Курсы валют

Доллар США
2.6042
Евро
Российский рубль

Погода

21..23 °C

Социум

Католическое сообщество подтолкнули к протестам

Image 8132

Католическое сообщество, насчитывающее в стране более миллиона человек, после запрета на въезд в Беларусь главе белорусской Католической церкви, еще более негативно отнесется к правящей системе.

Что стоит за таким решением официального Минска? Об этом Thinktanks.by побеседовал с академическим директором BISS, философом и в прошлом католическим священником Петром Рудковским.

— Как такое вообще стало возможным?

— Как и многое другое, это решение лежит за пределами права. Запрет на въезд главе католической церкви в Беларусь не принесет никаких выгод правящему авторитарному режиму. Зато католическое сообщество, которое насчитывает в стране более миллиона человек, еще более негативно отнесется к правящей системе.

Католическая церковь — это международное сообщество, которое объединяет миллиард верующих по всему миру (вряд ли все заметят это событие и насторожатся), но на международной арене данный прецедент очень плохо повлияет на имидж белорусских властей.

— Зачем официальный Минск пошел на такой беспрецедентный и шумный шаг?

— Границы креативности белорусской системы, видимо, исчерпаны, и остается прямолинейное реагирование на все то, что представляется как потенциальная угроза. Очень сдержанные, очень умеренные высказывания митрополита Кондрусевича восприняты как серьезный вызов белорусской авторитарной системе. В ситуации, когда эта система шатается, выбор небольшой: либо попытаться каким-то образом договориться, переубедить, что не стоит восставать против режима, либо начать брутально противодействовать. Это реакция, а последствия для правящего режима будут плохими.

— Говорят, Тадеуш Кондрусевич претендовал на роль потенциального посредника в мирных переговорах по выходу из политического кризиса.

— Кондрусевич действительно являлся потенциальным медиатором. Во внутригосударственных кругах такой вариант рассматривается, и даже некоторые публично высказывались, что церкви могли бы выступить в качестве такого медиатора, не одна католическая церковь, а вместе с православной церковью. Возможно, у части окружения Лукашенко сработал рефлекс, что такого типа медиатор был бы слишком опасным.

 Если верить в конспирологию, то создается впечатление, что кто-то сознательно толкает власть к тому, чтобы расширять протестную базу.

Вначале протестовали националистически настроенные группы, затем протест распространился на экономическую группу, на технократов, поссорились с представителями науки и культуры, и врачами, и учительской средой, а теперь в Беларуси очень явным способом подтолкнули и католическое сообщество к протестам.

— Правящие элиты настолько не желают идти на диалог с обществом?

— Ощущается, что наложено некое табу на диалог. И с моих попыток установить некие контакты, чтобы подтолкнуть, пойти по пути реального диалога (с участием умеренных сил — и со стороны властей, и со стороны гражданского сообщества), но очевидно, что на диалог наложено табу: мол, он может еще больше углубить проблемную ситуацию для режима.

— Кажется, глубже уже некуда. В свое время вы тоже были католическим священником. Помните ли случаи, чтобы священникам — гражданам Беларуси отказывали въезжать в страну?

— Таких случаев не было. Правда, часто случалось, что в Беларусь не пускали иностранных граждан, да и то рядовых священников — такие инциденты происходили регулярно, особенно в отношении польских священников.

Время от времени подобные эксцессы имели место. Но чтобы до такой степени, с таким нарушением законодательства и человеческой, политической логики — это беспрецедентно.

Добавить комментарий