авиаторов — это лучшая машина в своем классе. А при экспортной цене в 50 млн долларов — еще и самая дешевая. Казалось бы, «надо брать». Но дьявол, как обычно, скрывается в деталях.

Во-первых, количество имеет значение. Напомню, что по контракту, который налогоплательщикам военные чиновники показать не изволили, Беларусь должна получить 12 машин Су-30СМ в течение трех лет равными партиями. Между тем, по оценкам российских специалистов из Академии военных наук, которые белорусские эксперты не опровергают, в составе ВВС Беларуси необходимо иметь не менее трех боеготовых истребительных эскадрилий. То есть минимум 36 машин. С учетом того, что часть самолетов находится на ремонте, модернизации и т.п., в распоряжении ВВС должно быть минимум 50 истребителей.

В связи с этим встает вопрос оргструктуры истребительной авиации: планируется ли формирование из вновь поступающих машин третьей эскадрильи или останутся две, одна из которых с МиГ-29 пересядет на Су-30? Парк разнотипных истребителей создает дополнительные сложности, связанные с обеспечением их эксплуатации. И ведет к ее удорожанию даже при неизменном количестве бортов. Поэтому более рациональной в долговременной перспективе является унификация авиапарка. В нашем случае — закупка сразу всего количества необходимых истребителей.

Во-вторых, купить авиатехнику — полдела. Есть еще расходы на ее эксплуатацию. Причиной снятия с вооружения ВВС Беларуси Су-27 являлась, со слов генералов, высокая стоимость их эксплуатации — более чем в 2 раза выше, чем у МиГ-29. 

Говоря о стоимости эксплуатации авиатехники, принято оперировать понятием стоимости летного часа. Согласно открытым источникам, летный час МиГ-29 стоит порядка 16—20 тысяч долларов. Для Су-30 аналогичный показатель заявляется в районе 35 тысяч.

А планируется ли увеличение расходов на содержание истребительной авиации с учетом поступления более дорогих в эксплуатации Су-30СМ? Если нет, то получается, что эти новые 12 машин могут оказаться единственными истребителями в составе национальных ВВС. То есть истребительная авиация окончательно превращается в символическую величину?

В-третьих, надо учитывать, что Су-30СМ — машина 4-го поколения, которое постепенно уступает место истребителям 5-го поколения. ВВС Польши и России находятся в процессе подготовки к переходу, пускай и частичному, на новую авиатехнику. Уже в 2019 году стоимость американского истребителя 5-го поколения F-35 опустится ниже 80 млн долларов и будет сопоставима с текущей стоимостью машин 4-го поколения западного производства. Авиатехника закупается с расчетом на 30—40 лет. Не окажемся ли мы в ситуации лет через десять, когда боевая ценность истребителей 4-го поколения будет существенно девальвирована машинами новой генерации? Более рационально для Беларуси было бы взять паузу и изучить опыт эксплуатации машин 5-го поколения.

Вопрос старения авиапарка никуда не денется. Нужны более свежие машины и желательно в большем количестве, недорогие в эксплуатации. Западный рынок авиатехники для Беларуси закрыт прежде всего по политическим мотивам. Какое-то решение проблемы необходимо уже в ближайшее время. В качестве промежуточного варианта можно обратиться к России о передаче в лизинг относительно свежих истребителей МиГ-29СМТ. Их произведено 34 единицы, и они снимаются или уже сняты с вооружения. Если в Москве откажут, то это станет поводом задуматься, насколько формальный союзник является союзником «по жизни». И стоит ли привязываться к России на следующие 40 лет, закупая у нее дорогую авиатехнику. В конце концов, Пекин заинтересован в выходе на европейский рынок вооружения. Даже если это рынок Беларуси. Китайцам есть что предложить на привлекательных финансовых условиях.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

«Черная метка» генералам от президента

Контроль за спецслужбами: европейский опыт

Во главе силовых ведомств — гражданские министры

Что готовит нам 2018-й?

Loading...

Добавить комментарий