Курсы валют

Доллар США
2.0793
Евро
Российский рубль

Погода

10..12 °C

Социум

В стране невыученных уроков

child shcool

В конце января вступил в силу указ президента № 30 «О приеме в учреждения общего среднего образования и обучении в них». Указом устанавливается, что набор в пятые классы гимназий будет осуществляться без проведения вступительных испытаний. По мнению разработчиков, отмена экзаменов позволит снять неоправданную психологическую и эмоциональную нагрузку на учащихся начальных классов, что в целом будет способствовать сохранению их здоровья.

От «отлично» до «неуда»

Некоторые педагоги уже высказали опасение о том, что отмена вступительных экзаменов может привести к тому, что уровень педагогического состава в гимназиях будет постепенно снижаться, а зачисление в гимназию без экзаменов станет поводом для порождения коррупции при приеме документов у первоклассников.

Однако большинство учителей воспринимают решение положительно:

— Нынешние экзамены скорее для гуманитариев и не позволяют оценить способности детей: ребята писали контрольные по математике, русскому и белорусскому языку, — поясняет Ольга Головнева, учитель с сорокалетним стажем. — Два языка и один точный предмет — больше шансов гуманитариям, чем ребятам со склонностями к физике, химии или математике. Если ребенок «инженер», но хуже владеет языками, то шансы были невелики. Кстати, если в гимназию химико-биологического профиля осуществляли дополнительный набор в 7-й, 8-й или 10-й класс, то все равно надо было писать два языка и математику, что от химии с биологией далеко. Стрессов, действительно, хватало, об этом скажет каждый родитель. Известен случай, когда после контрольной по математике ученик четвертого класса поседел и стал терять зрение. А если запредельное волнение наступало во время экзамена, то результат — низкая оценка, «пролет» с гимназией, начало конфликта и нового стресса…

Что касается комментариев, которые сотнями посыпались на все популярные интернет-сайты и родительские форумы, то они часто сводятся к одной мысли: нынешние дети не устраивают взрослых, в том числе и учителей. Им хочется работать с умными, послушными, мотивированными, а те мальчишки и девчонки, которые есть в наличии, далеки от идеала.

«Профессия многих талантов»

Проблема подготовки профессиональных педагогических кадров в нашей стране существует много лет. К примеру, в 2010 году на пресс-конференции доктор филологических наук, профессор БГПУ им. М. Танка Василий Старичонок привел потрясший журналистов пример: «Среди студентов первого курса всех факультетов проводился диктант. Результаты поразили: на некоторых факультетах почти 90% студентов получили неудовлетворительные отметки. В диктанте из 195 слов было сделано 46 ошибок! Первокурсники чудовищным образом «интерпретировали» самые привычные для них слова — писали «оттистат», «отестат», «аттистат», «сиртификат», «сертефикат», «ббал»…».

Не секрет, что в 2012 году в педагогических вузах был большой недобор. В педуниверситете им. М. Танка на специальность «математика и информатика» планировали набрать 115 человек, а документы подал 51 абитуриент, на специальность «физика и техническое творчество» планировали набрать 10, документы подал 1 человек. В Брестском государственном университете им. Пушкина обучаться по специальности «математика» (научно-педагогическая деятельность) и «физика» (научно-педагогическая деятельность) даже на бюджете не захотел никто.

Как ни горько говорить, но определенная часть нынешних учителей — это вузовские троечники. Они пошли учиться в «пед», потому что больше никуда не могли поступить, потом пошли работать в школу (и в гимназию тоже), потому что никуда больше не могли устроиться.

Психологи считают, что благополучный нравственный климат в школе был до начала 80-х годов, а дальше он только ухудшался. Теперь все иначе. Большинство учителей подходят к своей работе с рыночных позиций, а рынку высокие мотивы не свойственны. Школа предоставляет образовательные услуги, а «за любовь никто не доплачивает». Сейчас наплевательское отношение к своему труду для многих учителей стало нормой, поэтому те, кто пришел по призванию, нередко становятся предметом травли и насмешек педагогического коллектива.

Учитель — профессия массовая. Хороших учителей было, есть и уж точно будет мало. Великий педагог Василий Сухомлинский говорил, что работа у школьной доски «требует многих талантов», а теперь не их время. Среди учителей есть разные люди — лентяи и болтуны, хитрецы и лжецы, добрые и красивые. Но есть редкие учителя — творцы. Их замечательные человеческие качества органично дополняются навыками учительской профессии. Эти учителя каждый день наполняют свою работу теплом человеческих отношений, создают неповторимую атмосферу творческого азарта, не проходящего в течение многих лет подлинного интереса к своему предмету как составной части собственного жизненного опыта. Человек на учительском месте перед классом у школьной доски, будь то самая престижная гимназия или самая маленькая сельская школа, если он наделен изначально культурой, душой и совестью, никогда не станет формальным передаточным звеном информации учебного пособия.

