Курсы валют

Доллар США
1.9284
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Социум

«Можем повторить?» А вы спросите у 42 миллионов погибших…

Image 5907

Только что отгремели праздничные салюты в честь Дня Победы. По всем каналам телевидения — нашим и российским — пели и плясали, гремели танковыми гусеницами на парадах, возлагали цветы к памятникам… Праздновали так, будто мы сами, наше поколение победило фашизм, будто не было огромных жертв.

А ведь праздник Победы — это еще и повод задуматься не только о прошлом, но и о будущем. Как это сделал на радио «Эхо Москвы» журналист Антон Красовский, отрывки из передачи которого мы публикуем. Речь он ведет о реалиях современной России, но полезно будет почитать и нам, белорусам.

— Вот спрашивают, почему, чтобы быть патриотом, нужно обязательно надеть солдатскую гимнастерку. Это ведь поветрие последних лет. Когда это началось?

Началась вся вакханалия, когда пилотки стали выдавать каждой кассирше во всех магазинах, георгиевские ленточки вкладывать в подарки в Duty Free. И с каждым годом все набирает обороты. Наверное, этому есть какое-то логическое обоснование и объяснение. Потому что с каждым годом людей, которые реально видели войну или соприкасались с теми людьми, которые видели войну, все меньше и меньше. Мы — поколение 40—45 лет — последнее поколение, выросшее среди фронтовиков. Мы видели этих людей в большом количестве. И в разных состояниях. В состоянии праздника и горя. В состоянии почестей официальных, как и сейчас. И в состоянии, когда инвалиды войны сидели в каждом маленьком городке у магазинов, пытаясь выпросить себе на еду.

Стали известны новые цифры потерь во второй мировой войне в Советском Союзе. Потери с 1941-го по 1945-й год — 42 миллиона человек. При населении 195

Image 5908

миллионов.

Я сегодня прочитал воспоминания маршала Конева. Он рассказывает, как люди возвращались с войны. Конев говорит, что пришло три миллиона человек без одной ноги и миллион человек без обеих ног. Три миллиона человек без одной руки и миллион человек без обеих рук. И было где-то 86 тысяч людей, которых тогда называли «самоварами». Без рук и без ног.

А еще — 760 тысяч человек вернулись с фронта с тяжелейшими ранениями черепа, 150 тысяч с вывихнутыми шеями, то есть люди, у которых почти не держалась голова. 500 тысяч человек с переломанным позвоночником. 40 тысяч людей с оторванными гениталиями… Это люди, которые возвращались тогда с фронта, это люди, которых мы еще застали.

А люди, которые сейчас наряжаются в пилотки и в Инстаграм, как прыгунья Исинбаева, которая вела прямую трансляцию, сидя в этой пилотке на трибуне у Мавзолея, они этих людей не помнят.

* * *

— 128 тысяч людей, прошедших войну, сейчас живет в России. Это люди, которые участвовали в боевых действиях. Еще в 2015 году их было около 200 тысяч. Через два года их останется, наверное, тысяч 30, как сейчас в Украине.

В Астане каждому ветерану подарили полторы тысячи долларов к 9 мая. В Астане живет ветеранов очень мало. Их там человек 200. Все они получили существенные деньги, поддерживающие их жизнь.

В России 128 тысяч человек, которые эту войну прошли, и если каждому из них дать по полторы тысячи, это будет в районе 186—190 миллионов долларов. 190 миллионов долларов, это стоимость не самой дорогой яхты одного из русских олигархов. Это приблизительно столько, сколько нашли у милиционера Захарченко в квартире. Это приблизительно столько, сколько мы потратили в нашей стране на парады.

Вот на все эти деньги можно было бы действительно серьезно поддержать ветеранов, которых осталось всего лишь 128 тысяч. Вместо этого мы тратим миллионы на эти пилотки, на георгиевские ленточки. Они надеваются на 20 минут, потом выбрасываются в урну. Топчутся ногами. И, безусловно, не являют собой никакой памяти. Потому что никакой памяти о людях, погибших в этой войне, об этих 42 миллионах русских и не русских людей, не осталось.

