Курсы валют

Доллар США
2.1064
Евро
Российский рубль

Погода

-1..1 °C

Социум

Почему мусоросжигательный завод не намного лучше свалок

Image 7064

В 2018 году в Беларуси переработали 18,5% бытовых отходов — на 1,5% больше, чем в 2017-м. К 2035 году страна собирается перерабатывать четверть твердых коммунальных отходов. Но параллельно власти Минска ищут инвесторов для строительства мусоросжигательного завода.

Приверженцы сжигания мусора рассказывают, что это хороший путь, чтобы уменьшить количество свалок и избавляться от отходов. На таком заводе в Берлине каждый год сжигают 1,5 миллиона тонн бытовых отходов — это по 430 килограммов на каждого жителя столицы Германии. Каждый житель города платит соответствующий налог, за счет которого обеспечиваются сбор, вывоз и сжигание смешанного мусора или захоронение на специальной свалке биологических отходов.

— В 2017 году общий доход предприятия составил 535 миллионов евро, еще 60 миллионов получили от дочерних компаний, — рассказывает пресс-атташе компании Berliner Stadtreinigung-BSR Томас Клёкнер. — При этом каждая берлинская семья в год платит за вывоз мусора около 110 евро.

По словам представителя завода, система оснащена многочисленными фильтрами, которые максимально очищают выбрасываемые в воздух пары.

— Но абсолютно безопасного сжигания отходов не существует. По данным исследования Португальского технического университета, при сжигании одной тонны бытовых отходов в атмосферу поступает 11—19 граммов мелкодисперсной пыли, 40—50 граммов диоксида серы, до 1 килограмма окиси азота, до 40 миллиграммов ртути, а также большое количество других токсичных веществ. Это неизбежно даже при работе прогрессивных мусоросжигательных заводов с современными фильтрами, — говорит директор Центра экологических решений Евгений Лобанов.

Завод по сжиганию отходов может перечеркнуть прогресс налаживаемой системы сбора и переработки вторсырья. Он не принесет экономической выгоды и способен навредить экологии и здоровью жителей города, убежден эксперт.

Вот несколько причин, почему строить такое предприятие в Беларуси несвоевременно и нелогично.

Сжигать отходы слишком дорого

— В Москве, к примеру, работает три мусоросжигательных завода. Тем не менее они способны сжигать только около 17% образуемых в городе отходов, но при этом после их работы остается токсичная зола и ее объемы составляют треть от сжигаемых отходов. При этом еще идет и загрязнение воздуха, — подчеркивает Евгений Лобанов.

По словам Томаса Клёкнера, после сжигания бытовых отходов в Берлине остается шлак (около четверти от их объема). Из него извлекают черные и цветные металлы, а остальное отправляют на специальное захоронение.

Для захоронения требуются специальные условия, так что с помощью мусоросжигательных заводов проблему свалок не решить, убежден Евгений Лобанов.

Важно также понимать, что сжигание — это самый дорогой способ обращения с отходами. Начиная с того, что в строительство завода вкладывается в два раза больше средств — это подтверждают данные Российской академии коммунального хозяйства имени К. Д. Панфилова, — чем в создание предприятий по переработке отходов аналогичной мощности.

— Если мы говорим про возможный мусоросжигательный завод в Минске, то сейчас как раз активно идет обсуждение, за счет чего он будет работать, и кто будет платить. Есть большая проблема, связанная со стоимостью проекта, потому что существующие тарифы на обращение с отходами не позволят этому заводу быть рентабельным. А чтобы пришел инвестор, потребуются дополнительные источники финансирования, — говорит глава ЦЭР.

Берлинский завод своими парами обеспечивает электричеством 12% семей города — для этого рядом с заводом построили производство, преобразующее пар в электроэнергию. Рядом с заводом есть еще биогазовая станция, где биологические отходы путем ферментации превращаются в метан — им заправляют мусоровозы. Но судя по тому, что не во всех дворах есть специальные контейнеры для пищевых и органических отходов, компании проще собирать мусор вместе и сжигать.

Отходы завода и его выбросы вредны для здоровья людей

— Сжигание отходов превращает сравнительно безопасные бытовые отходы в токсичную золу или шлак. Остаются открытыми вопросы очистки, обеспечения безопасности, мониторинга и контроля. В Беларуси нет пока ни одной аккредитованной лаборатории, которая могла бы проводить анализы на диоксины в воздухе, то есть нет возможности качественно организовать мониторинг выбросов одних из наиболее опасных веществ, — говорит Евгений Лобанов.

Кроме этого, система сбора и утилизации опасных отходов в Беларуси, в том числе в Минске, еще только развивается. Из-за этого в смешанные бытовые отходы попадают батарейки, ртутные лампы, лакокрасочная продукция, сложные композитные пластики, которые могут содержать тяжелые металлы. Если все это будет отправляться на мусоросжигательный завод, то все вредные вещества попадут в воздух.

Наталья Колесниченко, zautra.by

Loading...

Добавить комментарий