Курсы валют

Доллар США
2.5862
Евро
Российский рубль

Социум

Андрей Поротников. Климатические изменения, урбанизация и война будущего

Image 8139

За политическими баталиями в Беларуси незаметным прошло сообщение о том, что прошедшее лето было теплее нормы. В общем, мы как-то привыкли к тому, что ошпаренных становится все больше, а обмороженных все меньше.

Вопрос влияния климата и экстремальных погодных условий на вооруженные конфликты привлекает все большее научное и политическое внимание.

Конфликты в Африке и в арабском мире привели к всплеску исследований статистической связи между климатическими изменениями и вооруженными противостояниями. Некоторые из этих исследований сообщают о наличии взаимосвязи, другие ее отрицают.

Сегодня большинство людей на планете живет в городах. Практически весь рост населения в ближайшие 35 лет будет поглощаться городами Глобального Юга. Разрастающимся городам в бедных странах часто не хватает соответствующей инфраструктуры, правопорядка, санитарии и здравоохранения. Изменение климата, как ожидается, ускорит сельско-городскую миграцию, тем самым добавляя напряжения в крупных городах. Например, длительные засухи и постепенное ухудшение состояния окружающей среды может подтолкнуть обездоленные группы населения в города для поиска источников существования. Такая динамика прослеживалась в годы, предшествовавшие началу сирийской гражданской войны в 2011 году. Кроме того, экстремальные погодные явления имеют потенциал вызывать внезапную миграцию из-за разрушений и нарушения поставок продовольствия и воды. Миграция, в свою очередь, может быть связана с повышенным риском конфликтов.

Еще одной проблемой является то, что большинство крупнейших мегаполисов находится в прибрежной зоне и будет все более подвергаться экстремальным погодным явлениям, в первую очередь связанным с повышением уровней моря. Традиционно крупные города — центры торговли. В том числе и продовольствием, значительная часть которого поступает морским путем. Повышение уровня моря наносит удар по портовой инфраструктуре и может повлечь сложности с обеспечением продуктами. А это в свою очередь провоцирует нестабильность.

Адаптация к меняющимся условиям окружающей среды является дорогостоящей. Особенно в странах с низким возвышением прибрежных зон, которым угрожает затопление и где будет находиться большинство завтрашних мегаполисов. Слабые государства могут не суметь успешно адаптироваться, и в будущем мы увидим увеличивающийся разрыв между стабильными и богатыми обществами и теми, кто оказался в ловушке бедности и нестабильности.

Ведение боевых действий в мегаполисах — предмет пристального изучения американских военных. Особенно, если речь идет о так называемых мегагородах с населением в 10 и более миллионов человек. Никогда раньше в истории военные операции в подобных условиях не проводились. Ни у кого нет даже представления, как вести войну сразу под землей, на земле и в воздухе в условиях постоянно меняющегося ландшафта антропогенной местности гигантских масштабов. Как снабжать свои силы? Как обеспечивать связь и охрану коммуникаций? Что делать с местными жителями? Очевидно, что помимо чисто военной победы требуется заручиться хотя бы нейтралитетом местного населения. Но 10 млн человек — это большое количество различных групп и интересов, удовлетворить которые все и сразу невозможно в принципе. А это значит, что твоих недоброжелателей будет сотни тысяч, возможно, несколько миллионов. Если учесть, что речь идет о мегагородах в бедных странах, то многих из их жителей будет просто нечего терять. И готовность взять в руки оружие и наказать «чужих», а заодно отобрать у них что-нибудь, будут проявлять значительное число жителей.

Подготовка к подобным операциям усложняется еще и тем, что нигде нет тренировочных центров, имитирующих городскую застройку таких масштабов, чтобы там могла тренироваться одновременно бригада-дивизия. То, что есть даже в наиболее развитых в военном отношении странах, позволяет одновременно готовить максимум батальон.

Уже понятно, что условия мегагородов потребуют совсем другого типа офицеров как в плане подготовки, так и в плане их способности воспринимать информацию и планировать операции под, на и над землей одновременно. Но подготовка — это передача опыта. А как было сказано выше, опыта подобного рода нет ни у кого. Замкнутый круг, однако.

О том, что мегагорода — поле будущих войн, я впервые услышал на саммите НАТО в Варшаве в 2016 году. Прошло 4 года, но внятного ответа на то, что с этим делать, нет. И не будет, очевидно, до того момента, пока кто-то не ввяжется в мясорубку в 10-милионном городе.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

Андрей Поротников. Зачем Лукашенко едет в Москву?

Андрей Поротников. Августовская революция. Краткое собрание мыслей

Политический кризис — выход из тупика

Андрей Поротников: «Кто чей агент?»

Добавить комментарий