Курсы валют

Доллар США
1.9383
Евро
Российский рубль

Погода

23..25 °C

Социум

Выходные в «Забродье» только… в феврале

Катерина Голубева

Забродье — маленькая уютная деревенька на бывшей линии фронта первой мировой войны под Вилейкой. Еще в далеком 2000-м семья Цитовичей создала здесь деревню-музей под открытым небом. Здесь уже работают три музея, домики для проживания, баня и кафе — большое хозяйство, которое владельцы планируют расширять и дальше.

Минского рекламиста и маркетолога Катерину Голубеву в музей-усадьбу привела… любовь.

— Молодая, красивая, успешная… Что заставило вас покинуть Минск и отправиться в музей-усадьбу «Забродье» жить и работать?

— Любовь к Даниле Цитовичу. Коллекционеру и скульптору. Наша семья уже состоялась.

— Не удивлюсь, если ваш выезд под Вилейку воспринимают как добровольную ссылку…

— Родители, наоборот, рады. А друзья не особо меня понимают. Тем не менее приезжают, но только на один день: условия не городские, без привычных для них магазинов и кафе.

Катерина Голубева 2

— Как изменилась ваша жизнь с переездом? Имею в виду не только материальные блага, но и внутренние потребности.

— Я бы ничего не стала менять, потому что жизнь стала гораздо интереснее, спокойнее. Нашла себя: здесь есть возможность заниматься тем, чем хочешь. Не работаешь без удовольствия и на износ, когда не остается времени для увлечений и развития. Зимой появляется время для путешествий.

— Долго пришлось привыкать к новому образу жизни?

— Нет, все произошло сразу. Мы живем все-таки не в традиционной деревне, где надо доить коров, пахать землю; и живем полноценной жизнью: есть интернет, книги, фильмы, музыка. Широкие красивые просторы вокруг…

— Изменив свою жизнь, вы поменяли и род деятельности?

— Не совсем. По образованию я рекламист и маркетолог. Усадьбу начали развивать практически с нуля: необходимо было налаживать коммуникации с прессой, работать с людьми, проводить рекламу усадьбы, делать переводы на английский — все мои знания пригодились и в «Забродье».

Понятно, пришлось приобретать и новые навыки: дизайн, кухня, кулинария, мастер-классы, экскурсии, очень много литературы проштудировала по первой и второй мировых войнах, по столетнему быту. Но все это, как вы понимаете, не работа, а удовольствие.

— Сами проводите и экскурсии?

— Родители специализируются по войне, Данила — по ретро-автомобилям, я — по сельскому быту, однако мы спокойно можем подменять друг друга.

— Сегодня «Забродье» — четыре гектара земли, три музея — первой мировой войны, ретро-техники и быта, домики для проживания, баня и кафе. Как управляетесь со всем хозяйством?

— Мы просто рационально распределяем усилия и планируем работу. В ближайшие два года планируем развиваться: прежде всего, реконструировать и восстановить все, что уже имеем. А потом и четвертый музей — «СССР», еще одну баню, домик для проживания, чум. В общем, планов очень много.

— И за обедом вы обсуждаете не столько личные дела, сколько дела музейные?

— Совершенно верно. Сам себе придумаешь — сам и сделаешь, и никто не ограничивает полет твоей фантазии.

— Не совсем корректный вопрос — о деньгах...

— Музеи никогда не окупаются и не окупятся. У нас коллекция огромная и уникальная. Дело в том, что мы не относимся к своей деятельности как к работе, приносящей деньги. Даже не будь посетителей и дохода, все равно занимались бы своим делом — это уже образ жизни. Мы получаем удовольствие от нашего занятия, а все деньги вкладываем в развитие.

— Что собой будет представлять музей «СССР»?

— Его полное название «Назад, в СССР». И будет выглядеть как зонирование: мы покажем кухню, зал, быт времен СССР. А на втором этаже будет веранда с демонстрацией советских фильмов; для детей — мультики, различные игры типа «крестики-нолики». Попытаемся отвлечь их от интернета. Уже продается советская газированная вода, обязательно предоставим советское меню, например — селедка на газете и горошек. Люди, страдающие ностальгией по СССР, просто в восторге — мы уже получили ответную реакцию посетителей на небольшой коллекции.

Под музей построен двухэтажный дом.

— А на выходные время у вас остается?

— Нет, они наступают только в феврале (улыбается). Работаем с утра до вечера: как появляется заказ, как только приезжает экскурсия (а это уже неконтролируемый поток) — мы работаем. Не преувеличу, если скажу, что количество гостей в «Забродье» увеличилось на тысячу процентов.

— Что привлекает людей, почему к вам едут?

— Мы полностью сохранили аутентичность быта, все очень старое — это главное. Вложили в дело душу. Место духовное, намоленное: здесь построена часовня. В музее-усадьбе «Забродье» обретаешь духовное удовольствие...

Владимир Журавок

Читайте также:

«Хата с краю» запылала синим пламенем?

Зачем деньги, работа, если нечем дышать?

«Мы должны сотрудничать и с Россией, и с ЕС»

Татьяна Короткевич: «Я против игры в русскую рулетку»

Loading...

Добавить комментарий