Курсы валют

Доллар США
2.234
Евро
Российский рубль

Погода

-2..-4 °C

Политика

Миротворческая операция на Донбассе: взгляд пессимиста

Porotnikov_200

Последние месяцы мы стали свидетелями активизации обсуждения перспектив проведения миротворческой операции на Донбассе. Вернее, в той части Луганской и Донецкой областей, которые не подчиняются украинским властям и заняты самопровозглашенными республиками.

Идея международной миротворческой миссии под эгидой ООН, которая бы способствовала восстановлению мира и украинского суверенитета в регионе, выглядит, безусловно, привлекательно. Но вот перспективы для этой миссии, увы, не просматриваются. Да и так ли заинтересованы в миротворцах ООН сами конфликтующие стороны? Причем я имею в виду не только Москву или псевдогосударственные образования Донбасса, но и официальный Киев.

Регион в течение всей новейшей истории Украины был для Киева, скажем мягко, постоянной головной болью. Еще при СССР, в 1990 году, возникают «Интердвижение Донбасса» в Донецке и «Народное движение Луганщины». Они ставили целью автономию в составе УССР или вообще выход из состава Украины. В 1993 году проходит забастовка шахтеров, требующих, помимо решения экономических вопросов, автономии Донбасса. В 1994 году на территории Луганской и Донецкой областей проводится локальный референдум о федерализации Украины. Донецкая область дает результат «за» федерализацию почти в 80%, Луганская — свыше 90%. Во время войны в бывшей Югославии добровольцы из Донбасса организованно отправляются на Балканы воевать за сербов.

Не преуменьшая роли России в войне на юго-востоке Украины, следует признать, что корни конфликта глубокие. Ненависть к украинскому государству сложно объяснить только российской пропагандой. У антиукраинских настроений на Донбассе была и есть социальная база и достаточно массовая поддержка.

В настоящее время сложно сказать, насколько антиукраинские настроения распространены в неконтролируемых Киевом районах региона. В силу понятных причин объективной социологии оттуда ждать не стоит. Но война скорее ведет к ожесточению и радикализации сторон, чем к компромиссам, а тем более — пересмотру своих позиций.

Численность населения «республик» достоверно неизвестна. Максимальные оценки дают порядка 3,8 млн человек. В настоящее время в Украине не существует электоральной базы для пророссийской политической силы. Это закономерный результат текущей гибридной войны: прощать России тысячи жертв украинцы не намерены. Но с возвращением в политическое поле Украины неподконтрольных ныне территорий Донбасса в электоральное поле вернутся сотни тысяч, а может, и пару миллионов активных любителей «русского мира». Что повлечет переформатирование украинского политического ландшафта. Пророссийские деятели вновь получат базу, а Москва — рычаги влияния на украинскую политику. В Киеве это понимают и такой перспективе особо не рады.

Помимо политического аспекта есть и фактор экономики. Несмотря на утверждения, что Донбасс кормил Украину, реалии несколько иные. До войны угольная отрасль региона получала до 1,5 млрд долларов дотаций из центрального бюджета. Без государственной поддержки большинство шахт было бы обречено на закрытие. Что, кстати, сейчас и происходит: лишившись внешней подпитки из Киева, угледобывающие предприятия «республик» массово закрылись. Неконкурентоспособны. Кроме того, война — это разрушения. За чей счет в случае замирения регион будет отстраиваться? Внешняя помощь — дело такое: может быть, а может и не быть. Но с момента восстановления суверенитета над неподконтрольными территориями вся ответственность за социально-экономическое положение там ложится на Киев. Как это ни цинично, но с точки зрения финансовых затрат еще неясно, что для Украины более целесообразно: брать мятежный регион на содержание и заниматься его восстановлением, или продолжение войны.

Политическая целесообразность и финансовый фактор объективно подталкивают Киев к тому, чтобы замораживать ситуацию.Безусловно, в Киеве есть сильное и твердое намерение вернуть свои территории. Но не факт, что украинские власти так уж хотят ускорить процесс возвращения.

Успех любой миротворческой миссии на Донбассе зависит от доброй воли Москвы. Но насколько урегулирование ситуации в интересах российских властей? Правильный ответ: ни насколько. Во-первых, война на Донбассе для России — это война за уничтожение украинского государства как такового. Допустить ликвидацию «республик» — значит расписаться в собственном поражении. Во-вторых, после Донбасса настанет очередь Крыма. Продолжение войны, не важно какой интенсивности, позволяет России уходить от вопроса о полуострове: на Донбассе льется кровь и внимание Украины и международного сообщества будет привлечено туда. В-третьих, на стороне России воевали десятки тысяч жителей региона. Что с ними делать? Ни Украине, ни России они по большому счету не нужны. Пока сохраняется текущая ситуация, решение это вопроса получается откладывать.

Просматривается только один вариант, при котором Москва пойдет на деэскалацию обстановки на Донбассе: широкая автономия региона и де-факто признание Крыма российским. Но это неприемлемо ни для Украины, ни для Запада. О чем неоднократно и четко было заявлено из Киева, Брюсселя и Вашингтона.

Если смотреть на ситуацию без эмоций, приходится признать, что поле для компромисса по Донбассу в настоящее время отсутствует. Противоборствующие стороны готовы принять лишь капитуляцию противника. А пока нет желания договариваться по существу, то и целесообразность самой миротворческой миссии под вопросом.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

Незамеченное событие

Права силовиков: о чем стоит знать обществу

МиГи — для Сербии, а проблемы для Беларуси?

Азербайджанский след «Полонеза»

Добавить комментарий