Курсы валют

Доллар США
1.9984
Евро
Российский рубль

Погода

19..21 °C

Социум

Жизнь в инвалидной коляске — это не приговор

Владимир Потапенко

Мне понадобились четыре попытки, чтобы сделать с ним полноценное интервью. Причина — постоянный дефицит времени у моего героя…
Действительно, свободного времени у председателя центрального правления БелОИ Владимира Петровича Потапенко не хватает катастрофически. Он весь в делах. Порой даже не верится, что все это делает человек в инвалидной коляске.

Роковой день

Роковым для него стал день 13 мая 1978 года…

Чтобы современному читателю была понятна ситуация, при которой Владимир Потапенко получил травму позвоночника и стал пожизненно инвалидом-колясочником, есть смысл начать с того, что это было по пути на «шабашку» — в один из колхозов Березинского района. Должны были начать строительство телятника.

После аварии Потапенко попал в положение, которое называют «между жизнью и смертью». Врачи боролись за его жизнь больше года.

Первые годы своей инвалидности он прожил в состоянии безысходности и полной растерянности, перевернул кипу литературы на тему лечения и организации жизненного устоя инвалидов-колясочников. Не менее 10 часов в сутки занимался физическими упражнениями. Через 5 лет объем движений кистей рук почти восстановился, но сила левой руки по-прежнему оставалась нулевой, а правой рукой мог выжать не более 20 кг. В это трудно поверить, но еще через пять лет он начал заниматься спортом целенаправленно, а в 1991 году, на открытом чемпионате по легкой атлетике США получил первые международные награды. Завоевал тогда «серебро» и две «бронзы» (ядро, копье, диск).

Через год в Барселоне стал первым в истории Беларуси «колясочником», который взошел на пьедестал почета Паралимпиады. Завоевал «серебро» в толкании ядра и «бронзу» в метании копья. В 1994 году выиграл чемпионат мира среди инвалидов в Берлине (толкание ядра).

Закончил же свою спортивную карьеру Владимир в 1998 году в английском Бирмингеме. Ему было 48 лет.

Пришел на новую должность в самый разгар пожара

Летом 1984 года по поручению единомышленников, таких же инвалидов-колясочников, он обратился в Совет министров. Там встретили идею регистрации общества инвалидов-колясочников, мягко говоря, прохладно. Один из заместителей руководителя правительства так и сказал: «О чем вы говорите? Какое еще общество может быть в нашем благополучном и достойном советском обществе?! Если лично вам не хватает талонов на товары и продукты, дадим как многодетной семье, можем решить вопрос о выдаче вам мотоколяски».

Семья у него действительно была многодетной — три сына. Чиновник об этом, конечно же, знал. А вот о том, сколько в упомянутом белорусском советском обществе живет людей с инвалидностью, имел абстрактное представление. Посоветовал «набрать хотя бы пятьсот человек». Так инвалиды-колясочники и сделали. Анкету очень скоро подписали около двух с половиной тысяч человек, но чиновников и это не убедило. От Потапенко в Совмине отмахнулись, как от назойливой мухи…

Как и следовало ожидать, никто даже пальцем не пошевелил. Через год он направил письмо на адрес проходившей тогда XIX партийной конференции. Очень сомневаюсь, что кто-то из партийных бонз прочел 9 страниц убористого почерка, но письмо точно «попало в струю»: начиналась перестройка.

В сентябре 1987 года пришла инструкция из Москвы о безбарьерном строительстве, на основании которой было предписано разработать национальные строительные нормы. Потапенко пригласили в министерство соцобеспечения и предложили в качестве эксперта поучаствовать в разработке этого документа. Попутно поинтересовались о судьбе ранее собранных списков инвалидов и дали добро — предложили создать инициативную группу по подготовке учредительной конференции Белорусского общества инвалидов.

Владимир Потапенко возглавил столичную структуру, а в 2004 году его избрали председателем центрального правления БелОИ. Тогда в Беларуси инвалидов было свыше 400 тысяч человек, членов общества — около 200 тысяч. Сейчас эта пропорция совершенно другая. В БелОИ состоят почти 55 тысяч человек, всего лишь каждый десятый из тех, кто имеет группу инвалидности.

Два года после создания общества государство помогало финансами, а потом начались девяностые годы с их непостоянством, властным бардаком и галопирующей инфляцией. К власти в обществе пришли разрушители. Часть имущества БелОИ была продана по бросовым ценам. Организацию превратили в кормушку для узкого круга руководителей. Как итог — некоторые даже угодили в тюрьму…

Образно говоря, на новую должность Потапенко пришел, если не на пепелище, то в самый разгар пожара… О том, как его удалось погасить — отдельный рассказ.

«Занимательная арифметика»

Владимир Потапенко как-то посчитал, что за первые 12 лет своего существования БелОИ заплатило налогов на сумму, эквивалентную 18 миллионам долларов, а получило от государства 10 миллионов в виде субсидий. Не очень сильно изменилась картина и после того, как денег в государственном бюджете для людей с инвалидностью не стало вовсе. Имеется в виду республиканский уровень, ибо на местах, как правило, начальники находят варианты как-то поддержать людей.

Но и это тоже, к сожалению, происходит не всегда и не везде. Только один пример.

Ежегодно в рамках «Славянского базара» проводится конкурс одаренных людей с инвалидностью. Руководство всех областей находит возможность финансово помочь поездке инвалидов в Витебск. Досадное исключение составляет … Минск. Летом этот фестиваль искусств будет проводиться в 27-й раз, но еще ни разу руководство столичного региона не помогло своей делегации. Минские инвалиды ездят туда за свой счет.

Из этого же разряда и другая «занимательная арифметика». На данный момент под эгидой БелОИ работает около 70 разного рода предприятий (в основном строительных и швейных). Даже с учетом льготного налогообложения в год они платят налоги на сумму, эквивалентную трем миллионам долларов. Отчислений из прибыли этих предприятий полностью бы хватило на то, чтобы с лихвой оплатить всю деятельность БелОИ.

Помогая одной рукой, другой государство забирает столько, что если бы оно этого не делало, никой помощи не нужно было бы вообще.

Нужны конкретные действия

Несмотря на квоты, которые поначалу предоставлялись разным инвалидным организациям, Владимир Потапенко попробовал себя в открытой избирательной борьбе и даже занял третье место. В начале девяностых годов такое еще было возможно, но со временем ситуация изменилась не в лучшую сторону. В людях с инвалидностью перестали видеть тех, кто способен решать чужие проблемы, что сразу же зафиксировали многие социологические исследования.

К сожалению, с каждым годом ситуация только ухудшается. Прошедшие недавно местные выборы, где на 18 111 депутатских мандатов претендовало 22 278 кандидатов, среди которых было всего лишь 3 инвалида-колясочника, красноречиво подтвердили эту тенденцию, — ни один из них не был избран.

В разговоре со мной Потапенко отметил возросший интерес к инвалидным проблемам со стороны государства. Только одного интереса мало. Надо, чтобы за ним последовали конкретные действия.

Александр Томкович

Читайте также:

Особое мнение Михаила Пастухова

Виктор Хурсик: Национальная идея должна строиться на истории, а не на мифах

Куда подевалась весна?

Философ Владимир Мацкевич: «Мы сами расслабляемся, когда режим ослабляет хватку»

Перекрашенный «запорожец» «Беларусьфильма»

Loading...

Добавить комментарий