Курсы валют

Доллар США
2.1556
Евро
Российский рубль

Погода

-7..-9 °C

Политика

Пора и нам обзавестись военной полицией

Porotnikov_200

Ноябрь запомнился повышенной активностью прокуратуры по части укрепления законности в армии.

Судите сами: в 6-й механизированной бригаде прошло совещание по итогам прокурорской проверки по сохранности оружия и боеприпасов; прокурорские работники выступили перед военнослужащими 86-й бригады связи и 8-й бригады радиационной, химической и биологической защиты по вопросам законодательства о военной службе, ответственности за нарушение порядка ее прохождения и неуставных взаимоотношений между военнослужащими, действий в случае совершения в отношении военнослужащего противоправных действий. Представитель прокуратуры выступил в Гомеле перед призывниками и рассказал об ответственности за неуставные взаимоотношения. А прокурор Гомельской области Виктор Морозов встретился с начальником генштаба белорусской армии Олегом Белоконевым. Обсуждались проблемные вопросы организации призыва на военную службу (от которой в области уклоняются не менее 5% молодых людей) и сохранности оружия и боеприпасов.

Озабоченность прокуратуры состоянием законности в войсках — не местная инициатива, а проявление озабоченности на высшем политическом уровне. Правда, у меня сомнения в результативности предпринимаемых шагов: запугивания карами за нарушения имеют ограниченный и кратковременный эффект. Для коренного изменения ситуации необходима серьезная реформа порядка прохождения срочной военной службы, системы обеспечения правопорядка в войсках и мониторинга нарушений. В том числе и посредством более активного вовлечения общественности. Но власти к последнему явно не готовы, предпочитая действовать по привычному для себя алгоритму: активизировать идеологическую индоктринацию военнослужащих (именуемую патриотическим воспитанием, но ни к воспитанию, ни к патриотизму отношения не имеющую) и повысить дисциплину за счет ужесточения ответственности за нарушения. Реакцией на местах станет укрывательство негативных явлений, вместо устранения порождающих их причин.

Хорошо, вовлекать общественность власти не готовы. Означает ли это, что ничего сделать нельзя? Отнюдь.

За рубежом широко распространена практика возложения функции поддержания правопорядка среди военнослужащих на специализированный орган — военную полицию (ВП). Подобные структуры созданы во всех соседних с нами странах, но названия у них разные: в России, Литве и Латвии — это военная полиция, в Польше — военная жандармерия, в Украине — военная служба правопорядка. В большинстве стран ВП — правоохранительная структура. Однако есть и исключения: в Тайване, Франции и США на ВП возложены функции военной контрразведки.

По моему мнению, пора и в Беларуси задуматься над возможностью создания специальной милитаризованной правоохранительной структуры с функциями спецслужбы (военной полиции Беларуси, например) путем объединения военных комендатур и военной контрразведки КГБ.

Предполагаемый круг задач для новой организации может быть широким:

— обеспечение дисциплины и правопорядка внутри обслуживаемых силовых структур (Минобороны, внутренние войска МВД, Госпогранкомитет и МЧС);
— дознание по уголовным и разбирательство по отнесенным к ее компетенции административным делам;
— допуск к движению и контроль военного автотранспорта, проверка и досмотр невоенных транспортных средств в зонах специальных операций или при введении специальных правовых режимов, или в обозначенной законодательством местности (например — пограничная зона);
— обеспечение охраны объектов военного управления;
— борьба с терроризмом;
— контроль за сохранностью боевого оружия, боеприпасов;
— охрана опасных военных грузов и контроль за местами их складирования;
— охрана зон военных и приравненных учений;
— контрразведывательная деятельность в «подопечных» ведомствах и другое.

Отдельно следует остановиться на таком факторе национальной безопасности, как неохраняемая граница с Россией. Как показывают события в Украине, эта неохраняемость превращается в угрозу дестабилизации обстановки внутри государства. Пойти на введение полноценного и открытого пограничного режима Минск в настоящее время не готов по политическим мотивам. В этой связи интересным может быть опыт Нидерландов. После прекращения пограничного контроля на внутренних границах «старого» ЕС силами военной жандармерии был организован мобильный контроль за передвижением иностранцев, въезжающих в страну наземным транспортом.

Международный опыт в части организации управления ВП преимущественно идет по пути ее включения в Минобороны. Полиция может подчиняться либо министру, либо начальнику генштаба, а в некоторых странах — командующему сухопутными силами.

С целью объективного контроля ситуации внутри силовых ведомств и недопущения укрывательства проблемных моментов в Беларуси ВП должна быть самостоятельным ведомством, пользоваться всеми правами в соответствии с законодательством об обороне, оперативно-розыскной деятельности, об органах государственной безопасности. Подчиняться ВП должна президенту или главе правительства — в случае перехода к парламентской форме правления.

Структура существующих составных частей предполагаемой ВП (УВКР КГБ и военные комендатуры) претерпит минимальные изменения, связанные с объединением административных и тыловых функций в рамках нового ведомства. По примеру Хорватии стоит иметь в составе ВП подразделения, способные вести боевые действия в лесной и урбанизованной местности.

Повышение эффективности контроля за ситуацией в силовых ведомствах лишней не будет в любом случае. А концентрация правоохранительно-контрразведывательных функций «под одной крышей» позволит поднять качество такого контроля.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

Бюджет познается в сравнении

Керченский кризис: о причинах и возможных последствиях

Нам нужна эффективная региональная политика

Ослабляет ли гражданский контроль силовые ведомства?

Loading...

Добавить комментарий