* * *

— Идея «Бессмертного полка» при том, что это идея хорошая, начинает умирать. Но мне непонятно, почему главной движущей силой России является прошлое. И почему мы все готовы объединиться вокруг прошлого, почему готовы убить друг друга ради прошлого, но совершенно не интересуемся нашим будущим. Тем будущим, ради которого погибли 42 миллиона человек, живших в Советском Союзе. Что мы можем сегодня сказать этим людям? Что мы можем им сказать, когда читаем, например, новости о том, что компания «Эппл» стоит 800 млрд долларов. При этом все активы всех российских компаний, включая «Газпром», «Роснефть», Сбербанк, приближаются к 600 млрд. То есть вся Россия сейчас дешевле одной компании «Эппл»?

Зато мы проводим парады, шествия и раздаем бесплатные пилотки. Наверное, происходит это потому что эта война не закончена для нас. Мы говорим о том, что мы в этой войне победили, а на самом деле мы в этой войне проиграли. Потому что мы ведем эту войну 72 года после Победы. Каждый день мы выходим на улицу, готовые умереть за то, что на самом деле не стоит и выеденного яйца. Мы готовы умереть за свое прошлое, не думая о том, что весь мир движется в будущее. Мы готовы драться и убивать своих братьев на Украине, а украинцы готовы драться и убивать своих братьев русских. Потому что они в этом смысле ничем не отличаются от нас, они такие же советские люди, живущие прошлым.

Мы готовы фотографироваться с лживыми ветеранами, которые наводнили сейчас города. Я не имею в виду реальных ветеранов войны. Я имею в виду всех этих шутов, изображения которых наводняют интернет. Все эти 40-летние сумасшедшие люди, с орденами на генеральских мундирах. Мы готовы все это выдать за реальную память о Победе. Которую мы на самом деле не заслужили. А заслужили ее 42 миллиона человек, которые погибли в войне. Большинству из нас эти 42 миллиона человек приходятся в лучшем случае дедами.

* * *

— Вот Юрий из Нижнего Новгорода, который родился в 1941-м, меня спрашивает: «Не кажется ли вам, что сама российская власть провоцирует русофобию на Западе. Вот некоторые примеры: включение в обиход слогана «Можем повторить», машины «На Берлин», «За немками», штурм картонного рейхстага в Подмосковье. Законодательная инициатива Миронова подать материальный иск к Германии от имени детей войны, расписавшись в том, что российское государство не может обеспечить достойную старость этим детям».

Германия оплатила огромные контрибуции странам-победителям, сполна заплатила и продолжает платить в том числе и жертвам Холокоста, и жертвам преступлений нацистских войск на оккупированных территориях. Многие из них сейчас живут на территории ФРГ и получают социальную пенсию. И социальное жилье очень приличное. И все это финансируется за счет бюджета ФРГ. А что касается «На Берлин» и «Можем повторить»... Вы думаете, что это Путин наклеивает всем наклейки на мерседесы и фольксвагены? Вы думаете, это Путин придумал «Спасибо деду за победу»? Это не Путин. Это вот поколение 60—40-летних, которые превратили войну в спекуляцию. «Хотите, можем повторить», — говорят они. Но 42 миллиона человек, одна пятая от всего населения Советского Союза, они этого хотят?

Вот вы, которые хотите сейчас повторить, у вас, предположим, есть жена, работает в прокуратуре, вы, скажем, старший следователь, и двое детей. Вашу жену вешают как партизанку, вам ампутируют две ноги, один ваш ребенок сгорает в танке, а второй возвращается с переломанным позвоночником. Вы хотите это повторить?

Я вот не могу. Я не знаю ни одного человека, который бы мог. И я честно говорю, что не понимаю, как вообще тогда советский народ все это смог сделать. Ну, смог он это сделать. Ценой 42 миллионов человек... 

Loading...

Добавить комментарий