Курсы валют

Доллар США
2.234
Евро
Российский рубль

Погода

-2..-4 °C

Политика

Сергей Дубовец: «Позитивные перемены придут только через самобытность и возвращение достоинства»

Dubovec_S

Как говорится в одном фильме, трудно воевать с врагами, но еще трудней с друзьями. Известный публицист и писатель Сергей Дубовец среди тех, кто не боится этих сложностей. Именно поэтому ему и хочется верить.

— В начале 90-х годов вы одним из первых начали критиковать соратников по БНФ. Почему?

— После того как в 1992 году БНФ собрал 440 тысяч подписей граждан за референдум о роспуске Верховного Совета, по закону этот Верховный Совет должен был утвердить дату референдума, только и всего. Но он этого не сделал, поставив на референдуме крест. Это было первое такое брутальное преступление, которое совершило коммунистическое большинство парламента и которое открыло двери для следующих политических преступлений.

Я считал и считаю, что фракция БНФ после этого не должна была оставаться в ВС. Надо было идти на улицу и постараться мобилизовать народ. Но из боязни потерять трибуну (тогда сессии транслировались по ТВ) они остались на депутатских зарплатах, а в результате потеряли все: и трибуну, и места в парламенте, где их побьют и откуда вынесут уже по приказу Лукашенко в 1995-м, а главное — они показали, что не хотят брать власть «через улицу» (а по-другому не было как). И вот перед первыми президентскими выборами оказалось, что больше всех хочет власти Лукашенко («В Беларуси власть валялась под ногами» — его слова). Люди чувствовали это и выбрали, кого выбрали. Если бы БНФ удалось мобилизовать улицу, а тогда Фронт был реальной силой по всей стране, думаю, ему удалось бы избежать и авторитаризма, и беззакония, и «национализации» государством коррупции и бандитизма. БНФ был внутренне готов к этому, имел хорошую программу, но после того брутального преступления коммунистов на какое-то время впал в фрустрацию и проиграл Лукашенко по амбициям. Кроме прочего, появилось недопонимание между фронтовцами-депутатами и фронтовцами на улице.

— Подозреваю, что это не очень понравилось. Больно били?

— От критики больно не бывает. Да и не та БНФ организация, где бьют.

— Сейчас вы опять идете против течения. Тех, кого другие критикуют, хвалите, а тех, кого многие хвалят, критикуете. Почему?

— Наверное, потому что я не «ждун». Многие ждут, когда закончится биологический возраст Лукашенко или развалится Россия. Но второго может не быть вообще, а первое может произойти лет через 20. Хоть ни первое, ни второе от нас никак не зависит, это реальные годы нашей собственной жизни. Когда я критикую или хвалю, я говорю о конкретных делах, высказываниях, намерениях, а не о личностях. Самый глупый ярлык, который можно приклеить человеку — кагебист. В стране, где власть и есть КГБ — таинственный и вседозволенный, — можно даже не встречаться с опером: все под контролем и под влиянием, все кагебисты.

И дело здесь не в хуле и похвале, а в том, насколько мы сами готовы — жить не во лжи, быть свободными и ответственными за себя и других. Люди меняются, и совсем немного среди них тех, кто чего-то хочет. Прибить такого раз и навсегда ярлыком — слишком большая роскошь и деструктивное действие.

— Как показывает множество событий последнего времени, власть не очень церемонится с оппонентами. Некоторые призывают отвечать тем же. А вы?

— На словах никто и не церемонится, а на деле… Власть надевает гражданскую одежду и избивает оппонентов. По логике вещей нам, оппонентам, надо надеть милицейскую форму и охранять порядок в стране от бандитов. Власть заигралась до полной глухоты, она совсем не слышит народа, она думает, что тот мираж, который она создала у себя в голове, — это и есть реальность. «Проявляйте уважение к должности!» А это всего лишь мираж. Власть разлагается. Это будет болезненно для всех. Мы еще увидим, как вдруг исчезнут пресловутые чистые улицы.

— Возвращаясь вновь к временам расцвета инакомыслия. Есть ли сегодня шанс вернуть ту поддержку людей? Если есть, что надо делать, на ваш взгляд? Почему она вообще была утеряна?

— 25 лет государство работало над понижением уровня человека. «Достаточный человек» — тот, кому достаточно денег, свободы передвижения и свободы слова в умеренном количестве. С другой стороны, он боится, он связан круговой порукой с государством (на тех же выборах и в коррупционных схемах), он знает, что если его «заберут», значит, так надо. То есть он — самая стабильная разновидность человека. Он как бы прикормлен и при этом абсолютно бесправен. Президент постоянно говорит ему о «надуманных правах человека». В результате права человека — это не про меня, а про «либерастов» и «гейропу». А как же право на жизнь? А право на работу, всякие там бесплатные медицины и образования? А презумпция невиновности и неприкасаемость собственности?.. Вот наши «надуманные права», которых поэтому и нет. А прибавьте к этому телевизор, не БТ, конечно, а русский телевизор с истеричными ток-шоу и беспросветной веселухой, который ментально рассчитан именно на «достаточного человека». Вам нужна его поддержка? Но он кровью и плотью прилеплен к «батьке», без которого он — от министра до омоновца — просто никто, человек не на своем месте, который без «батьки» сразу же потеряет все и который прекрасно об этом знает.

Чтобы вернуть этого человека в общество, нужна совсем другая государственная политика, совсем другое образование, совсем другие СМИ, а первое и самое болезненное — нужно вернуть верховенство закона, над которым надругался еще тот Верховный Совет. Сколько на это потребуется времени? Зависит от нового поколения, которое сейчас приходит в жизнь, и от суперинтенсивного просветительства в самых простых, казалось бы, вещах. Вот человек считается белорусом, а что это значит? Ничего! Уровень знания людей об истории, традициях, культуре земли, на которой они живут, почти нулевой, его место занято русским телевизором.

Ну и белорусский язык. Как бы кто ни относился к официальному двуязычию, чтобы обеспечить его, совсем не нужно сталкивать языки лбами или у кого-то что-то отнимать. Чтобы обеспечить равенство двух языков, не нужно уменьшать долю русского, нужно увеличить долю белорусского — то же умение чиновника отвечать на языке обращения. Мы живем на переправе между берегом совка и берегом самобытной Беларуси, приближаясь то к одному, то к другому. «Достаточному» человеку этого вполне достаточно. Поколению «БНР100», если, конечно, оно не отправится жить на чей-то чужой берег, этого будет мало. Поэтому будьте самобытными хоть в самом малом. Позитивные перемены придут только через самобытность и возвращение достоинства.

Александр Томкович

Читайте также:

Посол Швеции в Беларуси Кристина Юханнессон:

Опасный Глобус

Жизнь в инвалидной коляске — это не приговор

Виктор Хурсик: Национальная идея должна строиться на истории, а не на мифах

Особое мнение Михаила Пастухова

Добавить комментарий