Курсы валют

Доллар США
2.1455
Евро
Российский рубль

Погода

-2..-4 °C

Социум

Трудно доживать свой век…

Image 7093

Увы, жизнь не обмануть: приходит тот момент, когда родители стареют и теряют силы. Хорошо, если преклонный возраст проходит в здравом уме, а сил, хоть и в меньшем количестве, чем прежде, хватает на какую-никакую активность и обслуживание себя. Однако, к сожалению, нередко старость сопровождается серьезными болезнями — «Альцгеймер», «Паркинсон», онкология, слепота, инсульт, старческая деменция…

В этом случае кому-то из более молодых членов семьи приходится брать на себя заботу о пожилом родственнике. А это значит, чуть ли не все свое время и силы отдавать уходу за ним, проводить с ним дни и ночи напролет. Чтобы полноценно ухаживать за больным человеком, порой нужно оставить работу или пойти на другие жертвы. А все ли нынешние белорусские семьи в состоянии себе это позволить?

Есть выход из этой сложной ситуации: дома престарелых и специализированные интернаты.

Семья специального предназначения

…Я успела сделать всего несколько шагов по нарядной дорожке, ведущей к входу в главный корпус, как прямо передо мной оказался огромный пес.

— Кекс, проводи гостью до дверей! — приказала ему старушка, сидевшая на скамейке.

Действительно, пес отправился в обратный путь, а я задержалась на ступеньках, оглядывая ухоженную территорию дома-интерната для пенсионеров и инвалидов, расположенного в Минске на улице Ваупшасова.

Надо сказать, что сегодня в США и Западной Европе система подобных заведений достаточно развита. И в этих странах отдать своего родителя в дом престарелых хоть и не такое уж простое решение, но то действие, которое точно не вызовет массового агрессивного порицания. Для большинства же белорусов словосочетание «дом престарелых» звучит как печальный финал жизненной драмы и никак не укладывается в представление о счастливой старости, где рядом дети, внуки и дом — полная чаша.

— Для тех, кто у нас проживает, мы дом, семья, состоящая из заботливых родственников, которые практически круглые сутки ухаживают, помогают, лечат, развлекают, — рассказывает директор дома-интерната Елена Верниковская. — Сейчас у нас проживают 386 человек. Самому старшему — почти 100, самому молодому — 23 года. Контингент формируется не по возрасту, а по степени утраты здоровья и трудоспособности. Дом-интернат — общего типа, то есть у всех проживающих сохраненный интеллект и психика. Около 90 процентов постояльцев находятся на постельном режиме. У многих затруднена речь и слабый слух, так что каждый из наших подопечных требует индивидуального подхода.

— Елена Станиславовна, как можно подойти индивидуально к такому количеству жильцов?

— Все зависит от организации работы и, конечно, от сотрудников дома-интерната. Я горжусь возможностью работать вместе с ответственными, профессиональными и душевными коллегами. Случайные люди у нас не задерживаются. Самая большая нагрузка ложится на плечи младшего обслуживания персонала — санитаров. Помыть, переодеть, покормить, убрать, обиходить добрый десяток тяжелых пациентов каждый день, особенно в отделении паллиативной медицинской помощи, где 24 часа находятся тяжелобольные… Стаж работы санитаров — 10—15 лет, многие из них когда-то ухаживали за своими родственниками. Медицинские процедуры, физиотерапевтические, посещение фитобара и кабинета ЛФК… Кабинеты работают так, что возможность посетить их есть у каждого желающего. Во второй половине дня — работа художественных кружков, библиотеки, индивидуальные прогулки с сопровождающими и занятия по интересам. Что касается интерьера жилых комнат, то в каждом присутствует индивидуальный подход. Мебель делаем под заказ в соответствии с возрастными и физическими параметрами проживающих. В комнатах у инвалидов стоят невысокие шкафы, у молодых пенсионеров — компьютерные столы, у людей постарше — классические гарнитуры «диван+два кресла». В столовой питаются 120 проживающих, остальные — в своих комнатах. Вкусовые пристрастия стараемся учитывать. Питание у нас четырехразовое по двухнедельному меню, в котором и оладушки с изюмом, и сырники, и драники, и картофельная бабка. Есть фирменные блюда, которые любят все без исключения, — щи из квашеной капусты и куриное заливное. Так что в нашей большой дружной семье всегда и порядок, и достаток.

— А настоящие родственники ваших подопечных помогают?

— Нет. Нас часто навещают волонтеры. Приходят студенты БГУ, постоянно проходят у нас практику. Будущие работники социальной сферы узнают особенности профессии, получают практические навыки. Помогают вывезти инвалидов на прогулку, перестелить постели. Радует, что молодые люди могут ответственно и сердечно работать со стариками, понимают, что они постоянно нуждаются в помощи. Волонтер Вадим из БГУИР работает над нашим сайтом, волонтеры военного факультета БГУИР тоже приходят к «своим» дедушкам и бабушкам, гуляют с ними, читают, покупают по их просьбе необходимые мелочи. Я слышала, что быть волонтером сегодня у молодежи в тренде. Это — хорошая мода, особенно у нас, где надо потратить не только время, но и частицу собственного сердца.

Так сложились обстоятельства…

— Как правило, в государственные дома-интернаты на государственное обеспечение заселяются одинокие инвалиды 1-й и 2-й групп и одинокие пожилые граждане, не имеющие трудоспособных членов семьи, которые обязаны по закону их содержать. При наличии трудоспособных членов семьи граждане заселяются в дом-интернат общего типа на платных условиях, если там есть свободные места. Могли ли их близкие своими силами досматривать нетрудоспособного родственника?

