Курсы валют

Доллар США
2.1064
Евро
Российский рубль

Погода

-1..1 °C

Социум

Выпал из обоймы — пеняй на себя

Image 7036

Отставных чиновников перевели из лечкомиссии в обычные поликлиники. Некоторые удивлены и тихо возмущаются: мол, как так, столько лет служили верой и правдой, а теперь — отовсюду за борт!

Документ о том, кого оставить в Республиканском клиническом медицинском центре, составляли в Управлении делами президента, он с грифом «для служебного пользования». Так, не приняли в лечкомиссию генерал-лейтенанта в отставке Валентина Агольца, который сейчас работает в «Президент-отеле». Он давно ушел с госслужбы. А вот экс-глава Академии наук Александр Войтович остался в лечкомиссии.

«Академики и члены-корреспонденты остались, — говорит Войтович. — Сначала вроде бы хотели членов-корреспондентов не прикреплять, но затем Академия наук походатайствовала, и все-таки оставили.

А вообще, я на здоровье не жалуюсь. Работа доставляет мне удовольствие и положительные эмоции, а это, как вы понимаете, поддерживает мой жизненный тонус и здоровье.

К тому же у меня четыре правнука разных возрастов. Вот посмотрю на самого младшего — ему три месяца — и улыбаюсь! Ему что-то скажешь — он голову в твою сторону поворачивает, на звук реагирует. Это большой источник радости! В общем, живу активно и насыщенно. Вообще, когда жизнь в радость, тогда и болеть некогда».

Ученый и политик Станислав Шушкевич тоже время от времени наблюдается в лечкомиссии — как член-корреспондент Академии наук. А вот его жена — уже нет.

«Но меня в лечкомиссии лечили, — говорит Станислав Станиславович. — Там добрые, хорошие доктора, но профессионалы они не все высокого уровня. Чуть не залечили! В РНПЦ «Кардиология» сразу разобрались, что со мной не так, и вылечили. Если бы не они — было бы очень плохо. Поэтому, если уж совсем честно говорить, я не очень дорожу тем, что прикреплен к лечкомиссии».

Народный артист Беларуси композитор Эдуард Ханок не обслуживается в медцентре в Ждановичах. Он ходит в поликлинику на Энгельса.

«Там стоматология теперь открылась, сдаю в поликлинике некоторые анализы, на рентген отправляют во вторую клинику, — рассказывает Эдуард Ханок. — Игорь Лученок тоже, насколько я знаю, был прикреплен к этой поликлинике. И жена его. Но сейчас супругу, наверное, открепят. Ведь супругу композитора Дмитрия Смольского после его смерти тоже не оставили в лечкомиссии.

Я когда-то уже говорил: совершенно не горюю, что меня не взяли в Ждановичи. У меня в центре города все дела, тут все удобно, а в Ждановичи попробуй еще доехать! А где лечат лучше — еще вопрос…»

У экс-министра спорта Александра Григорова совсем чуть-чуть не хватает до пятилетнего стажа в должности для обслуживания в лечкомиссии. Хотя после отставки он некоторое время продолжал обслуживаться в лечкомиссии — как заслуженный тренер и заслуженный работник физической культуры. Но сегодня этих регалий уже недостаточно.

«Примерно раз в полгода прохожу в лечкомиссии обязательный «техосмотр» — обследование, анализы, — рассказывал Григоров сайту «Белорусский партизан» еще год назад. — В лечкомиссии очень хорошее диагностическое оборудование. Все культурно, вежливо…»

«Я сейчас в обычной поликлинике, — с улыбкой говорит сегодня Александр Григоров. — Как говорится, сбитые летчики уже не летают… Но пока женщины на мое здоровье не жалуются, даже наоборот, поэтому я совершенно спокоен. Я в лечкомиссии не так часто и бывал — в основном, только анализы сдавал. И не переживаю, что сейчас не там.

Ну чем чиновники лучше других? Такие же обычные люди, как и все! Да, в свое время судьба нас вынесла наверх. А потом все встало на свои места. Вот я сейчас в спортзале, со спортсменами вместе. С чего начинал в свое время, к тому и вернулся. Я адекватно к этому отношусь».

Экс-глава Нацбанка Станислав Богданкевич вспоминает, что после ухода с должности Александр Лукашенко дал персональное указание не только открепить его от лечкомиссии, но и не брать на работу в университет.

«Мне об этом говорил и ректор, и Заметалин, — говорит Станислав Антонович. — А моих заместителей, кстати, в лечкомиссии оставили. А я, доктор экономических наук, профессор, бывший председатель Нацбанка — нет. Поэтому я обслуживаюсь в обычной поликлинике. Но раньше я по врачам не очень часто ходил, не болел. Это сейчас немного расклеился, А тогда мне эта лечкомиссия особенно не нужна была.

Правильно ли, что сегодня у бывших чиновников забирают все бонусы? Ну, а чего их подкармливать? Пусть живут, как все, ходят в обычную поликлинику, сидят в очередях вместе со старушками. Надо, чтобы понимали, как лечат простых смертных».

Кто же сегодня стоит на учете в Республиканском клиническом медицинском центре управления делами президента?

— После того как мы переехали в Ждановичи, были приняты новые нормативно-правовые акты, согласно им некоторые лица, которые ранее обслуживались у нас, остались территориально прикреплены к консультативной поликлинике УЗ «2-я городская клиническая больница» на Энгельса, 17, — ответили «Белорусскому партизану» в Республиканском клиническом медцентре. — У нас обслуживаются государственные служащие, работающие и занимающие определенные должности. Ведущие специалисты, консультанты — они у нас не обслуживаются, речь идет исключительно о руководящем составе. Также у нас на учете — герои Беларуси, полные кавалеры, олимпийские чемпионы, академики.

Если какой-то человек был высшим должностным лицом, то надо смотреть, сколько лет он был в должности: должен быть стаж или министра, или председателя государственного комитета не менее пяти лет. Тогда в нашем центре будет обслуживаться и он сам, и его супруга. А если меньше пяти лет — уже не имеет права, только на платной основе».

В консультативной поликлинике на улице Энгельса нам объяснили, что далеко не все те чиновники, которые раньше были в лечкомиссии, перешли к ним «по наследству». «У нас остались лишь заслуженные и народные артисты, госслужащие, — объяснили в поликлинике. — Низшие ранги госслужащих обслуживаются у нас, а высшие — наблюдаются в Ждановичах. А вот если чиновник на пенсии или ушел в отставку — все, его документы направляют в обычную поликлинику по месту жительства. Пенсионеры и отставники к нам не относятся».

Дарья Высоцкая, «Белорусский партизан»

Loading...

Добавить комментарий