Курсы валют

Доллар США
2.1254
Евро
Российский рубль

Погода

0..2 °C

Социум

Главное правило в выборе духов — никаких правил!»

Image 3752

У парфюмера Влада Рекунова мастерская в тихом центре Минска. Он составляет для своих клиентов индивидуальные запахи, может создать аромат для фирмы или организовать гостям корпоратива рассказ о парфюмерии и презентовать личные ароматы.

— У меня такое ощущение, что в последние годы, при всем колоссальном развитии парфюмерии, люди стали пахнуть хуже. «Запах людей» стал плоским, не индивидуальным…

— Да, это так. Сегодня время индустриализации, время погони за долларом. Не ставится цели что-то создать. Ставится цель продать.

— Стойкость парфюмерии производители понижают сознательно?

— Отчасти да. Менее стойкий аромат надо чаще обновлять, и флакон заканчивается быстрее. Но еще изменилась атмосфера, изменился воздух. Запахи в нашей экологии воспринимаются по-другому и разрушаются быстрее.

Раньше никогда не выпускали женской туалетной воды. Сейчас большинство женских запахов — туалетные воды. Я думаю, в какой-то степени такую тенденцию можно объяснить временем. Мы живем на высокой скорости, информационные технологии развиваются. Выдержать ритм непросто, люди ищут легкости.

— Нравится ли вам тенденция активного использования искусственных компонентов, амброксана, исо— е-супер?

— Парфюмерия — это вид деятельности, искусство. Маркетинг определяет все. Делом руководит необходимость зарабатывания денег. Выпускается только та парфюмерия, которую можно массово продать. У парфюмеров больше нет возможности творить в соответствии со своими душевными порывами.

— Ваш учитель — известный парфюмер с белорусскими корнями София Гройсман. Сколько времени занимает получение парфюмерного образования?

— В общей сложности — года три.

— Вы жили в Париже?

— Не постоянно. Я приезжал к Софии, ездил на фабрики.

— Обучение стоило дорого?

— Да. Квартиру в центре города вполне можно было купить.

— Заработанные в бизнесе деньги вы вложили в свое образование. А не было страшно, что они не вернутся?

— Было. Но я подумал, что если на эти деньги открыть условный маленький свечной заводик, то его можно потерять. А полученные знания никогда не потеряешь. Я очень хотел получить образование в этой сфере и стать парфюмером. Мне было безумно интересно!

— На парфюмерных форумах часто пишут о том, что «новоделы» парфюма отличаются от прежних версий. Замечание по существу?

— Конечно. Две партии одного запаха могут сильно отличаться, потому что розы в текущем году пахнут иначе, чем в предыдущем. И международная парфюмерная ассоциация запрещает все новые компоненты. Парфюмеру говорят испечь условный торт без муки — но так, чтобы никто не понял, что муки этой нет. Повторить «Шанель номер пять» в прежнем варианте сегодня нельзя, лимитирован жасмин, а там на нем много построено.

— Творчество какого парфюмера вам наиболее близко?

— Я не знаю современного творчества парфюмеров. Я не изучаю его специально. Никогда не тороплюсь слушать новинки. Хотя при случае и могу зайти в магазин, оценить один-два аромата.

— Вот это да! Вам не интересно?

— Я стараюсь избегать чужого влияния на то, что создаю сам. Если у тебя есть какие-то знания — то они влияют на твою работу. Когда ко мне приходит заказчик, я стараюсь дать ему максимально уникальную композицию, я страхуюсь от подсознательного влияния.

— Кстати, а о каких цифрах идет речь? Сколько стоит личный аромат?

— 150—350 евро. Разработка уникального флакона — за отдельную плату. Более бюджетный вариант — это меньшее количество промежуточных образцов, более сжатые сроки. Для корпоративов можно пригласить наш парфюмерный бар, это стоит 350 долларов. Каждый участник уходит со своим запахом. Людям это очень интересно. И я тоже испытываю азарт, потому что временные рамки ограничены, люди незнакомы — все это заставляет мышление быть живым.

— Вы составляли личные запахи для Мирей Матье и Валерия Меладзе. Звезды капризны?

— Для меня, наверное, нет капризных клиентов. Сейчас я работаю для одной девушки, у которой очень узкий диапазон приемлемости. Любые цветочные ноты для нее — это «бабушкин сундук», ретро, в котором она не видит эстетики. Среди «не цветочных» нот для нее многое — не женственные, мужские композиции. Получается такой узкий коридор. И мне очень интересно понять, что же в нем в конечном итоге выберет клиентка. Аромат для Мирей Матье — это мой подарок и большая честь для меня. Мы обсудили ее парфюмерные предпочтения, и я сделал композицию вокруг ноты розы, хрустальный флакон был выполнен в форме микрофона. Валерий Меладзе предоставил мне полную свободу. Ему было любопытно узнать, как его образ воспринимается парфюмером.

— Когда в Беларусь приезжала София Гройсман, она сделала аромат «Беларусь номер пять». Он внедрен в производство?

— Нет.

— Почему?

— Потому что это никому не надо.

— Как это не надо? Парфюмер с мировым именем и белорусскими корнями делает аромат для своей страны — и это никому не надо?!

— У меня нет парфюмерной фабрики, я не могу сам организовать производство. Я обошел наших производителей. Не нужен никому аромат в честь страны, сделанный Софией Гройсман. На одном известном предприятии в ответ на мое предложение о выпуске духов Софии Гройсман почему-то сказали, что на данный момент им актуальнее повысить надои коров в подшефном колхозе. Нет, я не против сельского хозяйства. Но вот принять то, что на родине не востребована мировая легенда парфюмерии, мне сложно!

— Какие советы вы можете дать женщинам при выборе духов?

— Главное правило: no rules! А в качестве совета: используйте те же принципы, что и при выборе одежды. Определите, для кого вы приобретаете аромат, контекст времени суток, интерьера, социума, не дешевите, и — смелее!

Ольга ТАРАСЕВИЧ, специально для «Снплюс»

Loading...

Добавить комментарий