Курсы валют

Доллар США
2.1091
Евро
Российский рубль

Погода

-1..1 °C

Политика

Междуморье: пустая геополитическая фантазия

Image 7613

Кризис региональной безопасности, агрессивная политика России и часто невнятная позиция Запада в Восточной Европе вновь вызвали интерес у части политизированной белорусской публики к идее Междуморья — союза стран Центрально-Восточной Европы, который смог бы гарантировать их независимость и территориальную целостность.

При всей привлекательности идеи перспектива этого проекта, скажу прямо, не просматривается. Вообще. Но обо всем по порядку.

Проект Междуморья восходит к традициям Ягеллонов, которые смогли на короткое время консолидировать ВКЛ, а также королевства Польское, Чешское и Венгерское. Как отметил польский исследователь Михаил Кузь, это стало возможным в результате стечения ряда обстоятельств, от Ягеллонов не зависящих. В 1347—1353 годах из-за эпидемии чумы население Западной Европы сократилось более чем наполовину, и следующие 150 лет она не имела демографического потенциала для колонизации новых районов силами немецких государств (в том числе и тевтонского ордена). Франция и Англия были охвачены Столетней войной. Российские земли были в ХІІІ веке завоеваны Золотой Ордой, которая вскорости погрузилась во внутренний кризис и утеряла потенциал к экспансии. На рубеже XIV и XV веков серьезного внешнего давления на регион Центральной и Восточной Европы не было.

Сразу после Первой мировой войны тогдашний глава Польши Юзеф Пилсудский выдвинул идею конфедерации, включающей в себя Польшу, Украину, Беларусь, Литву, Латвию, Эстонию, Молдову, Чехословакию, Венгрию, Румынию, тогдашнюю Югославию и даже, возможно, Финляндию. Название (по латыни — Intermarium) следовало из расположения нового образования между Балтийским, Черным и Адриатическим морями. Этот союз смог бы сдержать агрессивные устремления советской России и Германии. Но в итоге идея регионального объединения не нашла поддержки. Большинство стран приступили к формированию собственных национальных проектов.

Сейчас ситуация кардинально иная: регион находится в центре геополитической игры Вашингтона, Брюсселя и Москвы. И никто из них по собственным причинам не заинтересован в формировании сильного интеграционного ядра в регионе.

Но есть ли потенциал формирования такого ядра? Регион раздирается историческими противоречиями, здесь сохраняется потенциал для этнических конфликтов. Сами страны региона находятся на разном уровне политического и экономического развития.

Региональные площадки так и не заработали. Союз нелиберальных демократий (Вышеградская группа) Польши, Чехии, Словакии и Венгрии ни заметных достижений, ни особенных амбиций не демонстрирует. «Карпатский треугольник» Польши, Украины и Румынии пока вообще виртуальная конструкция.

Даже среди стран региона, входящих в НАТО, нет полного единства. Да, все согласны, что Россия — главный вызов региональной безопасности. Но Польша считает, что основные угрозы находятся в балтийском регионе. И именно там должны быть сосредоточены оборонительные усилия НАТО и ЕС. А румынские генералы твердо уверены, что основным направлением российского экспансионизма является черноморский регион.

Как видим, страны региона не демонстрируют особой способности к консенсусу.

Нет внятной платформы для объединения. Она тем более важна с учетом неоднозначного опыта исторического взаимодействия между государствами региона. Сдерживание России — это платформа негативная. А где же позитив? Общие ценности? Какие? Как альтернативный блок может конкурировать с теми же ЕС-НАТО? У ЕС есть притягательная идея. И это не демократия и не права человека. Это уровень жизни, щедрая социальная политика, общая благоустроенность. А НАТО худо-бедно гарантирует своим участникам безопасность. Для потребителей (а в регионе сложились именно потребительские общества) этого более чем достаточно. Что может предложить в плане экономического благополучия и безопасности польским, эстонским и венгерским избирателям союз с Беларусью, Молдовой и Украиной? Правильный ответ — ничего.

Большинство стран региона уже участвуют в интеграционных проектах и системах коллективной безопасности. Понятно, что ни Чехия, ни Румыния из любви к Минску и Киеву из ЕС и НАТО точно не выйдут. Если представить, что та же Украина становится членом Евросоюза и Североатлантического альянса, то какой смысл для Киева будет в Междуморье?

Поэтому проект Междуморья — утопия. Нет никаких предпосылок для формирования в регионе нового военно-политического блока. Но есть перспективы и потребности развития региональной кооперации в области энергетики, транспорта, гуманитарного взаимодействия на базе общего исторического наследия. Вот над этим и стоит задуматься.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

Гибридная агрессия: учиться у соседей

На языке — НАТО, на уме — Россия

Будет 100 рублей — найдутся и 100 друзей

Польша качает военные мускулы

Добавить комментарий