Комментарий из интернет-форума:

— Что, только в гимназии можно учиться? Что, в школе только неадекватные дети? Учитель должен работать только с одаренными? Или только определенный учитель? «Хороший». А «плохой» пусть в школе сидит! Я поддерживаю решение отменить приоритет гимназий в образовании. Когда учитель считает, что имеет право отбирать и выбирать себе учеников — это уже предел! А что говорить мне, преподавателю вуза, куда приходят и ваши ученики-гимназисты, и выпускники школ. Я не вижу разницы у них ни в поведении, ни в знаниях, ни в целях. Сидят от сессии к сессии, ждут дипломов. «Процент» поступлений, которым так хвалятся гимназии — это ни о чем, потому что проходные баллы сегодня в вузах такие, что говорить стыдно… Что касается студентов, то могу со всей ответственностью заявить, что лучшие из них — дети из сельских школ. Они отличаются порядочностью, ответственностью, чего определенно не хватает большинству столичных гимназистов.

Классные страсти

Одной из причин появления президентского указа об отмене экзаменов в пятый класс гимназии многие называют … родительскую любовь, точнее — ажиотаж вокруг перехода из школы в гимназию, который из года в год создавали папы и мамы, учителя и репетиторы при постоянном детском стрессе. Сотни жалоб летели в Министерство образования, в КГК, в Генпрокуратуру, в Администрацию президента. Суть одна: «Мы были нацелены попасть именно в гимназию, но…». О чем это? Конечно, о родительской любви. Сейчас понимание любви к детям размыто и обусловлено созданием полного комфорта. Полного и безоговорочного. В момент их рождения грянул семейный хор: «Дадим все лучшее, чего не было у нас!»

По мере подрастания дошла очередь и до воплощения новой идеи воспитания. Неожиданно оказалось, что школа никак не соответствует пониманию родителей о комфорте детей: в школе оказалось слишком много сложностей, требований. Родители все активнее стали вмешиваться в учебный процесс, требуя для своих детей прежде всего хороших оценок, даже если они их не заслуживали. Быстро пришло умение сомневаться во всем, что относится к образованию. Теперь каждый сам себе учитель, со своим собственным видением, какой должна быть школа, как надо учить. Параллельно детям внушается, что учитель неправ, что он — бедный, голодный, завидующий их обеспеченному положению и, как следствие, — необъективный. Это становится нормой. Появление социальных сетей и неконтролируемый доступ в интернет только ускоряют разрушение. Родителям больше не надо ходить в школу: дети сами предъявляют учителям претензии. В наши дни считается совершенно нормальным, что учителя должны не только образовывать, но и любить своих учеников. Причем любить так, как родители — слепо и без условий. Закрывать глаза на невыученные уроки, прощать наглость и хамство, оценивать знания исходя исключительно из родительской оценки: ведь он же хороший ребенок! Ну поставьте ему 9—10, что вам стоит?!

Конечно, дело учителя — заинтересовать, сделать так, чтобы его слушали, раскрыв рты. Однако среди тридцати учащихся в классе всегда найдутся те, кому и в цирке будет скучно. Учителю приходится ежедневно соревноваться с «развлечениями» куда более захватывающими. «Чудеса», мешающие восприятию учебного материала даже в младших классах, давно куплены. С большими экранами и скоростным 4G. А как не купить? Надо ведь, чтобы все было «не хуже, чем у людей»! Дети, понимающие, что «мама спит, она устала, ну и я играть не стала», исчезли. Их больше нет. Если мама дома, то ее нужно заставить себя кормить, развлекать, делать уроки, а когда все желания выполнены, то можно, сколько хочется, «сидеть онлайн», сообщая друзьям последние новости. Родители стали воплощением обязательного детского счастья — смартфонами, планшетами, ноутбуками, праздниками в кафе, добыванием хороших оценок, решением всех проблем, словом, безотказными машинами, стоящими на страже покоя. А учителя — врагами, этого покоя лишающими. Если вместо ожидаемой отличной оценки получается посредственная, то возмущенным эмоциям нет конца. Родители перестали объяснять детям, что оценка — это не оценка ученика как личности. Это оценка знаний — того, что выучил и запомнил, и если она не соответствует ожиданиям, то все, что нужно сделать — сесть и выучить. Вместо этого начинается затяжная война. Дети принимают в ней активное участие, приносят «сводки с фронта», рассказывая, что сегодня химичка (математичка, физичка, биологичка) «с ума сошла». Начинается публичное обсуждение действий учителя с привлечением разновозрастной школьной аудитории, друзей и родственников…

Сегодня учителя жалуются: работать с каждым годом становится все сложнее и сложнее. Школьники отличаются в основной своей массе равнодушием, цинизмом, вольнодумством и отсутствием дисциплины. Отношения «учитель—ученик», «родитель—учитель» находятся в глубоком кризисе.

Школе и родителям нужно перестать ненавидеть друг друга, начать выстраивать диалог. Без этого не выжить ни тем, ни другим, ни стране.

Многие годы государство приучало нас к мысли, что школа отвечает за все. Это время ушло и больше никогда не вернется. Давно пора пересмотреть приоритеты в воспитании собственных детей и понять, кто должен играть главную скрипку.

Светлана Балашова

Читайте также:

Играем со смертью. С удовольствием…

И вновь продолжается бой…

Дом для ангелов

Если долго мучиться — что-нибудь получится!

Loading...

Добавить комментарий