Курсы валют

Доллар США
2.234
Евро
Российский рубль

Погода

-2..-4 °C

Политика

Пыткам не место в демократической стране

Pastuhov_M

С 23 апреля по 16 мая в Женеве проводилась 63-я сессия Комитета ООН против пыток. Среди прочих, на ней была обсуждена ситуация с пытками в Беларуси. На сессии заслушали официальный доклад от властей и альтернативный доклад от правозащитников.

Позиция властей

Свой периодический доклад белорусские власти направили в Женеву еще в декабре 2015 г. Его текст удалось увидеть только на сайте Комитета против пыток. В Беларуси он оказался «terra incognita».

Доклад содержит ответы на все вопросы, которые члены комитета адресовали Беларуси на основе рекомендаций по предыдущему отчету и информации из различных источников. Их набралось ни много ни мало — 242 пункта.

Согласно докладу, в настоящее время уголовная ответственность за преступления, связанные с применением пыток, предусматривается в статье 128 УК («Преступления против безопасности человечества») и статье 394 УК («Принуждение к даче показаний»). В первой из указанных статей УК пытки упоминаются как одна из форм бесчеловечного отношения властей к населению. Поэтому и санкции за такие злодеяния весьма строгие: от 7 до 25 лет. В статье 394 УК говорится о применении насилия или издевательств в отношении лиц, от которых органы расследования домогаются показаний. Санкции — тоже немалые: от 3 до 10 лет. Как и следовало ожидать, за отчетный период (с 2011 г.) ни одного такого случая в Беларуси не было установлено.

В лучших традициях эпистолярного жанра в докладе отмечается, что все заявления и жалобы, касающиеся неправомерных действий в отношении граждан со стороны правоохранительных органов, тщательно проверяются и расследуются. Так, органами прокуратуры в 2011—2014 гг. было рассмотрено 158 жалоб на меры воздействия в отношении осужденных, а также лиц, содержащихся под стражей.

По мнению составителей доклада, информация о применении пыток в отношении экс-кандидата в президенты Андрея Санникова, который содержался в следственном изоляторе КГБ, является безосновательной. По поводу длительного непредоставления возможности встречи с ним адвокатов разъясняется, что это было продиктовано необходимостью принятия мер по его безопасности.

Что касается жалобы другого экс-кандидата в президенты, Владимира Некляева, который был жестоко избит неизвестными во время движения на Октябрьскую площадь 19 декабря 2010 г., указывается, что в ходе проверки изложенные в жалобе факты не подтвердились. Между тем известно, что В.Некляев в бессознательном состоянии с многочисленными гематомами и сотрясением мозга был доставлен в больницу, однако в скором времени его перевели на домашний режим.

В соответствии с пунктом 37 доклада, прокуратурой «...проводятся проверки мест содержания под стражей и исправительных учреждений, организован телефон доверия, регулярно осуществляется прием осужденных и лиц, содержащихся под стражей, проводятся встречи с бывшими осужденными на предмет получения от них информации о возможных фактах пыток и насилия в период содержания их под стражей и отбывания наказания, анализируются причины получения телесных повреждений спецконтингентом в СИЗО и тюрьмах».

Если исходить из пунктов 39—44, то в Беларуси обеспечивается независимость судов, никто не вмешивается в деятельность судей по отправлению правосудия. И адвокаты осуществляют у нас свою деятельность свободно, а те из них, у которых были аннулированы лицензии после защиты экс-кандидатов в президенты, допустили грубые нарушения законодательства о лицензировании.

О том, сколько хорошего делается для людей, оказавшихся под стражей или находящихся в местах лишения свободы, можно прочитать в многостраничном докладе от белорусских властей.

На что указали правозащитники?

Одним из участников 63-й сессии Комитета ООН против пыток был витебский правозащитник Павел Левинов. Он рассказал, что членов комитета интересовали вопросы об условиях содержания заключенных, о наполнении колоний (тюрем), о численности заключенных. По его словам, представители департамента исполнения наказаний МВД оперировали данными за 2012 год, что создавало более благополучную ситуацию по сравнению с настоящим временем.

Белорусские правозащитники (Виктория Федорова, Раиса Михайловская, Павел Левинов и др.) в своих выступлениях сообщили об известных им фактах пыток в местах лишения свободы, в том числе о смерти в СИЗО № 1 Игоря Птичкина, о многомесячном нахождении в штрафном изоляторе ИК-9 (г. Горки) Михаила Жемчужного.

По итогам сессии Комитет ООН против пыток выдал белорусским властям рекомендации. Они включают в себя список из 63 пунктов. Среди них: включение в Уголовный кодекс специальной статьи об ответственности за применение пыток; требование о предоставлении информации о фактах смертной казни; разрешение правозащитникам участвовать в работе наблюдательных комиссий при Министерстве юстиции и управлениях юстиции облисполкомов.

В общем, наша страна остается в Комитете ООН под подозрением, поскольку не выполняет в полной мере взятых на себя обязательств и допускает факты пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Как устранить пытки?

Конечно, искоренить пытки введением в УК специальной статьи едва ли возможно, как, впрочем, и коррупцию — статьей об ответственности за получение взяток. Нужна программа мер, и не только правового характера.

Самое главное — необходимо изменить отношение должностных лиц, осуществляющих властные полномочия, к задержанным, арестованным, осужденным. Они — такие же люди, лишь с той особенностью, что оказались «в трудной жизненной ситуации». Они имеют права, гарантированные Конституцией и законами. Посягательство на эти права есть не что иное, как должностное преступление.

Мне представляется, что пришло время модернизировать нашу пенитенциарную (тюремную) систему, которая досталась нам от советского прошлого, а ей, в свою очередь, — от бесчеловечных сталинских лагерей. В этой системе осужденный воспринимается как раб, лишенный прав и человеческого достоинства. И основная проблема состоит в том, чтобы вернуть права людям, попавшим за решетку, а сотрудников исправительных учреждений понудить к уважению и соблюдению этих прав.

Для реформирования тюремной системы ничего не надо изобретать. Все давно установлено на международном и европейском уровне, то есть в актах, которые следует признать и выполнять. Кроме того, имеется опыт передовых стран и наших соседей.

Прежде всего, надо подготовить концепцию реформы тюремной системы Беларуси. Она должна пройти экспертизу в европейских структурах (например, Венецианской комиссии юристов при Парламентской ассамблее Совета Европы). Потом ее следует обсудить на открытом для всех заседании демократического парламента и сделать программным документом. В развитие концепции следует принять соответствующие законы, в том числе закрепляющие статус лиц, заключенных под стражу, а также находящихся в местах лишения свободы. Они должны быть более человечными по сравнению с нынешним бесправным положением. И, конечно же, придется провести чистку рядов правоохранительных органов и учреждений, где будут содержаться заключенные и осужденные.

Решить такой комплекс задач нам вполне по силам. Здесь главное — политическая воля властей. Она появится, как только власть станет более уважительной к правам человека. Когда? Как только ее переизберут на честных и свободных выборах.

Михаил Пастухов, профессор, заслуженный юрист, бывший судья Конституционного суда

Читайте также:

Надо готовить новые кодексы, а не править старые

И всего-то надо — дать власть регионам

О праве на объединение

Жыве мова — жыве народ

Добавить комментарий