— Это мы можем только предполагать, — говорит специалист дома-интерната по социальной работе Ольга Харевич. — Большинство детей и внуков, устроив беспомощного человека в дом престарелых, вздыхают с облегчением, обещают приходить и… забывают о нем. Около половины местных обитателей вообще не видят своих близких, а к кому-то близкие приходят только в день получения пенсии. Представляете, забирают даже те десять процентов, которые выдают на руки, если человек находится на полном государственном обеспечении. Часто оформление в интернат пожилого человека становится средством решения жилищного вопроса семьи. Типичная ситуация — пенсионер дарит детям или внукам свою квартиру, переселяется к ним и становится лишним, создающим неудобства, и его стараются любыми путями отдать на гособеспечение. Иногда приходится удивляться: внуки привозят 90-летнего дедушку и усиленно начинают его опекать. Невольно задумываешься: что мешало им делать это дома? А потом выясняется: дедуля вот-вот должен получить квартиру как ветеран войны. Как только квартира оказывается «в кармане», о родственнике тут же забывают. Довольно часто к нам попадают старики, дети которых уже перешагнули пенсионный рубеж. Родители в таком случае имеют право проживать в доме-интернате бесплатно. И попробуй что-нибудь сказать этим детям! Сразу возмущаются: государство должно!

— Мы не спрашиваем, почему дети решили отдать родителей в дом престарелых, — говорит директор дома-интерната Елена Верниковская. — Часто вижу, что пожилые папа и мама еще крепко держатся на ногах, и семья без особого труда их бы досмотрела. Дети объясняют, что много работают или нет возможности ухаживать за стариками из-за финансовых трудностей. Но есть категория, которая откровенно преследует корыстные интересы. Некоторые так и говорят: родились внуки, и в квартире стало тесно. Причем живут они, как правило, в квартире родителей, которых оформляют в дом престарелых. Только 10% стариков в нашем доме-интернате навещают родные. Для 90% семья — это мы. Многие истории брошенных бабушек и дедушек написаны словно под копирку: близкие обещали проведывать их чуть ли каждый день, но приезжали все реже и реже, пока не забыли о пожилых сородичах. Но! Крайне редко наши подопечные сожалеют о своей участи. Почти все старики дома-интерната оправдывают своих родственников. Говорят, мол, их можно понять: молодым сейчас сложно, много работы, мало денег, и не до стариков…

По собственному желанию

Удивительно, но есть люди, которые добровольно приходят в дом-интернат. Одной из причин является нежелание сидеть дома. Сами решили прийти в дом-интернат Таисия и Владимир Сотниковы. Они не только семейный, но и сценический дуэт. Владимир — гитарист, Таисия — баянистка. Прожили в интернате несколько лет, многих постояльцев приобщили к музыке и пению, а потом переехали в ГУ «Специальный дом для ветеранов, престарелых и инвалидов», где сразу стали самыми активными и творческими жильцами.

…Когда у Александра Василевского умерла жена, казалось, что в тот момент закончилась и его жизнь. Восемь лет он практически не выходил из дома, пока не осознал, что спрятаться в бетонной коробке от всего мира — это не самый лучший выход. Случайно на глаза ему попала газетная заметка о доме-интернате на улице Ваупшасова. Решил оформляться. Не думал, что здесь встретит свою Надежду. Поженились Надежда и Александр Василевские весной 2012 года. В интернате их называют одной из самых дружных пар.

… Андрей Александрович, которому уже 82 года, — бывший работник одного из министерств — пришел в интернат по собственному желанию. Дети у него есть. Но сын сам нуждается в опеке — страдает хроническим психическим заболеванием и находится в психоневрологическом интернате, а дочь живет в России и оплачивает содержание отца в интернате.

Простить нельзя наказывать

Надо ли заставлять детей и внуков навещать в доме-интернате забытых родственников? Может, стоит наказывать тех, кто «сбагрил» престарелую мать, а сам сдает ее квартиру в центре Минска? Нужен ли закон, обязывающий детей содержать родителей до дня их смерти? Эти и другие вопросы периодически возникают, но не находят ответа. Справедливости ради надо отметить, что такой вариант выхода из сложной ситуации, как помещение родного человека «куда-нибудь подальше на гособеспечение», вызывает чаще осуждение, чем сочувствие.

Константин Зборовский, кандидат медицинских наук:

— Если люди готовы любым способом избавиться от родного человека, я не уверен, что в такой семье ему было бы хорошо. Сегодня дико слышать некоторые мотивы, по которым стариков определяют в дома-интернаты. Складывается впечатление, что это не тот человек, который вас вырастил, воспитал, а какой-то кот, на которого у кого-то появилась аллергия и нужно быстро от него отделаться. Переубеждать взрослых детей, сложившихся как личность, в том, что они должны заботиться о своих пожилых родителях или чаще их навещать, это прерогатива школьного образования. Переубедить можно только на законодательном или административном уровне. Если у нас есть декрет № 18 о нерадивых родителях, то должен быть и декрет о нерадивых детях. В Кодексе о браке и семье нужно ужесточить ответственность детей за родителей. Вот это, возможно, и повлияет. Но мы не должны перегнуть палку. Потому что есть родители, которые о детях всю жизнь заботились и оказались в доме престарелых, а есть родители, которые вспомнили о детях, когда им что-то понадобилось. Разве справедливо будет заставлять детей ухаживать за такими родителями?

Протоиерей Владислав Свешников:

— Я считаю безнравственным решение детей отдавать родителей в дома престарелых, какими бы причинами оно ни было вызвано. Потому что это противоречит христианским нравственным принципам.

Светлана Балашова

Читайте также:

Здоровье они у нас купят: деньги есть

Да не оскудеет рука сдающего?

Я б в рабочие пошел… кто меня научит?

А что такое мы вчера пили?

Loading...

Добавить комментарий