Курсы валют

Доллар США
2.1091
Евро
Российский рубль

Погода

-1..1 °C

Политика

Гибридная агрессия: учиться у соседей

Image 7599

После 2014 года российская гибридная агрессия, сочетающая военные, информационно-пропагандистские и экономические инструменты, находится в центре внимания многих аналитиков и исследователей. И будет находиться еще много лет.

На минувшей неделе в Минске прошел международный «круглый стол» «Российское влияние в постсоветских странах», организованный Belarus Security Blog. В течение трех дней специалисты из Беларуси, Украины, Армении, Латвии и Молдовы обсуждали вопросы российского влияния на постсоветском пространстве, применяемый Кремлем инструментарий, цели и задачи такой активности применительно как к каждой стране, так и к региону в целом.Участники обменялись мнениями относительно возможных направлений работы с целью повысить уровень устойчивости постсоветских государств перед внешним деструктивным воздействием.

Остановлюсь лишь на некоторых моментах дискуссий участников из разных стран.

Армения. В этой стране Россия контролирует критически значимую инфраструктуру: газотранспортную, энергетику и железные дороги. Что позволяет не только создавать точки напряжения за счет монопольного установления тарифов и ограничения конкуренции («Энергетический майдан» в Армении в 2015 году), но и зарабатывать на этом немалые деньги. Кроме того, в Ереване считают, что Россия поддерживает желание Азербайджана возобновить войну за Нагорный Карабах поставками вооружения. Угроза войны плюс российский контроль за критической инфраструктурой ставят любую власть в Ереване в крайне уязвимое положение.

Латвия. Проблемой остается раскол общества по этноязыковому признаку. Россия поддерживает пророссийских радикалов, которые маскируются под антифашистов. И хотя они являются маргиналами, картинку для российской пропаганды создают. Также Москва активно стремится противопоставить население («простой народ») политической элите. Мол, латвийские политики коррумпированы, думают только о собственных интересах, проблемами рядового гражданина не интересуются. А значит, необходимы новые лица в латвийской политике. И такие лица у Кремля есть. Правда, они зачастую еще более коррумпированы. Но про это прокремлевская пропаганда молчит.

Молдова. Несколько месяцев назад проевропейские и пророссийские политические силы объединились для того, чтобы свергнуть местного олигарха Влада Плахотнюка. Он подмял под себя всю страну и фактически был близок к тому, чтобы установить систему монопартийного правления. Но, помимо попытки узурпировать власть, Плахотнюк жестко противостоял усилению влияния России в Молдове. Сейчас этой сдерживающей силы нет.

Также Москва активно использует инструменты ограничения доступа молдавской продукции на свой рынок. Правда, знакомо? Кстати, самый популярный политик в Молдове — В. Путин. Как и в Беларуси.

Украина. Пока Россия делает ставку на внутриполитический кризис, рассчитывая на провалы новой украинской власти. Тем более, что Владимир Зеленский взял на себя явно завышенные обязательства перед электоратом. Счастье быстро, увы, не придет. Проблемы, которые накапливались десятилетиями, за несколько месяцев не решить. Значит, вскоре рейтинг начнет снижаться, а недовольство новой властью — нарастать. Что открывает новые возможности для российской гибридной агрессии…

Слушая иностранных коллег, я сделал для себя несколько выводов.

Первое: Россия не создает новые точки напряжения. Она пользуется теми уязвимостями, которые уже есть в постсоветских странах, работая на их обострение.

Второе: российское давление на Беларусь еще и не начиналось. Очевидно, что в Кремле нашу страну рассматривают в качестве «блюда», которое они смогут «съесть» в любой момент.

Третье: Запад порядком устал от постсоветского пространства. И многие европейские столицы с удовольствием переложили бы ответственность за него на кого-то другого. Кремль, конечно, им не нравится, но…

Четвертое: Москва очень хорошо понимает силу. И, сталкиваясь с жестким противодействием, быстро отступает. Но ровно для того, чтобы попытаться найти новые болевые точки.

Пятое: путинизм останется и после ухода В. Путина из активной политики. Потому что есть запрос значительной части и российского общества, и политических элит на империалистическую, экспансионистскую политику.

Постсоветские страны очень отличаются друг от друга. У всех у них есть масса проблем и противоречий, которые не разрешаются десятилетиями. Не заслуга официального Минска, что пока никто извне не решил воспользоваться внутренними белорусскими слабостями. Но не стоит рассчитывать, что так будет вечно.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

На языке — НАТО, на уме — Россия

Будет 100 рублей — найдутся и 100 друзей

Польша качает военные мускулы

Уроки украинской реформы полиции

Добавить комментарий